БЕССПОРНАЯ ТЕРРИТОРИЯ

Дата: 
10 февраля 2016
Журнал №: 
Остров Итуруп

В своё время новость о смерти Екатерины II шла курьерской почтой до северных окраин Российской империи почти полгода. Несмотря на то что сегодня, в век информационных технологий, на это ушли бы считанные секунды, мы порой имеем очень смутное представление о том, что происходит в далёких от нас регионах. Один из них, самую восточную окраину нашей страны – остров Итуруп, посетил корреспондент «МР» Александр Троегубов. На вопросы об особенностях и перспективах развития крупнейшего острова южной группы Большой гряды Курильских островов, а также о влиянии его географического положения и политической ситуации на жизнь населения ответил не только глава администрации муниципального образования «Курильский городской округ» Игорь Иосифович Карпман, но и рядовые жители острова.

Текст: Мария Дружинина и Александр Троегубов

Фото: Александр Троегубов, Сергей Рубищев, Олег Карпушин

Аэропорт на о. Итуруп

– Игорь Иосифович, в чём, на Ваш взгляд, заключаются особенности восприятия жителями Курильских островов своей малой родины?

– Среди курильчан есть поговорка, которая очень правильно характеризует отношения между людьми и их восприятие Курильских островов как своей малой родины: «Курилы нас объединяют, а большие города разъединяют». И где бы курильчане ни встречались – на материке, в больших городах, – они чувствуют свою сопричастность. Чувствуют и те, кто прожил здесь много лет, и те, кто жил здесь совсем недолго, и те, кто просто здесь когда-то побывал. И эта связь между людьми всегда существует. Я думаю, что курильчане искренне гордятся своей малой родиной, любят те населённые пункты, где они живут. Особенно это стало заметно в последнее время: люди с большой гордостью говорят конкретно об острове Итуруп. Думаю, это связано с позитивными изменениями, которые у нас происходят, – их нельзя не заметить.

Так сложилось, что этот край всегда был очень далёким для Москвы – не доходили до него руки федерального правительства. Изменения начались с принятием Федеральной целевой программы развития Курил, к осуществлению третьей части которой мы и приступили. Она рассчитана до 2025 года. Первая проводилась с 1997 по 2007-й, вторая – с 2007 по 2015 год. Благодаря этой программе стандарты жизни наконец начали меняться. В первую очередь это нашло отражение в транспортном сообщении между Сахалином и Курильскими островами: открылся новый гражданский аэропорт. Это событие стало рубежным для острова в целом и для каждого жителя в отдельности: они делят свою жизнь на ту, что была до открытия аэропорта, и ту, что началась после.   

– Как будет влиять на развитие острова открытие аэропорта гражданского пользования?

‒ Во-первых, впервые в России построили совершенно новый аэродром на совершенно новом месте: была тайга, болото. Семь лет аэропорт строился. Это серьёзный объект: 2300 метров длина полосы, 45 метров ширина. Могут садиться самолёты серьёзного класса: Боинг-737 совершал тестовый полёт. Сюда прилетают реактивные самолёты всех классов – количество рейсов значительно возросло, и расписание стало плотнее: шесть рейсов в неделю. Для нас это беспрецедентный шаг вперёд!  Раньше люди ездили в аэропорт за 60 километров по бездорожью, и результат был непредсказуем: будет ли погода… Теперь гораздо лучше условия: пять минут по асфальтированной дороге. Да это лучше, чем на материке! 

Совершенно новые очертания приобрёл и Курильский морской порт в бухте Китовая. Сегодня это бухта со многими причалами, в том числе есть Большой океанский причал длиной 147 метров, с хорошей глубиной. Пассажирский теплоход подходит и швартуется непосредственно у причала. Причём больших причалов у нас два. И расписание, особенно в летний период, довольно плотное: судозаходы два-три раза в неделю. Теперь люди имеют возможность через комфортабельный морвокзал проехать на автобусе прямо к судну и по горизонтальному трапу с обычным чемоданом на колёсиках зайти прямо в каюту теплохода. Раньше, до ввода в эксплуатацию этого причала, погрузка осуществлялась при помощи маленького плавсредства в условиях качки – это слабо соответствовало нормам безопасности. Сейчас с этой точки зрения людям стало удобнее.

Порт Курильска, у причала стоит теплоход «Игорь Фархутдинов»

– На Ваш взгляд, это больше политический или экономический шаг?

– Я считаю, что всё-таки это политический и социальный шаг – реальный шаг навстречу людям, которые здесь живут. Такой шаг, который реально приблизил людей, живущих на Курилах, к стандартам жизни, к которым люди давно привыкли на Сахалине, а на материке и вовсе всегда спокойно пользовались и авиа-, и водным сообщением. Сейчас, в последние два-три года, это пришло и на Курилы.

– Какие существуют перспективы в разработке единственного на территории России месторождения рения, которое находится на вулкане Кудрявый?

– О рении говорят уже давно. Да, это очень редкий металл, и это единственное место в России, где он может добываться, но добывать его очень сложно: из газов, которые выходят из кратера вулкана. На данный момент есть ряд экспериментальных установок, которые разрабатывались вулканологами. Генрих Семёнович Штейнберг, несмотря на преклонный возраст, продолжает эту работу.

