ВОЙНА И МИР ПОЛКОВНИКА И ПИСАТЕЛЯ ИВАНОВА

Дата: 
18 февраля 2019
Журнал №: 

Глава Союза писателей России ― традиционно важная «командная высота». Памятны «эпохи» Сергея Михалкова, Валерия Ганичева (давнего друга и автора МР). Ровно год назад председателем правления Союза писателей России стал Николай Иванов, писатель, журналист, широко известный военными повестями, очерками, беседа с которым будет, несомненно, интересна читателям МР.

Текст: Игорь Шумейко
Фото из личного архива Николая Иванова

Н. Иванов

― Николай Фёдорович! Рады приветствовать Вас в редакции журнала, который давно и пристально следит за работой наших ведущих писателей и самой организации.
― Спасибо. Я давний читатель МР, помню Вашу беседу с Валентином Григорьевичем Распути­ным ― видел её потом, многократно перепечатанную многими СМИ, с Валерием Николае­вичем Ганичевым, Юрием Поляковым, поэтом, издателем Сергеем Дмитриевым, да и Фёдора Конюхова, Наталью Нарочницкую мы тоже числим в своих рядах.

― Наверное, правильно будет сказать, что сегодня Вы только в начале большого пути на посту председателя правления самого крупного творческого объединения писа­телей России. Что планируете сохранить и продолжить из наследия своего предшественника Валерия Николаевича Ганичева, который возглавлял Союз писателей России более двух десятилетий?
― Это были тяжелейшие времена для руковод­ства организацией, которую одномоментно лишили всякого финансирования. Но Союз не только не потерял ни одной региональ­ной организации, но и выработал определён­ный иммунитет, как не поддаваться рваче­ству, не опускать руки, не предавать идеалы. Деятельность команды Ганичева замещала целые институты политиков по выработке национальной идеи. Они её не вырабатыва­ли ― они её брали из глубин народной жизни, искали в нашем генетическом коде. Звучит она так: «Дайте нам жить в красоте, личном достоинстве и гордости за наших предков и нашу историю».

― Прошёл год после XV съезда Союза писа­телей, который по ощущениям и борьбе за пост председателя между Вами и Сергеем Шаргуновым можно, пусть и относительно, но назвать «горячей» точкой. Некоторые выступления вызывали опасения будущего «раздрая» в духе конфликтов, разрывавших союзы писателей, кинематографистов СССР ― которые и «озвучили, просигналили пере­стройку» со всем последующим… Большим облегчением было увидеть ваше дружеско- рабочее общение. Какие пункты программы «соперника» Вы приняли во внимание?
― А программы, по большому счёту, не могут сильно разниться. Труд председателя — не толь­ко и не столько собственные книжки, а работа с региональными организациями, которых у нас 91, то есть в каждом субъекте федерации, а кое-где есть ещё и городские. Это создание атмосферы для творчества других, решение каждодневных хозяйственных проблем.

Дополнительный материал: 
XV съезд Союза писателей России

Существует, безусловно, некая разница в воз­можностях того или иного руководителя. Да, я пришёл не из бизнеса, за моей спиной не было работы ни в ЦК партии, ни в крупнейших издательствах, которые давали бы связи во властных структурах. Но это, как оказалось при голосовании, далеко не главное для твор­ческих людей. Мне даже порой кажется, что при той жёсткой присутственной дисципли­не, которая установилась в Госдуме, Сергею Александровичу Шаргунову, как депутату, было бы тоже достаточно сложно решать чисто писательские дела. Так что здесь мы урав­новесили друг друга. Могу констатировать и повторяю это не единожды: мой первый заместитель Сергей Шаргунов — та рабочая лошадка, которая вспахивает свой клин земли, трудясь на общий результат. Каких-то раз­ногласий или неприятия у нас нет. Потому побеждает дело.

― Вы приняли Союз в непростой период его истории. Этот факт известен всем писате­лям. Но Вы и сейчас называете Ганичева, слышал не раз: «наш капитан». Стремление многих заинтересованных в развале Союза, в отнятии у него знаменитого здания на Комсомольском проспекте ― также обще­известно. В каком состоянии выходит Ваш «корабль» из послесъездовских бурь? Какие показатели характеризуют его положение, влияние? Что беспокоит? Каким видится Союз спустя год после съезда?
― Ветер в парусах СП России всегда ― све­жий, упругий, позволявший держаться кораблю не просто на плаву, а идти вперёд. Наши предшественники создали такой задел прочности в организационной и, главное, в нравственной основах структуры Союза, что нам хватает это­го задела до сих пор, несмотря на безденежье, попытки рейдерских захватов зданий, а в не­которых случаях, несмотря на пренебрежение или игнорирование местными властями наших региональных организаций. Мы сохранились, не распались, не разбежались. Но, как говорится, на старом багаже далеко не уедешь. И задача нового секретариата — на основе накопленного опыта и авторитета создавать условия для раз­вития литературного процесса в России.

