ГАНЗА. ПЕРВЫЕ МОНОПОЛИСТЫ

Дата: 
26 сентября 2017
Журнал №: 

Ганзейский союз — первое торгово-экономическое объединение, столетия державшее европейский рынок в подчинении своим интересам. О том, как во времена средневековья выстраивались взаимоотношения между «царством Ганзы» и главными торговыми городами России, в материале МР.

Текст: Ирина Доронина

Рельефная панель, изображающая сцены торговли, предположительно, у ворот Новгорода 1360—1370 гг.

Ганзейский союз начал формироваться в XII веке, когда немецкие купцы, находясь под неприятным впечатлением от пиратских нападений на Балтике, приняли решение объединяться в гильдии. Далее союз «пополнился» целыми городами, ведущее место среди которых занял немецкий город Любек. Соблазн стать вольным (свободным) городом в составе мощной торговой империи был настолько велик, что уже в XIV веке в Ганзу входило более 160 городов. В этот период она трансформировалась в крупнейшую экономическую силу в Европе, основой процветания которой являлась монополия.
Торговые дворы ганзейцы имели повсюду: в Англии, Франции, Нидерландах, Норвегии, Фландрии (Бельгии)... Были они и на Руси. Основной целью заморских торговцев стали богатые пушниной, воском и мёдом Новгород и Псков. До Ганзы главный торговый центр находился на шведском острове Готланд в Висбю, и долгое время, почти 100 лет, немецкие купцы попадали в Новгород, а затем в Псков под флагом Готланда. Но расширенные торговые привилегии и монополия заставили покориться Ганзейскому торговому союзу и Висбю. Ганзейцы торговали в Новгороде под своим флагом и даже обзавелись там собственной конторой.
Справедливости ради надо сказать, что ни Новгород, ни Псков не были в восторге от регулярных визитов заморских торговцев, которые приписывали себе уж слишком много необоснованных прав. Однако дошедшие до нас 17 торговых договоров, заключённых городами с Ганзой, подтверждают, что и у тех, и у других была взаимная заинтересованность в сотрудничестве: нам нужны были соль и рыба, с избытком привозимые из портовых городов, а Союз огромными партиями закупал русский товар, в особенности — меха, кожу и воск. Последний использовался для освещения домов и богослужений.

Иван III. Гравюра  из «Космографии»  А. Теве. 1575 г.

С воском, кстати, связана одна показательная история. Продавался он в форме больших шаров с печатями, главным поставщиком товара был Псков. Следует признать — процент содержания чистого продукта пчеловодства в шарах не всегда «соответствовал ГОСТу», если бы он в то время существовал: чего только туда не подмешивали — варёный горох, желудёвую муку, негорючие вещества и т. д. Заподозрив неладное, ганзейцы решили утвердить так называемое «право отколупывания» для проверки товара, при этом в фиксации права предусматривалось, что «отколупанная» часть в стоимость воскового шара не входит. Естественно, российским купцам такое заявление не понравилось: десятки лет шли споры, суды, но сила и монополия взяли верх — «право отколупывания» было закреплено. Несправедливо, а что делать? Об антимонопольных законах тогда ещё не слышали: прав тот, кто сильнее (в данном случае — богаче). Но что интересно: торговля русским воском в то время являлась одной из основ процветания Ганзейского союза — в конце XV века вывоз воска ежегодно составлял более 300 тонн! Невероятные цифры для тех лет.
Важнейшим видом новгородского экспорта была пушнина — меха диких животных. Очень ценили ганзейские купцы беличьи меха из северных районов. Их транспортировали в больших деревянных бочках, укладывая в каждую по 5—7 тысяч шкурок. Ганзейцы и тут придумали, как заработать — застраховали себя от некачественного мехового товара в виде так называемых «наддач», когда русский купец в качестве гарантии или компенсации к возможному браку добавлял к партии меха бесплатную шкурку. Получалось, что новгородские купцы с каждой тысячей шкурок отдавали в среднем около 30 «наддач». А ведь русский мех за границей был крайне востребованным: иностранные торговцы скупали его огромными партиями, включая даже обрезки шкурок, которые затем соединялись и продавались как меховые изделия. Из приведённых примеров видно — Ганза по большей части покупала сырьё, что, с одной стороны, было для нас хорошо, потому что приносило прибыль, с другой стороны — означало застой в развитии русского ремесленного искусства.

Старинная немецкая карта Ганзийского союза 1400 г.

И всё-таки монополия Ганзы на Руси была связана не только с отдельными товарами. Союз добился того, что торговать с русскими мог только он. Вдумайтесь: учить русский язык разрешалось исключительно ганзейским купцам! И это было настоящей блокадой. Ганза завладела монополией на переводы всей русско-ганзейской корреспонденции. Об этом свидетельствуют запрет, принятый в Любеке на съезде в 1423 году, которым не позволялось, «чтобы кто-либо обучил языку какого-нибудь голландского юношу» (dat man jennigen Hollandesschen jungen up de sprake bringe), и решение лифляндского ганзейского съезда в Вольмаре в 1434 году, в документах которого значится: «Нельзя способствовать тому, чтобы молодые голландцы, зеландцы, кампинцы, фламандцы либо англичане овладели языком». Целью этих усилий Ганзы было удержание в своих руках связей между Западной Европой и Северной Русью.
В 1450 году, когда уже стала нарастать угроза западной конкуренции, Ганза приняла рецесс, запрещающий немцам не только преподавать русский язык своим конкурентам, но и служить у них толмачами: «Ратушные послы пришли к соглашениюи решили, что ни один купец из французов, валлийцев, ломбардцев, англичан, шотландцев, испанцев, фламандцев и прочих таких же не должны и не могут торговать в этих ливонских городах. А приедет кто, так, не дав ему торговать, выдворить его той же дорогой, какой он прибыл, и нельзя ему приезжать на Русь. Буде же кто из немцев возьмёт на комиссию их товар или наймётся к ним толмачом, с того взять пеней 50 рижских марок в пользу города, где это обнаружится...»

Дополнительный материал: 
Памятный знак в Новгороде, установленный в честь Ганзейских дней

За неимением открытых альтернативных рынков Русь долго и с большой охотой поддерживала торговые связи с Ганзейским союзом, но постепенно нарастали русско-ганзейские конфликты. В январе 1478 года Иван III покоряет Новгород и включает его в состав Московского государства. С этих пор упраздняются «право отколупывания» и «наддача», и вводится серьёзный ультиматум для торговли солью — каждая партия по новым московским правилам теперь должна взвешиваться (ранее соль на Русь завозилась просто в мешках). Таким образом Москва сначала отучает ганзейцев ставить свои условия, а затем и вовсе закрывает Новгородскую контору, устав от бесконечных разбирательств и махинаций (как с нашей, так и с заморской стороны).
Впоследствии Ганза ещё вернётся в Новгород, но это произойдёт лишь в 1514 году, и былого величия у неё, конечно, уже не будет. XVI век станет закатом Ганзы. Утрачивая значение главного посредника в балтийской и вообще европейской торговле, Ганза безоговорочно уступит место своему конкуренту Нидерландам, а борьба за господство на Балтийском море (за овладение гаванями)ослабит и географические позиции Ганзейского союза. К середине XVII века с открытием новых торговых путей влияние Ганзы на Руси прервётся, Новгород лишится значения важного торгового центра, а бразды правления окончательно перейдут в Москву. Так закончится многовековая история первых монополистов в России.