Понимаете, недра, рыба и природные ресурсы – это федеральные ресурсы. Мы участия в регулировании этой деятельности не принимаем, но со своей стороны приветствуем всё то новое, что могло бы дать какой-то толчок экономическому развитию островов. То есть мы по своей муниципальной линии будем только рады, ведь это новые рабочие места, новые налогоплательщики и опять же улучшение транспортного сообщения. Например, добыча золота на Урупе даёт нам дополнительное вертолётное сообщение, иногда очень нужное во время разного рода сложных ситуаций, связанных с работой санавиации. Плавсредства у них здесь появились – это тоже даёт возможность какого-то дополнительного манёвра для пароходов, которые ходят между Итурупом и Урупом. Хотя на острове нет посёлков, но, тем не менее, там сейчас большое количество работающих людей. И здесь, на Итурупе, они как налогоплательщики, как избиратели нам тоже очень важны.

Сегодня только рыба приносит доход в местный бюджет. Вся остальная деятельность также связана с рыбой, с добычей водных биологических ресурсов. Добыча полезных ископаемых может стать ещё одним серьёзным направлением, которое могло бы осуществляться в Курильском городском округе. Однако и экологический баланс важен: чтобы здесь добывались тихоокеанский лосось, горбуша, кета, важно сохранить экологическую систему, не подорвать её. В перспективе здесь, наверное, могло бы добываться много полезных ископаемых. Но этот остров ‒ в первую очередь для рыбы и для рекреационных целей. Здесь очень важно не нарушить эту тонкую грань при разработке полезных ископаемых, чтобы сохранить красоту острова, его побережье, его уникальную экологическую систему, флору и фауну.

– Как это будет влиять на развитие острова и аэрокосмической сферы России в целом?

– Это не муниципального уровня вопрос. Конечно, понятно, что Россия – это страна, которая самостоятельно осваивает космическое пространство и в этой сфере является одним из лидеров. Нам как патриотам России и Курильских островов хотелось бы чувствовать свою причастность к этому. Однако подобные вопросы лучше адресовать специалистам в этой области.

Белые скалы – побережье Охотского моря на о. Итуруп
Кислотная река у вулкана Баранский, место отдыха курильчан

– Как политическая напряжённость между Японией и Россией сказывается на каждодневной жизни, быте жителей острова?

– На мой взгляд, не сказывается никаким образом. Мы давно дружим с нашими японскими товарищами, и безвизовый обмен, начавшийся в середине 90-х годов, этому способствует. В его рамках к нам приезжают японские группы, причём достаточно высокого уровня: чиновники, члены парламента, руководители крупных компаний. Простые люди – жители Курильского городского округа, Южно-Курильского городского округа – тоже регулярно посещают Японию. Это такое информационное окно в общении между Японией и Россией. На первом этапе безвизовый обмен играл серьёзную, важную роль, сейчас же ажиотаж стих. И если раньше среди курильчан были популярны поездки в Японию, то сегодня мы с трудом набираем группы.

Япония, со своей стороны, пыталась и пытается использовать безвизовый обмен в плане продвижения идеи, что северные территории были захвачены СССР, что эти острова должны быть возвращены Японии, что России они принадлежат не по праву. Когда к нам приезжают японские делегации, мы прежде всего просим их не вовлекать наших граждан в беседы, а тем более в дискуссии политической, территориальной принадлежности этих островов помимо их воли. Но и в японском обществе идёт дискуссия, поскольку безвизовый обмен финансируется в основном японской стороной, за счёт их налогоплательщиков. Кроме того, их делегациям мы говорим в первую очередь о том, что находимся в составе Сахалинской области, в составе Российской Федерации  – все признаки государственности здесь присутствуют. Рассказываем, что Россия много внимания уделяет экономической составляющей, развивает транспортную инфраструктуру, социальную инфраструктуру, показываем, какие социальные объекты за последнее время были построены: школы, детские сады, больницы. И японцы прекрасно видят, что острова меняются в лучшую сторону. Может быть, это не добавляет настроения тем, кто организовывает этот безвизовый обмен, но обычные люди, японцы, приятно удивлены, что происходят такие изменения.  

Не нравится японской стороне то, что здесь присутствуют крупные компании, такие как группа компаний ЗАО «Гидрострой». Были высказывания в японской прессе о том, что «Гидрострой» здесь является фактором стабильности, он развивает производство и что деятельность «Гидростроя» напрямую препятствует работе японских политических кругов по возвращению этих островов в состав Японии. Мы же, жители Курил, прожив здесь много лет, считаем, что эти острова российские, и вопрос о передаче их японской стороне не стоит ни в каком виде. Но мы готовы дружить, поддерживать связи между Японией и Россией, участвовать в безвизовом обмене. Заявления, которые на федеральном уровне делаются японской стороной о визите очередного министра или премьер-министра на Курильские острова, кроме улыбки, у нас ничего не вызывают. Это наша территория, и приехать сюда может любой гражданин РФ, а уж руководство страны должно здесь бывать, мы считаем, регулярно, чтобы люди не чувствовали отдалённости и понимали, что наше правительство, наш центр, собирается и дальше развивать эту территорию.