Союз, несомненно, продолжит движение вперёд. Мы не будем жить с вывернутой на­зад шеей, но не забудем и Екатерину Великую, о которой Валерий Николаевич тоже сказал своё литературное слово. В минуты сомнений та не­изменно восклицала: «Надо посмотреть у Петра Алексеевича. Наверняка он об этом думал.

В подобных случаях — а это, в первую оче­редь, творческие процессы, ― мы тоже будем останавливаться и сверять свои поступки с деяниями тех, кто был до нас. Они наверняка о многом в нашей жизни думали. Нужно лишь соотносить это с реалиями сегодняшнего дня. Назрела необходимость систематизации дея­тельности в регионах: по присуждению лите­ратурных премий, работе приёмной комиссии, литературным наградам. Выстраиваем отно­шения с литературными журналами. Продви­нулась вперёд системная работа с молодыми авторами. Начался обмен членских билетов, который позволит произвести некую мягкую ревизию рядов.

 Н. Иванов принимает от писателей- фронтовиков копию Знамени Победы для Союза писателей России

Что касается оценки первых результатов ра­боты новой, а по сути, старой команды, потому что никто из коллектива не ушёл, — то её я услышал совсем недавно от одного из старейших писателей России: «У Союза появились краски».

А мы просто систематизировали работу. Чётко обозначили приоритеты — это региональ­ные организации и молодые писатели. За год удалось лично посетить более 20 регионов. Са­мыми плодотворными в этом плане оказались поездки в Курск, Орёл, Воронеж, Иркутск и некоторые другие регионы, где прошли встречи с губернаторами. Хочется поблагодарить руко­водителей местных писательских организаций, которые готовили встречи и прорабатывали вопросы, всё делалось ради улучшения жизни местных писателей. В Курске подписано соглашение о совместной деятельности между администрацией области, Союзом писателей России и Курской региональной организацией, в котором оговорены участие писателей в лите­ратурно-патриотических чтениях, возведение литературных премий «Курская дуга» и имени Евгения Носова в ранг «всероссийских». Хоро­шие заделы на будущее сделаны в Республике Коми и Дагестане, особенно в плане перево­дной литературы и учреждения премии для переводчиков. Доволен поездкой в Оренбург, Тюмень, Новосибирск, Псков, Ростов, Улья­новск. Удалось побывать в Риге и Кишинёве, встретиться с членами союза писателей России в Латвии и Молдове. Активизировалась рабо­та в Татарстане — единственная республика, где фактически не имелось нашего отделе­ния. Реанимировано отделение в Набережных Челнах, трёх поэтов приняли в Союз из Каза­ни. Составлены списки членов Союза писате­лей России в Казахстане. Предстоят поездки в Минск — у нас объединённый с Беларусью Союз писателей. Впереди необходимые встре­чи с писателями Забайкалья, Благовещенска, Челябинска, Кузбасса.

― На съезде прозвучала повергшая в задум­чивость цифра молодёжи в составе СП Рос­сии ― всего 4 процента.
― Она всех насторожила. В 12 организациях нет членов Союза моложе комсомольского возраста. Понятно, что писатель — это во многом сплав житейской мудрости и таланта. Но дубрав без подлеска не бывает. Потому был создан Совет молодых литераторов во главе с Андреем Ти­мофеевым. Молодёжь словно ждала отмашки. Прошло четыре Всероссийских совещания молодых писателей. Причем сами совещания мы чётко «загнали» в рамки положений о них — областные, межрегиональные и всероссийские. Статус «всероссийских» получают те, на ко­торых присутствует не менее 50 человек из четырёх и более федеральных округов, а руко­водят семинарами не менее семи секретарей Союза. Пошли на то, чтобы обсуждались как традиционные проза и поэзия, так и критиче­ские статьи, драматургия, переводы. Семина­ры показывают― в литературу идут сильные, интересные, умные авторы.

При наших отделениях созданы 15 реги­ональных отделений молодых литераторов. В Союз принято по рекомендациям Совета молодых литераторов 17 человек. Для огром­ной страны ― капля в море, но формируется система, что не может не радовать.

