АЛЕКСАНДР ШАГАНОВ: Я ВЛЮБЛЁН В ТЕБЯ, РОССИЯ, ВЛЮБЛЁН...

Дата: 
24 мая 2019
Журнал №: 

Его лирику многие называют есенинской. Она живая и близка каждому, кто идёт по жизни с любовью и желанием делать её счастливее и светлее для всех. И словно срисованные с августовского тёплого вечерья бередят душу его уже ставшие классикой строки: Полюшкомоё ― родники, дальних деревень огоньки. Золотая рожь, да кудрявый лён… Я влюблён в тебя, Россия, влюблён. Гость редакции ― член Союза писателей России, поэт-песенник Александр Шаганов ― о творчестве, коллегах, жизненных принципах и мужской дружбе.

Текст: Дмитрий Сурмило
Фото Илья Стариков и из личного архива Александра Шаганова

― Саша, мы с Вами познакомились почти три года назад во время детского благотворительного фестиваля Белый пароход. Знаю, Вы сразу откликнулись на призыв поддержать эту идею. Каков был побудительный мотив?
― А меня дважды упрашивать не надо. Особенно, когда разговор идёт о детском фестивале и тем более ― о поддержке ребят с ограничениями по здоровью, из неполных, многодетных семей… ≪Белый пароход≫ ― в нём участвовали мои друзья, помогали с организацией. Очень нужный проект, который несёт надежду и даёт детям веру, что чудеса случаются. Они же там не только учатся быть артистами. Они радуются, общаются, получают удовольствие, что их слышат, что их слушают, что им аплодируют. А сколько тепла исходит от них самих.

Делать добрые дела нетрудно. Да и профессия у меня обязывающая ― дарить настроение. Без этого и стихи не стихи, и песня не песня.

― Вы романтик?
― Скажу так: я 35-летний человек, рождённый в 1965 году (смеётся). Дай Бог, подольше не уходить из юности. Хотя бы в душе. Когда вступал на стезю сочинительства, главный посыл был, чтобы то, что пишу ― эмоции, переживания, чувства ― воспринимались разными людьми как свои… Первые опыты в стихосложении пришлись на 14 лет. Хорошо помню строки:

Я хотел бы жить в том месте,
где сходятся все дороги,
Где нет ни на миг тишины от раздоров
и вечной тревоги.
Не понять мне тех людей, что стремятся
к теплу и покою,
В мире мы живём только раз, и зачем
тишина нам с тобою?

― Ваша первая песня Владимирская Русьнастолько мощная… Откуда у юноши такой надрыв философия?
― Написал ≪…Русь≫ в, такая глубокая 17 лет. А по ощущениям ― да, согласен, взгляд зрелого человека, прожившего целую жизнь. Думаю, это благодаря литературе, искусству, кинематографу, которые нас тогда окружали. Как говорил Владимир Высоцкий, ≪значит, нужные книги ты в детстве читал≫. Сколько себя помню всегда увлекался русской литературой, прежде всего поэзией.

Она занимала сознание практически целиком.

Деревянные церкви Руси,
Перекошены древние стены.
Подойди и о многом спроси,
В этих срубах есть сердце и вены.
Заколочено накрест окно.
Молчаливо убого убранство.
Но зато старым стенам дано
Мерить душу с простым постоянством.
Левитан оставался один,
Если кисть замирала с тоскою.
И тогда среди многих картин
Вдруг рождалось
Над вечным покоем.
На холсте небольшая деталь ―
Церковь старая на косогоре,
И видна необъятная даль
На былинно-бескрайнем просторе.
Старорусский народный обряд…
Неподкупная гордость людская.
Деревянные церкви стоят ―
Это жизнь без конца и без края.
Деревянные церкви Руси,
Перекошены древние стены.
Подойди и о многом спроси,
В этих срубах есть сердце и вены.
Деревянные церкви Руси,
Перекошены древние стены.
Подойди и о многом спроси,
В этих срубах есть сердце и вены,
Есть сердце и вены.
                       

― А как Вы поняли, что это может стать делом всей жизни?

