ГАНЗА - КОРОЛЕВА СРЕДНЕВЕКОВОЙ БАЛТИКИ

Дата: 
23 августа 2018
Журнал №: 

Ганза, крупнейшая монополистическая сила, имевшая с XII по XV век практически неограниченную власть среди торговцев Северной Европы. В продолжение данной темы, начатой в 61-м номере МР, — материал нашего корреспондента о морском могуществе Ганзейского союза.

Текст и фото: Ирина Доронина

 

Современный Любек

Любек и гильдии
В1143 году Адольф II, граф Шауэнбурга, неподалёку от руин славянской крепости на территории Буку возводит город и называет его Любек. Для строительства центра междугородной торговли он приглашает в регион, обезлюдевший в ходе многочисленных войн, переселенцев. Однако вскоре Любек становится жертвой разрушительного пожара, после которого по приказу Генриха Льва в 1159 году его восстанавливают и дают ему особые привилегии. Торговцам из Скандинавии и Руси предлагается мир и свободная торговля.

Когда население города становится более-менее равномерным, предприимчивые граждане начинают создавать сообщества, что для того времени является типичной формой организации. Необходимость объединения диктуется желанием обеспечить взаимную безопасность и поддержку, которые особенно важны на море, ведь одинокие суда чаще подвергаются свирепому грабежу со стороны пиратов. Сообщества немецких купцов, основанные за границей, стали именоваться Ганзой (Hansa — группа, союз). Свидетельство об этом дошло до нас в виде цитаты английского короля Генриха III, который в 1267 году даровал купцам из Любека и Гамбурга право «вести свою Ганзу...» — торговлю в Англии.

Ганзейский когг в Музее судоходства в Бремерхафене

Береговое право
Опасность для одиноких торговых судов представляли не только пираты. Ещё с античных времён было известно и действовало так называемое береговое право. Жители побережья могли претендовать на выброшенные после крушения на берег грузы и спасшихся людей, для чего порой сами выставляли ложные маяки и заманивали суда на мелководье.

Причины такой жестокости, кроме желания лёгкой наживы, скрывались в страхах и предрассудках. Местные опасались, что под видом обычных моряков на судах скрываются разбойники; выживших приносили в жертву мнимым богам. Расправлялись с моряками, в том числе и из-за страха, что они впоследствии отомстят или наведут порчу.

Объединившись в Ганзу и нарастив торговые мускулы, купцы постепенно освобождают себя от подчинения береговому праву, чему способствует важный для Ганзы Штральзундский мир, благодаря которому города Ганзейской лиги получают право на свободную торговлю в Балтийском море и освобождаются от уплаты выездных пошлин. Все найденные ганзейские грузы должны в целости и сохранности возвращаться владельцам. В XIV веке поистине королевская сила Ганзы позволяла нанимать такие армии, что в случае неповиновения жителям побережья грозила настоящая война с расправой и возвратом утраченного имущества.

Генрих Судерман, официальный член Ганзейского союза из Кёльна

Когги — главные ганзейские суда
В середине XII века в бассейне Балтийского моря когг последовательно вытесняет корабли скандинавской и славянской постройки и становится главным морским судном Ганзы. Помимо дощатого корпуса с обшивкой, характерной особенностью когга является его руль в кормовой части корабля, который позволяет проще выполнять маневрирование судна, чем боковой руль, используемый ранее в скандинавском судостроении. В Любекском музее Ганзы имеется информация, что на строительство одного когга отводилось примерно 4,5 тысячи человеко-дней. По данным, приведённым в научной статье контр-адмирала Константина Шопотова, длина когга доходила до 28 м, ширина — 8 м, высота борта — 7,5 м, осадка — до 3 м. Грузоподъёмность ганзейского когга составляла от 200 до 500 тонн.