У памятника героям фильма «Офицеры» на Фрунзенской набережной

Мы пошли на ещё одно новшество, предло­женное на съезде: засчитываем на приёмной комиссии три прозаические и пять поэтиче­ских публикаций в толстых литературных жур­налах за книгу. Порой книгу издать легче, а уж тиражом в 10―25 экземпляров… Журналы по знакомству не печатают, они борются за под­писчика, у них ограничена площадь. Но такая цепочка потянула процесс дальше — провели «ревизию» литературных журналов, которые могут считаться выходящими при содействии Союза писателей России. Как итог — повыша­ется качество текстов, публикации становятся весомее, в журналы выстраивается очередь желающих быть в них опубликованными. Ров­но также приводим к единой системе лите­ратурные награды. У нас появились «Заслу­женные поэты», «Народные писатели» ― но всё это местечковость, никакого отношения к СП России не имеющая. Подтвердим и обо­значим все медали и звания, которыми могут гордиться писатели, и которые будут иметь всероссийский статус.

― Контроль и учёт…
― От него легче будет жить и самим региональ­ным организациям. По решению съезда с янва­ря начался обмен членских билетов, который не проводился с незапамятных времён. За этот период появились не только альтернативные «корочки», но и всевозможными лазейками воспользовались те, кто при нормальном учё­те никогда не стали бы членами Союза. Ждём списки от организаций, кто у них состоит на реальном учёте с ксерокопией прежнего биле­та — кто и когда подписывал. Без ксерокопии о прописке кандидата региональная организа­ция не имеет права рассматривать и подавать документы на приём. Где родился — там и при­годился. Бывают исключения, но они ничтож­но малы в масштабах страны, и секретариат с такими эпизодами справляется. Но живущий в Сибири человек не сможет вступить в Союз в Подмосковье. Устав один для всех.

Проблема явственно возникла, когда в реги­онах стали давать стипендии и субсидии на из­дание книг местным авторам. Тут и проявились зашедшие в Союз с «чёрного хода» и до поры до времени «любовавшиеся» своим званием писателя. Плакали и некоторые библиотеки: тот или иной писатель замучил предложениями о творческих вечерах, буквально требуя встреч с читателями и презентаций своих книг, прикрываясь корочками члена СП России. Теперь у руководителя местной организации будет выверенный список — за качество книг и жизненную позицию какого писателя мы отвечаем. Так что не вижу трагедии в обмене билетов. Старые «корочки» оставляем на память обла­дателям. Это их судьба, их жизненная история.

В Афганистане. 1982 г.

Из организационных дел отмечу заверше­ние ремонта в здании на Комсомольском, 13; посадку сада Шолохова на родине классика; «прорыв» на Красную площадь и ВВЦ в качестве участников книжных ярмарок. Своим участием мы вернули на Красную площадь живое слово, потому что на нашей площадке прозвучало более 500 стихотворений, песен. Провели пре­красный юбилей — 60-летие Союза писателей России. Возложили цветы на могилу первого председателя — Леонида Сергеевича Соболева. Разыскали его внучку Галину Игоревну Михальцеву. Вместе с вдовой Василия Ивановича Белова — Ольгой Сергеевной ― они вручали на сцене призы и дипломы только что утверж­дённой премии имени Л. С. Соболева «Лучшей региональной организации Союза писателей России». Ими признаны отделения в Курске, Челябинске, Якутске, Воронеже, Самаре. Мы пошли дальше. Прекрасно понимая, что необ­ходимо замечать тех руководителей регионов, которые помогают писателям справляться с проблемами, учредили почётное звание «Гу­бернатор литературной России». Его получили руководители Белгородской, Иркутской и Улья­новской областей. Так что губернаторов у нас стало на три больше.

― Уже по этим штрихам видна активизация работы Союза. Как Вы думаете усиливать присутствие организации в медиапространстве страны?
― Согласимся, многим медиа нужны, в первую очередь, скандалы. Недавно было заседание нашего Совета по сказкам. Тема важнейшая, а никого из прессы нет. Предложил: а вот да­вайте вы, сказочные писатели, избейте меня, председателя. Через полчаса здесь будут все телекамеры…

К сожалению, такова данность. В то же вре­мя говорю своим региональным председате­лям: делайте общественно значимые громкие дела, проводите их настолько ярко, чтобы не заметить вас было бы нельзя хотя бы местной прессе. На местах, впрочем, тема культуры и искусства освещается шире. Любой мой приезд в регион — это обязательно интервью печатным СМИ и выступление на телеканале. Центр пере­насыщен информацией, избалован скандалами и сам себя подсадил на такую информационную иглу. Но двери открывает имя, которое начер­тано на обложке книги. Значит, нам надо бегать не за сенсациями, а писать хорошие книги. Поэт и публицист Арсений Голенищев-Кутузов предупреждал: «Чем больше кричат о человеке его современники, тем скорее и полнее забы­вают о нём потомки». Задача Союза — думать не о крике дня нынешнего, а мнении потомков о нас и наших книгах.   