― Вообще-то, я физик-лирик. Окончил технический вуз, специальность ― инженер-электрик. Моей альма-матер ― Московскому техническому институту связи ― в этом году 95. Обычно про таких, как я, говорят: он из когорты времён оттепели… Точно так. Впечатлений хватало. Молодые были, в будущее пытались заглянуть. Познакомился со сверстниками, такими же начинающими поэтами. Встречались, общались, спорили о творчестве, о жизни… Где встречались? В музее Владимира Маяковского. Мой друг Саша Басов, сын знаменитого кинорежиссёра Владимира Басова, каким-то образом уговорил руководство музея, чтобы нам выделяли время по понедельникам. Творческие сборища проходили в актовом зале. Когда музей закрывался, шли в чайную. С пирожками без всяких спиртных излишеств продолжали говорить о поэзии, всё было посвящено этому. Вот такое московское ≪кипение≫ ― как в классике, ≪шумим, братцы, шумим≫… Вспоминаю

и внутренне молодею.

Что касается моих стихов, они не были востребованы. Я их показывал, деликатно представлялся в качестве творческой молодёжи…Думал, вот сейчас какой-нибудь знаменитый певец споёт мою песню… Но нет.

Когда они зазвучали, решился на то, чтобы выбрать творчество как основную профессию. Скажу честно, для этого потребовалось определённое мужество. К тому времени обоих родителей не стало. В 22 года у меня на руках была младшая сестра ― школьница, за которую я был ответственен. И уходить с гарантированного оклада инженера невесть куда ― поверьте, непросто. Благодарен судьбе за благосклонность. Всё случилось, когда я сочинил ≪Владимирскую Русь≫ и записал её с группой ≪Чёрный кофе≫.С ребятами мы были в одной творческой и возрастной ≪категории≫, а это важно ― входить в новое с людьми, которые, как и ты, начинают путь. Потом познакомился с Колей Расторгуевым, Игорем Матвиенко, Димой Маликовым. Кстати, единственным, кто спел мои песни, уже будучи популярным, был Женя Белоусов. А встретились мы, когда он ещё работал бас-гитаристом в малоизвестной группе ≪Интеграл≫.

Проходить дорогу от неизвестности до некой популярности ― самое дорогое, и со мной это случалось не единожды. И с ≪Иванушками≫, и с Серёжей Чумаковом ― всё это мои звонкие девяностые … Будто вчера, а ведь эпоха прошла. Но что радует — песни нашего ≪урожая≫ до сих пор звучат, а им больше 25 лет.

Вы вспомнили родителей и их ранний уход. Это всегда трагедия… А что Вам, молодому человеку, несущему ещё и груз ответственности за младшую сестру, помогало сохранить внутренний стержень?
― Скоро по возрасту я стану старше своего отца. Старше, но не мудрее, не душевнее и не теплее него. Поколение детей войны ― оно особенное. Жизнелюбие, открытость, огромное доверие к нам, детям. У отца было шесть классов образования, он учился в ФЗО, получил профессию маляра, отслужил четыре года на флоте. Песня ≪Там за туманами≫ ― в память о папе. Несмотря на рабочую профессию, он был настоящий интеллигент. Помню его всегда одетым с иголочки, в галстуке…

Конечно, всякое по молодости было. Студентом-первокурсником я втайне от родителей покуривал. Однажды отец застал меня за этим делом. На улице недалеко от дома всё произошло. Просто в череде прохожих наши взгляды встретились. Поняв, что попал, я начал ≪пристраивать≫ куда-то сигаретку. А папа подошёл и тихо так: ≪Я думал, ты у меня никогда не закуришь…≫. Другой бы накричал, устроил бы разнос.

Каждый раз, вспоминая эту ситуацию, вновь испытываю ту самую неловкость.

Папа — пример для меня, если хотите, жизненный ориентир. Мне кажется, сила каждой семьи — в её корнях. И даже если близких уже нет рядом — они наши самые главные ангелы-хранители. И отец ― он незримо всегда рядом.

― При множестве Ваших соавторов кого особенно выделяете?
― Главный соавтор, конечно, Игорь Матвиенко. С ним у нас какого-то недопонимания никогда не было, ни разу не ссорились. Хорошие отношения с Андреем Державиным, недавно закончили две песни. Приятельствуем давно, а совместное творчество раньше как-то не складывалось.

