ЕДИНСТВЕННОЕ В МИРЕ

Дата: 
28 ноября 2015
Журнал №: 
Московский международный дом музыки

Александр Петрович Герасимов, полковник, заслуженный артист России, начальник Московского военно-музыкального училища, рассказывает об этом уникальном и единственном в своём роде учебном заведении. Почти 80 лет учащиеся этого учебного заведения открывают военные парады на Красной площади. Юноши, получающие в нём образование, сочетают и совершенствуют в себе мастерство артиста и доблесть русского воина. Его выпускники составляют основу военно-оркестровой службы России.

Текст: Вера Ржевкина и Андрей Мушкет

– Военно-музыкальное училище – уникальное заведение, где военная дисциплина сочетается со свободой духа искусства. Какие, по Вашему мнению, главные преимущества такого образования?

– Мне кажется, главным преимуществом нашего учебного заведения является обстановка, созданная в училище и предоставляющая возможность поступившим к нам юношам в возрасте 15–16 лет не отвлекаясь, сосредоточенно заниматься музыкой. Когда я в своё время заканчивал гражданское музыкальное училище, у меня было много соблазнов. Здесь таких искушений нет.

– Каким образом формируется программа обучения? Сколько времени отдаётся музыке и сколько занимает военная подготовка?

– Программа обучения формируется на основе федерального государственного образовательного стандарта (ФГОС) среднего профессионального образования, установленного соответствующим постановлением правительства РФ. Военной подготовки, вопреки неверным слухам, не очень много. В процентном соотношении это не более 10%. В основном это начальные основы военной подготовки, конечно, строевая подготовка как профильная. Мы готовим военных музыкантов с дальнейшим прицелом получения ими высшего военно-музыкального образования, поэтому навык действий музыкантов в строю – это самая главная профессиональная составляющая военного музыканта. 

– Кто те молодые люди, которые приходят сегодня к Вам учиться? Каковы их ожидания и мотивация?

– Разные. Особенно на момент поступления. Большую часть детей приводят за руку родители, особенно мамы. К сожалению, юноши в 15–16 лет – и это доказано психологами, редко самостоятельно и осознанно выбирают будущую профессию. Как правило, в такой период неопределённости юноши не знают, куда идти поступать. Многие идут сюда как в музыкальную школу, воспринимают училище как некое дополнительное образование, где просто интересно заниматься музыкой. Родители в большей степени осознают перспективы такого обучения. Я бы сказал, сила училища, его педагогического состава – в созданной атмосфере живого творчества, позволяющей к четвёртому, выпускному курсу подготовить из наших воспитанников специалистов, которые определились в выборе профессии, чётко следуют этому выбору и имеют очень хорошие перспективы.

– Каким образом складывается дальнейшая судьба выпускников? Принимают ли выпускники участие в жизни училища?

– Да. Гордость нашего училища – это, конечно, наши выпускники. Вообще я уверен в универсальности принципа: учебное заведение котируется высоко тогда, когда высоко котируются его выпускники. Только тогда можно оценивать учебное заведение как хорошее и дающее хорошую базовую подготовку. Основная часть наших выпускников поступает в Военный институт военных дирижёров военного университета Министерства обороны (прообразом современного вуза является Военный факультет Московской государственной консерватории, который был создан в 1935 году на базе отделения оркестрового факультета консерватории). Этот вуз наш основной заказчик, и туда поступают лучшие из лучших, чтобы впоследствии стать офицерами, военными дирижёрами и влиться в не очень большой, но очень славный отряд военных дирижёров. Некоторая часть выпускников продолжает своё музыкальное образование в ведущих профильных вузах: Московской консерватории имени П.И. Чайковского, Российской академии музыки имени Гнесиных, Институте имени Шнитке, Московском государственном институте культуры и т.д. Некоторые выпускники сразу после окончания училища проходят срочную службу в Вооруженных силах Российской Федерации. И здесь можно с гордостью утверждать, что наш выпускники, даже не самые сильные, востребованы в любом военно-творческом коллективе как хорошо обученные, знающие основы военной службы не понаслышке, умеющие правильно действовать в строю, великолепно освоившие служебно-строевой репертуар. И, как правило, наши выпускники составляют костяк военно-творческих коллективов.