Вид на администрацию и Дом культуры
Территория ЗАО «Гидрострой», на переднем плане здание спортзала. Спортзал открыт для всех жителей

МНЕНИЕ КУРИЛЬЧАН

Валентина Ивановна Циркунова, фельдшер скорой помощи Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Сахалинской области «Курильская центральная районная больница» (ГБУЗ «Курильская ЦРБ»):

«Работаю здесь с 2007 года. Люблю остров без памяти: мне нравятся и погода, и природа, и люди, и то, что сейчас происходит. Недавно открыли новый аэропорт красоты необыкновенной. Люди замечательные там работают: уважительные, доброжелательные, отзывчивые. Ну и, конечно, мы рады, что сейчас можно добраться до Южно-Сахалинска всего лишь за полтора часа.  

Политической напряжённости с Японией мы не ощущаем. Когда они приезжают, мы их часто приглашаем к себе домой. Никаких каверзных вопросов они не задают, так, нейтральные – дети, семья, работа, – и быт обязательно смотрят. Ну и безвизовые поездки мне нравятся. В очередной раз еду в Японию 26 сентября. Рада. Там у нас уже и друзья есть».

Юрий Тамасович Циркунов, заместитель главного врача ГБУЗ «Курильская ЦРБ»:

 «Я жил на Северных Курилах очень долго, и на Итурупе живу давно. Видимо, эта изолированность и суровые условия жизни накладывают свой отпечаток – здесь существует особая общность людей, которые отличаются по своему менталитету от жителей основной части России. Я до сих пор общаюсь с людьми, уехавшими с Курил – особенно с Северных Курил – много лет назад. Встречаемся практически как родственники – общность здесь уникальная. И, пожалуй, курильчан отличает преданность: многие возвращаются сюда. Для тех, кто здесь прижился, уже где-то в другом месте жить будет тяжело. Я на Курилах 29 лет, поэтому в чём-то уже коренной житель.

Открытие аэропорта должно дать большой толчок для развития туризма, которое сейчас сдерживают слабая инфраструктура и очень тяжёлая транспортная схема. Конечно, если сюда будет летать большой самолёт, то и больше людей будет приезжать – вот оно, прямое развитие Курил. Сейчас большое внимание уделяется Курилам, и, естественно, в открытии аэропорта есть своя политическая составляющая, но я считаю, что это больше экономический шаг.

Насчёт месторождения рения я ничего сказать не могу: если поставят такую задачу, его разрабатывать будут. Когда острова принадлежали Японии, разрабатывали месторождения серы, вывозили – это считалось выгодным. Насколько я знаю, рений – очень дорогостоящий металл, и в мире есть всего два месторождения, где можно его добывать открытым способом: у нас и в Исландии. На развитие острова это, естественно, будет влиять, потому что налоговая база увеличится, будут развивать инфраструктуру, появятся новые предприятия, новые рабочие места, будет нужно этих работников обслуживать: сфера питания, магазины… И это естественно, ведь новые предприятия дают толчок развитию территории.

По поводу отношений Курильских островов с Японией. Я две недели был там на стажировке, общался со многими жителями и могу сказать, что именно между жителями Курильских островов и японцами напряжённости нет. На мой взгляд, это чисто политический вопрос. А то, что на высшем уровне решается, – это дело политиков, это не наше дело».

София Николаевна Алексеевских, администратор гостиницы «Итуруп»:

«Живу здесь с 1995 года. Для меня это уже, можно сказать, родина. И знаете, в основном все воспринимают Курилы именно как родину. Причём многие если и уезжают, учиться даже, то возвращаются сюда, как ни странно: любят свой остров люди. Я, например, сама хоть и не родилась здесь, но, уезжая в отпуск, скучаю.

Аэропорт, конечно, мы все ждали. Это даёт толчок развитию острова.  

Что касается перспектив разработки месторождения рения, если будут привлекать на работу и местных жителей, то я только за. Ведь это будет влиять на развитие острова, вопросы многие будут решаться – легче жить, наверное, будет.

Напряжённость между Японией и Россией никак не сказывается. В общем-то, с японцами дружим, они приезжают к нам по безвизовой, мы туда ездим. Отношения ровные. А уж что там до большой политики, то людям в основном дела-то и нет. Но, конечно, ни пяди не отдадим родной земли».

Вячеслав Леонидович Затыка, водитель автобуса в ЗАО «Гидрострой» на острове Итуруп:

«Работаю в «Гидрострое». Работа меня устраивает, и мне нравится тут жить – я рад, что попал на этот остров. Семья у меня не здесь, а так была бы возможность – я переехал бы сюда.

Хорошо, что сделали тут аэропорт, потому что раньше он был только в Буревестнике, и, бывало, люди не могли улететь отсюда по две-три недели. Каждый день вылеты есть. Теперь можно в любое время прилететь и улететь обратно.

Вообще с 2008 года, когда я приехал сюда, остров сильно изменился в лучшую сторону».