На опыте убедился ― если у людей происходит разрыв, то либо из-за амбиций, либо из-за денег. Сотворят совместного ребёнка, как говорят французы, ≪поженят слова с музыкой≫. А потом, смотришь, а они уже не переносят друг друга, даже не допускают упоминания друг о друге. Не могу понять логику таких людей. Я сам неконфликтный человек.

― Саша, Вы и поэт-песенник, и поэт в классическом понимании, прекрасно совмещаете два. Сложно?
― У русской песенной поэзии этих направления серьёзные традиции. Она более напевна, по сравнению с книжной поэзией отчасти легковесна, литературное критическое осмысление ― не для неё. Тем не менее многие большие поэты хотели бы писать простую незамысловатую песню, но не всем удаётся. Жизнь показывает, настоящий поэт всегда сумеет песенной строкой остаться в памяти. Напевайте свои стихи, чтобы они имели мотив, и всё получится. Пугачёва сказала замечательную фразу, когда беседовала со мной на радио ≪Алла≫: ≪Какой ты поэт-песенник?  Знаем мы их ― прочитать текст с листа нельзя! А твои стихи ― можно≫. Это, конечно, комплиментарная фраза, но она о том, о чём ты спрашиваешь. Илья Резник пошутил, что поэт-песенник звучит, как мать-одиночка. Я застал великих, которые были мэтрами нашей эстрады, общался с Леонидом Дербенёвым, Игорем Шафераном, Михаилом Таничем… Все они по-доброму относились к моему творчеству. ≪Саше Шаганову как приветы в мою юность≫ ― такую запись Михаил Исаевич оставил на моей книге. Дорожу ими.

Николай Николаевич Добронравов верно сказал, ≪написать мелодию ― это с языка музыки перевести на язык слов≫. Чем более талантливы мелодии, тем это проще сделать. ≪Там за туманами≫, ≪Выйду в поле с конём≫ я придумал на готовую музыку, что говорит о композиторских дарованиях моих друзей. Ряд песен родились как стихи, то есть сначала были строчки. Поэзия объединяет людей, и в этом задача искусства.

― С кем ещё сотрудничество стало знаковым?
― Особо памятно общение с Аллой Борисовной, с которой познакомился больше 30 лет назад. Тогда один товарищ позвонил: ≪Алласказала, чтобы приводили поэта≫. Какая Алла? ― спрашиваю. ≪Какая, какая? Алла Борисовна, у нас другой нет!≫. Надел я свой самый лучший свитер и явился ≪пред очи≫. За две недели до свёрстанной программы ≪Рождественских встреч≫ у неё дома показал две песни ≪Любэ≫. Общение длилось долго, её советы, её благожелательное отношение приятно удивили. Она не просто взяла эти песни в программу. Она, по сути, взяла на себя ответственность за совершенно новый коллектив. И после помогала не единожды. Так что для меня это было событийное знакомство.

Игорь Матвиенко ― человек, о котором я всегда говорю: люди будущего должны быть как он. Он не играет по устоявшимся правилам, он сам их формирует с благосклонностью к другим, мудро и глубоко. Огромное счастье иметь такого соавтора. Коля Расторгуев ― Господь одарил его голосом, который идёт от сердца к сердцу. В его исполнении ― огромная жизненная правда, огромная харизма, основанная на непростом опыте. Эти люди выше суеты тусовки нашего шоу-бизнеса.

О друзьях могу говорить долго, они настоящие. Но главное, мы одной крови. Как и с композитором Владимиром Матецким, с которым написаны замечательные песни. Частенько советуюсь с ним, у него поразительное чувство юмора.

Готов я и к новым знакомствам. Дай Бог, чтобы они произошли.

― Скажите, что Вас может расстроить?
― Как творческий человек, который чувствует куда острее обычного, могу сказать, что, когда случается какая-то большая напасть, мобилизуюсь. А вот расстраиваться из-за пустяков ― не моё. Не люблю опаздывать, не люблю пообещать и не сделать ― тогда места себе не нахожу. Всегда настраиваю себя так, чтобы помнилось только хорошее. На самом деле, долго пребывать в унынии негоже. Жизнь должна быть на позитиве.