Международный военно-музыкальный фестиваль «Спасская башня» в Москве

– Это единственное в мире подобное учебное заведение?

– Да. На сегодняшний день это единственное в мире учебное заведение, где молодые люди находятся на полном государственном обеспечении с полным циклом проживания. Хотя в этом году 1 сентября состоялось открытие кадетского училища, аналогичного нашему, но не в рамках Министерства обороны, а на базе Московского государственного института культуры, в рамках Министерства культуры Российской Федерации. На территории этого института функционирует кадетский музыкальный корпус, где дети находятся на полном государственном обеспечении.

– Рота барабанщиков традиционно открывает парады на Красной площади, что подтверждает легендарный статус учебного заведения. Как проходит подготовка к этому мероприятию?

– Прежде всего об этом воинском ритуале. Военный парад на Красной площади – главный, самый основной и самый первый из воинских ритуалов, который существует в Вооружённых силах РФ. И принимать участие в нём – большая честь, но и огромная ответственность. Буквально с момента создания Военно-музыкальной школы как прообраза нашего училища (школа была создана в 1937 году), с 1938 года, барабанщики принимали участие в параде, а с 1940 года были удостоены чести открывать все военные парады на Красной площади. Этой великолепной традиции без малого 77 лет. По поводу подготовки… Ну, во-первых, рота барабанщиков готовится в составе всего парадного расчёта, а парадный расчёт начинает готовиться с ноября предыдущего года. Для того чтобы участвовать в военном параде 2016 года, мы уже с ноября 2015-го начнём подготовку. Активная часть подготовки начинается в третьей декаде марта и до 9 мая, в рамках сводных тренировок войск Московского гарнизона. Но до этого предстоит огромная работа по индивидуальной подготовке, слаживанию шеренг, подготовке и обучению непосредственно барабанным боям. В параде участвует рота барабанщиков в количестве 90 человек. Из них профессиональных ударников не более восьми, все остальные – это духовики, которые должны освоить барабанные бои, так называемый «Походный марш № 1», исполняя который, они потом с гордостью и максимальной отдачей пройдут первым пешим парадным расчётом по Красной площади.

– Какие ещё существуют традиции, которые сохраняются в училище по сей день?

– Одна из таких традиций – подготовка сводного оркестра училища для выступления на лучших концертных площадках Москвы и других крупных городов. Училище обладает большим творческим потенциалом, имея который, было бы совершенно неправильно не показывать его зрителям. Более того, любое выступление музыканта на публике – лучшее практическое обучение, поскольку можно много, долго и правильно обучать музыканта, но, если музыкант не выступает, не имеет возможности показать своё искусство на публике, не может увидеть и услышать реакцию слушателя на своё исполнение, он никогда в музыканта не превратится, он так и останется учеником.

– Оркестр училища много гастролирует как внутри страны, так и за рубежом. Какое место училище занимает в международном масштабе и в чём, может быть, особенность русской школы?

– По поводу русской школы… Да, хороший вопрос. 16 лет существует большой проект под названием «Суворовские дни в Швейцарии». Он проходит уже более 15 лет каждый год в последней декаде сентября. Помимо этого, мы участвуем в международном фестивале «Tattoo on Stage», который проводится в Люцерне. Мы выступаем совместно с рекрутами (швейцарскими военнослужащими-музыкантами первого призыва) из А́арау (нем. Aarau). Это рекрутская школа Швейцарии, которая готовит военных музыкантов. Правда, там ребята повзрослее. Нам этот проект очень дорог, поскольку в Швейцарии очень честная публика. На фоне выступлений западноевропейских оркестров – а там выступают не только швейцарские оркестры, туда приезжают коллективы из Италии, Германии, Великобритании, в прошлом году был из Новой Зеландии, – национальная палитра военных обширна, выступление наших ребят воспринимается, как правило, на ура. Даже при том, что в сугубо профессиональном плане наши дети иногда допускают неточности, характерные для учеников.  