Сборы по обучению военных корреспондентов

― СП России всегда был важным фактором дружбы российских народов, национально­го сплочения, трибуной для патриотической интеллигенции. Какие шаги планируете в этом направлении?
― Мы упомянули о переводной литературе. В Сыктывкаре с министром культуры республи­ки договорились в наступившем году провести мастер-классы с переводчиками. Всероссий­ское совещание переводчиков поддержал глава Республики Дагестан В. Васильев. На приёмной комиссии однажды раздались голоса прини­мать в Союз писателей только тех, кто пишет на русском языке. Но мы понимаем, языки на­родов России, уважение к ним и развитие — это сила нашего многонационального Отечества. И если вдруг когда-то получится возродить государственное издательство, пусть оно будет названо «Дружба народов». Великий дипломат и поэт Ф. Тютчев как-то воскликнул:

«Единство, — возвестил оракул наших дней, —
Быть может спаяно железом лишь и кровью…
Но мы попробуем спаять его любовью, —
А там увидим, что прочней».

Пожалуй, лишь в Башкортостане в составе Союза писателей республики численное боль­шинство за национальными поэтами и проза­иками, пишущими на башкирском языке. В Ре­спублике Коми пишущих на русском и языках народов Севера ровно половина на половину, и этот паритет соблюдается долгие годы. В Да­гестане писатели часто пишут на родном языке, но в республике сумели возродить прекрасную школу перевода, и практически каждый ли­тератор доступен читателю на русском языке. Просто там помнят горькие слова Расула Гам­затова, сказанные им перед смертью, когда вместе с СССР рухнула школа художественного перевода: «Раньше я был поэтом аула и плане­ты, а сейчас я снова стал поэтом одного аула».

Приоритетны писательские отношения с собратьями по творчеству в странах СНГ, но, повторюсь, я — председатель Союза писателей России, и мне важнее всё то, что происходит внутри страны.

― Что скажете о современной прозе, поэзии? Идут ли они в ногу со временем?
― Хотелось бы более чёткого и внятного ли­тературного шага. Меня интересует человек созидающий. Замечаем ли мы, писатели, та­ких людей? Только что вернулся из Центра подготовки космонавтов. В шутку выразил недовольство работой Центра: за последние годы не вышло ни одной книги о современ­ной космонавтике, о людях этой профессии. Характеры-то уникальные, материал, кото­рым они обладают — уникален. Переживания и личные наблюдения — неповторимы. А где это в литературе, хотя бы в документалистике? В апреле готовим целый писательский десант в Звёздный городок, хочется, чтобы мы сделали шаг навстречу друг другу.

Снова лететь на юг. Но не на отдых к морю…

― Тут МР может «отрапортовать»: мы пу­бликовали большую беседу с космонавтом нового поколения Юрием Батуриным.
― Да, хороший материал. Надеюсь, Вы продол­жите, ведь тема космоса ― особая для нашей страны… Не так давно были в Сирии, на базе нашей группировки войск. Писателей ждут некоторые отдалённые гарнизоны — это если говорить о людях в погонах. Планируем вылет писателей в Сибирь на нефтеразработки. Чело­век труда — наша тема, наша ось притяжения.

― Обращаясь к Вашему опыту участия в бо­евых действиях: Афган, Чечня, Цхинвал, Крым, Донбасс, Сирия, скажите, Ваша по­весть «Вход в плен бесплатный, или Расстре­лять в ноябре» ― абсолютно документальна?
― Не абсолютно. Потому что некоторые момен­ты я опустил: нельзя давать боевикам знания, которые вырабатываются в плену. Как гово­рят китайцы, последней войны не бывает, так что лучше поберечь тех, кто может оказаться в плену или в заложниках.

― Поэтому Вы, даже возглавляя Союз, про­должаете преподавать экстремальную жур­налистику на курсах «Бастион»?
― Более десяти лет эти курсы по подготовке журналистов проводятся Союзом журналистов Москвы совместно с минобороны, МЧС, други­ми силовыми структурами. Стараюсь научить, как нужно готовиться к командировке, как вести себя в «горячих точках», при захвате в за­ложники. Изучаем на практике поведенческие нормы в плену, при общении с охраной. Анали­зируем действия редакционных коллективов в ситуации, когда их сотрудник оказался в беде. И всегда повторяю: при вашем освобождении жизнью будут рисковать те, о ком вы пишите или кого снимаете. Поэтому думайте и об этом: пойдут ли ради вас на риск герои ваших репор­тажей? Как вы о них отзывались? Как работали с материалом? Через курсы прошло более 700 российских и иностранных журналистов. Слава Богу, все живы.

― Кого из современников отметили бы и по­чему? Из молодых дарований?
― Председателю Союза писателей нельзя от­мечать кого-то конкретно, иначе обидится остальная часть, не названная… Мне нравится, как работает Совет молодых литераторов. Мы создали его год назад, но он буквально ворвался в некоторые города и регионы, заставил молодёжь поверить в то, что в Союзе писателей России ждут новые таланты.