Жизнь и работа в море
Согласно более поздним источникам и по опыту мореплавания под парусами на крупных коггах, реконструированных по образцу XIV века, экипаж торгового судна, вероятно, насчитывал не менее одиннадцати человек: шкипер, штурман, восемь матросов и повар. Шкипер чаще всего был и хозяином когга, и купцом. Штурман с помощью румпеля управлял кормовым рулём, матросы — парусом и якорем. Матрос забирался на мачту по бакштагу и спускал прямой парус. Поднятие же якоря требовало усилий не менее четырёх матросов. Работа велась при попутном ветре, а при безветрии моряки могли целыми днями ждать благоприятного движения в атмосфере. Что под этим понимается? Ранние когги были трудны в управлении. Прямой рейковый парус крепился посередине к мачте, установленной ближе к носу корабля, и лавирование против ветра было невозможно. При сильных порывах с моря возникала опасность, что корабль будет прижат к побережью. Этапы перехода под парусами приходилось предусмотрительно планировать с учётом надёжных мест для стоянки на случай неблагоприятного ветра. При крутом движении к линии ветра когги сильно дрейфовали, поэтому матросам приходилось снова ждать благоприятного ветра для похода курсом фордевинд, бакштаг или галфвинд.

Модель когга в музее Голштинских ворот в Любеке

Навигация
Ганзейские мореходы знали, что в открытом море безопасно двигаться можно только ночью. За отсутствием карт и компаса они ориентировались по звёздному небу: по восходящей на севере Полярной звезде, к которой вёлся корабль неизменно под одним и тем же углом. При такой технике судовождения решающим было точное время выхода в плавание, так как противоположный берег должен был находиться в пределах видимости к моменту, когда звезда начнёт бледнеть.

Ещё одним важнейшим навигационным инструментом в бассейне Балтийского моря был лот, известный со времён античной древности. Он представлял собой тонкую верёвку со свинцовой гирей и узлами, находящимися на равном расстоянии один от другого. С носовой части корабля моряки опускали лот на дно водоёма и определяли по числу узлов глубину. К примеру, в старейшей морской книге (ок. 1470 г.) так говорится о Скагенском рифе: «Прошедши риф Скаген и имея на 14 саженей мягкое дно, идите к югу, не меняя курса, пока Лэсё не будет на северо-востоке от вас». С помощью лота можно было не только измерять глубину, но и определять характер дна. В гире имелось углубление, куда закладывалась смесь из талька или воска, к которой прилипали частицы грунта со дна водоёма. Так мореходы получали дополнительные данные для навигации.

Надёжной морской навигацией был и ориентир по береговым линиям. Сведения об устьях рек и особенностях ландшафта передавались из уст в уста из поколения к поколению, а впоследствии записывались в большие «морские книги».

Средневековая карта Т-О типа

Ориентироваться по средневековым картам было нельзя. Они выглядели специфично и не предназначались для путешественников. Известный тогда мир представлялся в виде земного круга, разделённого на три континента, которые кольцеобразно окружены морем. Разделение частей света в форме буквы «Т» и изображение моря в форме буквы «О» обосновали название таких карт: «Карты Т-0 типа». Происхождением они обязаны толкованию Библии и ориентированы в направлении Востока, откуда истекают реки Тигр, Евфрат, Ганг и Нил. Там, предположительно, находился и райский Эдем. Святой град Иерусалим лежит посередине. Судя по этим картам, Землю в то время считали плоской. Тем не менее в средние века среди учёных преобладало мнение, что Земля — всё-таки шар.

Почему же королева уступила трон?
Отсутствие согласия, нарастающие внешние и внутренние конфликты, чума — всё это постепенно приводит многотысячный флот и сотни торговых связей Ганзы сначала к упадку, а потом к забвению. О политических причинах заката Ганзейского Союза написано огромное количество книг. В патологическом стремлении к абсолютной монополии Ганза, помимо всего прочего, пытается препятствовать развитию конкурирующего флота. Союз запрещает своим верфям в Гданьске строить корабли для голландцев. В итоге бурное судо- строительство начинается в самих Нидерландах, которые в XV веке хорошо сориентировались на требования современного рынка. С начала XVII века Ганза окончательно уступает королевский трон голландцам, проникшим уже и в Средиземное море, и завершает своё правление на Балтике, несмотря на огромный опыт, который с тех пор больше никогда не будет востребован.