Но за счёт правильного использования агогики* в музыке, когда не просто извлекаются звуки, не только выполняются какие-либо штрихи, а исполняется музыка с душевным подъёмом, с определённым настроем, суворовцы увлекают за собой публику, а благодарная публика отвечает теплом. Наша музыка, будучи очень эмоциональной, в хорошем исполнении, довольно сильно задевает струны внутри даже у «холодных» европейских слушателей, таких как швейцарцы. В знак особого расположения швейцарская публика встаёт и стоя долго аплодирует. Это проявление высшей степени восхищения у достаточно избалованных европейцев.

Дополнительный материал: 

– Какой, на Ваш взгляд, самый интересный зарубежный фестиваль, где приходилось участвовать?

– Нас часто приглашают на различные зарубежные фестивали. Но мы, к сожалению, не можем себе позволить часто принимать такие приглашения. Несколько лет добивались нашего участия организаторы очень крупного фестиваля в Базеле, в Швейцарии. Но у нас не получается, потому что это время выпадает как раз на каникулярный отпуск. А мы не имеем права нарушать учебный процесс. Нас приглашали в Шотландию на Эдинбургский фестиваль, один из старейших, по тем же причинам мы отклонили предложение, поскольку участие в фестивале могло помешать учебному процессу. 

Оркестры суворовцев участвовали во многих зарубежных фестивалях, но я смело могу утверждать, что один из самых ярких, самых мощных, самых масштабных фестивалей военной духовой музыки проходит сейчас не за границей нашего Отечества, а как раз у нас, здесь, в Москве, на Красной площади, и называется «Спасская башня». В этом году он проводился в восьмой раз. Этот фестиваль поистине глобальный. Сравнивая виденные нами зарубежные фестивали, зная, как они проводятся, почти ничего рядом нет: по масштабам, по ресурсам, которые задействованы на этом фестивале, по программам. «Спасская башня» – сейчас действительно лучший фестиваль мирового масштаба. Хоть звучит и пафосно, но это действительно правда.

– А что именно даёт участие в таком крупном масштабном фестивале, как «Спасская башня»?

– Прежде всего возможность увидеть другую исполнительскую школу. Музыкант, который не слушает других исполнителей, не может развиваться. Именно поэтому фестивали хороши тем, что есть возможность послушать своих коллег. Второе – узнаёшь иную музыкальную культуру, это всегда обогащает, ты слышишь другую музыку с другой национальной окраской, другим национальным колоритом. Ну и, пожалуй, самое важное – это возможность увидеть своё местоположение, так сказать, увидеть, где ты в сравнении с другими творческими коллективами – выше, ниже, очень далеко сбоку или очень рядом, или впереди планеты всей – почувствовать своё место на данном временном отрезке: насколько ты готов, насколько ты соответствуешь современным стандартам.

«Суворовские» дни в Швейцарии. 2015 г.

– Я знаю, что вы сотрудничаете с известными российскими музыкантами. Расскажите об этом опыте.

– Мы не можем похвастать очень большим объёмом концертных выступлений, потому что основное предназначение у нас всё-таки учёба, в отличие от военно-творческих коллективов, которые предназначены для участия в воинских ритуалах, музыкальном обеспечении различных мероприятий и подготовке концертных программ. Нас много приглашают участвовать в различных мероприятиях федерального уровня. Был опыт выступления с Олегом Газмановым, Иосифом Давыдовичем Кобзоном, в своё время выступали с Александрой Николаевной Пахмутовой – это очень приятные воспоминания. Третий год оркестр училища с успехом участвует в рок-фестивале «Нашествие», который проходит в Тверской области. На последнем фестивале оркестр выступал вместе с Дианой Арбениной, которая в своих интервью в превосходных тонах рассказывала о совместной работе с нами.  

– Как в целом формируется репертуар в оркестре? Есть современные произведения?