― По моим ощущениям, для Вас чувство зависти совершенно незнакомо…
― Я бы сказал, абсолютно не свойственно. Никогда не завидовал какому-то материальному достатку, никогда во мне не преобладал стимул заработать много денег. Да, определённый жизненный уровень важен, но мне не нужны излишества. У нас в семье не было, и нет культа вещей, мы живём обычной скромной жизнью. Житейское благополучие, творческая гармония и здоровье ― вот три составляющие незамысловатого счастья для меня.

― А как близкие относятся к Вашему образу жизни и творчеству?
― Они ко мне относятся, как к очень добродушному человеку с определёнными странностями в плане сочинительства, живущему не совсем обычной жизнью. Дома я обычный человек со своими обязанностями. Понимаю, что сестра и жена по-человечески за меня переживают, за моё вдохновение, и стараются создать определённый комфорт, которым я окружён. Душевностью, что есть в наших отношениях, очень дорожу.

Опять же, что такое свободное время? Если иду по улице, сижу на диване, не значит, что не думаю, не сочиняю. Люблю свой город, в котором родился. Москва для меня тот же соавтор. С трудом представляю, где бы мог ещё жить. А так… бывает всякое ― и творческий подъём, и небольшие спады активности, и, скажем, материальная нехватка. Хотя деньги стимулом к творчеству не являются. Вспомни, сколько художников, сколько бардов творят без денег ― просто потребность выразить то, что волнует, переполняет. За рекордами не гонюсь, и мои родные с пониманием к этому относятся.

― У Вас взрослая дочь. Вы клёвый папа?
― Мне кажется, я хороший отец. Во-первых, своему ребёнку я, безусловно, доверяю, во‑вторых, я окружаю её заботой. Это идёт от моего отца, его отношения к нам.

Убеждён, детей нельзя воспитывать ― с ними можно дружить. Вот тут надо соответствовать. А если только нравоучениями тиранить или отмахиваться от их проблем, интересов, вопросов, нормального контакта не получится. Доверие можно заслужить личным примером. Если ребёнку 17 лет, обязательно вспомни, каким ты был в этом возрасте. С дочерью мы говорим о самом разном, интересуюсь её знакомыми, её окружением, во многом стараюсь жить её жизнью. Она это ценит.

― Что для Вас является стимулом для написания? Некоторые говорят, я что-то увидел, и это так поразило и вызвало бурю эмоций, что сел и написал. А Вы всё больше про вдохновение, про какие-то ощущения…
― Мне кажется, на уровне физиологии что-то происходит ― определённый полёт, когда открывается мир. Как я говорю, мы все в жизни обычные люди, даже скучноватые, но, когда приходит озарение, потолки становятся выше, душа открыта, сердце стучит по-иному…

― Некоторые Ваши стихи по стилистике, по теме любви к родному краю, к просторам России настолько созвучны есенинским…
― Великая поэзия Сергея Александровича…Что сказать… Быть приобщённым к ней хотя бы частично, для меня огромная честь. Бывая в Константинове, поражаюсь, как сама природа вдохновляет к творчеству. Там и дышится, и думается по-особенному. Есенин раскрыл нам красоту российской глубинки, широту русской души. Уверен, огромное количество его стихов ещё не получили своего музыкального воплощения.

― Недавно прошла презентация Вашей новой книги Мы пойдём с конём по полю вдвоём…. Прекрасная подборка стихотворений разных лет, описание событий, которые Вы пережили. Можно ли утверждать, что проза становится новым направлением, которое Вы собираетесь развивать в творчестве?
― Это такой жанр литературы, когда события, которые с нами произошли, наполнены эпизодами, достойными, чтобы их описать, а подчас и воспеть. Если такая история будет написана разговорным языком, как будто мы с тобой беседуем, это, по-моему, будет живо и увлекательно. Некоторые серьёзные писатели мне говорили: ≪Саш, ты написал в очень редком жанре, это здорово!≫. Хочу продолжить.

― Вы настолько лёгкий человек, что не только дарите людям радость, а на собственном опыте показываете, как надо жить. И это лучший пример для  подражания. Может, следует почаще рассказывать со страниц книг о добром, житейском?
― У меня есть мечты, не буду пока про них говорить, но они связаны с литературой, и я постараюсь воспользоваться твоим напутствием. Всё это ново, но в среднем порядке своих жизненных цифр я нашёл то, что мне безумно интересно, и я хочу это сделать.