– Мы даём академическое образование. Поэтому без знания классики, без исполнения академической музыки просто невозможно «заложить» правильный исполнительский базис. Нужно признать, что репертуар военных оркестров не такой огромный, не такой роскошный, как у симфонических и даже народных оркестров. Конечно, есть антология произведений для духовых оркестров, особенно маршевая музыка. Прежде всего таких «столпов» военных маршей, как Семен Чернецкий, Николай Иванов-Радкевич, Виктор Рунов, Дмитрий Перцев, Юлий Хайт и т.д. – марши, которые вошли в золотую коллекцию русской военной музыки, старинные русские марши. Достаточно большой репертуар прекрасных произведений советских композиторов. Нужно отметить, что для духового оркестра в советский период писали много хорошей музыки. Сейчас современных авторов, пишущих музыку для духовых оркестров, мало, а хороших авторов – по пальцам пересчитать. Многие современные композиторы увлекаются так называемым современным видением музыки… Я не хочу её критиковать, она имеет право на существование, она должна, конечно, развиваться, но она достаточно далека от академической музыки – хорошей классической музыки.

Слава богу, что у нас есть современный автор военных маршей – Валерий Михайлович Халилов, действительно выдающийся автор, пишущий великолепную духовую музыку. Им написано много прекрасных маршей, замечательных произведений для духового оркестра – лирических, к сожалению, не столь известных. Музыка очень добрая и эмоциональная, и такую музыку для духовых оркестров сейчас почти никто не пишет.  

Помимо большого духового состава оркестра, в училище есть биг-бенд, который исполняет джазовую музыку, есть инструментальные ансамбли, которые занимаются и рок-музыкой, есть вся палитра жанров, подвластных музыкантам-духовикам. В системе дополнительного образования, которая выполняет функцию творческой лаборатории, функционируют вокальная студия, академический и православный хоры, студия хореографии, одним словом, все направления, которые могут заинтересовать молодых музыкантов. Лучшие исполнительские проекты, такие как «Спасская башня» или «Филармонический концерт», рождаются на стыке этих творческих направлений.

– В дополнение к этому вопросу: есть ли какие-то принципиальные отличия в организации оркестра, в репертуаре от других военных оркестров, как наших, так и зарубежных?

– Нет-нет, вы знаете, принципы обучения музыке универсальны и идут от педагога к ученику. Это как было тысячу лет назад, так и осталось до сих пор. И подготовка в оркестре принципиально не может отличаться, всё идёт по такому же принципу – от индивидуальной подготовки через ансамблевое исполнительство к музицированию в составе оркестра. Это универсальный принцип. Он работает как на Востоке, так и на Западе, в Евразии – где угодно, в любой точке планеты.

– Отличается ли современная программа обучения в училище от той, которая была ранее?

– Я бы сказал, она стала более насыщенная, более универсальная. Хочешь заниматься в таком жанре как рок, – пожалуйста, на здоровье. Хочешь заниматься хореографией? Да, есть такая возможность, у нас есть великолепное дополнительное образование. Хочешь заниматься единоборствами? Пожалуйста, есть великолепный мастер, тренер по самбо. Сейчас спектр возможностей для получения каких-либо компетенций у современных суворовцев очень сильно расширился. Поэтому, если у нас юноша вдруг не идёт ни в какое дополнительное образование, мы начинаем к нему настороженно приглядываться, потому что он должен себя развивать не только в музыке, но и обязательно в чём-то ещё. Он должен быть занят 24 часа в сутки, потому что четыре года – это тот период, за который мы должны в сердце, в душу, в мозг суворовца вложить максимально больше хороших эмоций, больше хороших знаний, научить искусству музыки. А это без широкого кругозора, без желания впитать в себя максимально много информации невозможно. Музыкант, который «зациклен» только на своём «родном» инструменте, примитивен и не может быть хорошим исполнителем. Любой хороший музыкант, как правило, интересуется всеми жанрами, пытается себя попробовать почти везде – много слушает, много музицирует, у него обязательно рождается обратная связь с теми, кто его слушает. Тогда из него получается мастер.

Учащиеся Московского военно-музыкального училища по традиции открывают парад на Красной площади в Москве. 2015 г.

– Какие эмоции Вы хотели бы вызвать у слушателей во время выступления?

– Самые разные. Мы каждый год обязательно делаем большую программу в каком-либо концертном зале Москвы. Можно назвать это отчётным концертом, в котором принимают участие сводный оркестр, сводный хор, обязательно биг-бенд, одним словом – все творческие коллективы, которые есть на данный момент в училище. Концерты проходят при полных залах, у нас есть свои почитатели, свои фанаты, что очень приятно. Цель любого концерта – «зацепить» слушателя. Это могут быть какие-то светлые эмоции, на грани юмора, а может, наоборот, скорбные, которые заставляют задуматься. Любое настроение. Когда наши мальчишки видят отклик зрителей, когда они через аплодисменты, через реакцию слушателей, через сопереживание видят, что их подача музыкального материала удалась, – наступает самый великий, самый чудесный момент, когда рождается музыкант. А искренний отклик у зрителя можно получить только тогда, когда есть талантливое исполнение. Если ты играешь правильно, но не задел, не дал никакой чувственности, за собой не повёл никого… ну в лучшем случае тебе вежливо сделают пару хлопков.

– Учёба в военно-музыкальном училище – это только образование или это более широкое понятие?

– Помимо хорошего образования как такового, по государственным образовательным стандартам, здесь дают соответствующее воспитание. Именно для этой цели более 300 лет назад и были созданы первые кадетские корпуса. Иван Бецкий, один из выдающихся деятелей просвещения при Екатерине II, в докладной записке императрице писал о необходимости учебных заведений для воспитания новой породы русских дворян, где, помимо обучения военному искусству, воспитывали бы, создавая государева человека, учили быть таковым – человеком, который ориентирован впоследствии служить государству, будь то военная карьера или служба на гражданском поприще. И вся история суворовских училищ как таковых и, конечно, нашего училища это подтверждает. Выпускники, как правило, честно и упорно трудятся на благо Отечества, составляя его славу и гордость.

Международный военно-музыкальный фестиваль «Спасская башня» в Москве

– Сегодня много говорят о патриотизме и возрождении национального духа. Что лично для Вас входит в эти понятия?

– Патриотизм — это желание трудиться на благо своего Отечества. Делать всё возможное для приумножения своего государства. Государства не как аппарата, а государства как страны, как державы, как Отчизны, как дома, где ты родился, огромного большого своего дома. А сюда и любовь к семье, и любовь к матери, и любовь к своим детям, и любовь к своей супруге – это всё маленькие слагаемые огромной страны.

– Ну и в заключение, образ настоящего мужчины часто ассоциируется с человеком в военной форме. Какими, на Ваш взгляд, качествами должен обладать сегодняшний выпускник училища?

– Прежде всего – хороший, крепкий профессионал. Прежде всего.

– Как музыкант или как военный?

– Это неразделимо. Военный музыкант – это профессия. Умение работать в коллективе, умение подчинять свои желания общему стремлению, умение привносить свой вклад в общее дело – это всё составляющие военного музыканта. В любом, в том числе военно-творческом коллективе. Это подтянутость, это сосредоточенность. На мой взгляд, одно из сильных качеств нашего учебного заведения – это умение научить наших суворовцев работать с материалом. Быстро и ёмко. Поэтому некоторые наши выпускники, решившие вообще поменять профессиональную траекторию, уйти из музыки – а такие случаи есть, их немного, к счастью, но есть, – поступают и в МГИМО, и в Бауманку, и в Военно-медицинскую академию… В такие, казалось бы, далёкие от музыкальной, гуманитарной подготовки заведения, и ведь поступают! И поступают легко. По одной простой причине – к этому времени они владеют методикой обучения и умением по-военному организовать процесс. Любой состоявшийся музыкант скажет, что талант необходим, но без трудолюбия, без умения себя собрать, организовать он ничего не стоит.