ЗАРОЖДЕНИЕ АНГЛИЙСКОГО ФУТБОЛА

Дата: 
10 августа 2015

Было бы неправильно сказать, что ногами в Средневековье пинали мяч только в Британии. В футбол играли везде. Но узаконить игру, договориться о терминах и единых правилах Англия сумела первой.

Текст: Сергей Сурин

Впрочем, и другие правила здесь установили раньше других: Великую хартию вольностей, ограничивавшую власть короля, приняли в Англии в 1215 году, а через полвека на острове туманов и дождей уже заседал парламент. Неудивительно, что не соблюдавшую правил «fair play» королеву, которая ввела в моду белое подвенечное платье вместо привычного красного, а для выхода на эшафот, наоборот, заказала себе алое, да ещё и с алыми перчатками, представ в последний раз перед народом в цветах «Ливерпуля», впервые обезглавят именно в Англии. Палач поднимет отрубленную голову Марии Стюарт, а она сорвётся – в руках палача останется парик – и покатится, ровно как мяч, к восторженной зрительской аудитории. Английский народ любил смотреть казни своих монархов, замирая, как теперь – при пробитии одиннадцатиметровых. Но ещё больше здесь любили играть в «мяч при помощи ног». Жители деревень и городов, разделившись на две команды, причём численность каждой могла доходить до нескольких сотен человек, собирались на центральной площади, чтобы допинать мяч, скажем, до городских ворот. Весёлая игра сопровождалась сметанием торговых прилавков и обилием силовых приёмов, зачастую со смертельным исходом. Английские короли периодически пытались запретить эту национальную забаву: Эдуард II – из-за шума (он же был романтиком), а великий полководец Эдуард III и отрёкшийся от престола Ричард II были в принципе недовольны тем, что граждане великой Англии, вместо того чтобы обрабатывать землю и упражняться в стрельбе из лука, без толку гоняли мяч. Во времена буржуазной революции, когда казнили очередного нарушившего правила монарха, были запрещены все представления и игры. Мячи сжигались, театры разрушались, даже шекспировский «Глобус» не уцелел.

– И нечего обжираться в Рождество! – объявил Оливер Кромвель, и его верные солдаты пошли в рождественский вечер по Лондону отнимать у граждан приготовленных гусей. В обычные же дни воины строго следили за тем, чтобы на женских лицах не было косметики.

И уж конечно, игравшие по воскресеньям в футбол мальчишки подвергались суровой порке. Казалось – всё, доигрались. Но смелые и упрямые граждане Англии, несмотря ни на какие указы и запреты, гонять мяч продолжали, передавая страсть к этому занятию от поколения к поколению. В итоге любовь к футболу стала здесь главным признаком нормальной (натуральной) ориентации: англичанин может поменять место жительства, жену, работу, партию, но только не любимую футбольную команду.

Через четверть века после смерти Оливера Кромвеля соотечественник Денниса Бергкампа и Робина ван Перси Вильгельм Оранский, правивший вместе со своей супругой Марией Стюарт Второй – не такой красивой, как Первая, обезглавленная, но уж точно более счастливой – отменил все запреты на игры. Ну а когда на сцену истории вышел век XIX, железный, то в футбол играли уже практически все, кроме королевы Виктории, и везде, кроме Тауэра, только всё ещё по разным правилам. В каждом городке, в каждом университете был свой размер поля, свой размер мяча. Где-то можно было пасовать руками, а где-то лишь останавливать мяч рукой. О правилах договаривались прямо перед игрой – бить или не бить по голени, толкать ли руками каждого вышедшего на поле или только владеющего мячом. Вряд ли это было очень удобно, и вскоре в Кембридже, а затем и в Шеффилде возникли первые своды правил. Но опять-таки они различались! Футбол пробуксовывал, задыхался без единообразия, и наконец, в 1863 году унификация, о которой так долго мечтали игроки в мяч, свершилась! 

«Законы игры», подготовленные для Футбольной ассоциации Эбенезером Морли в 1863 году

Первый вселенский футбольный собор стал следствием простой гражданской инициативы: Эбенезер Морли, лондонский адвокат и спортсмен, поселившийся на юге Англии в городе Барнс, создаёт там одноимённый футбольный клуб – и с ужасом видит, что парни постоянно путаются в правилах игры.

Энергичный и настойчивый Морли пишет письмо-воззвание в популярную газету Bell’s Life, предлагая провести встречу для определения свода футбольных правил. В конце концов, для крикета такой свод существует ещё с 1788 года!.. Результат не заставил себя долго ждать: вечером в понедельник 26 октября 1863 года в лондонской таверне «Вольные каменщики» собрались представители клубов столичного региона, а также наблюдатели из Шеффилда, в котором шесть лет назад был создан первый футбольный клуб.

Морли представил на рассмотрение собравшихся проект правил из 23 пунктов, и дебаты начались. Чарльз Алкок – будущий (после Морли) секретарь и казначей ассоциации – выступает за полный запрет ударов по голени и пробежек с мячом в руках. Морли, внимательно рассмотрев делегатов – а это были почтенные джентльмены при бородах, с трубками, с котелками или цилиндрами, покоящимися на тросточках, – принимает его сторону… Впрочем, для окончательного согласования понадобилось ещё пять собраний. И наконец, 8 декабря в старой прокуренной гостинице на свет появился первый согласованный свод основных футбольных правил.

Правила были изданы в типографии на Сеймур-стрит в виде буклета и продавались всем желающим за 1 шиллинг и 6 пенсов. Интересно, что первый офсайд – а в то время он определялся не двумя игроками (включая вратаря) между нападающим и линией ворот, как сейчас, а тремя – был зафиксирован в марте 1866 года именно на Чарльзе Алкоке, игравшем в центре нападения команды «Уондерерс». Алкок был отличным футболистом и крикетистом, талантливым журналистом и менеджером. Кроме того, он выходил на поле ещё и в качестве арбитра, что разрешалось в те славные годы.

Лорд Артур Киннард

В 1871 году Чарльз Алкок совершил главный подвиг своей жизни: придумал и организовал первый в истории футбольный турнир по унифицированным правилам – Кубок Футбольной ассоциации. Первый розыгрыш, в котором участвовало 12 команд, преимущественно лондонских, продолжался пять месяцев. А 16 марта 1872 года 2000 болельщиков, купив билеты по одному шиллингу, пришли на столичный крикетный стадион «Кеннингтон Овал» 1845 года постройки, где в финальном матче «Уондерерс» под предводительством капитана Алкока победил «Ройал Энджиниерс» и получил переходящий Кубок – серебряную чашу стоимостью 20 фунтов.  

Что же представлял собой футбол того времени? Игроки-энтузиасты – командам строго запрещалось выплачивать деньги футболистам ­– выходили на неровный, грязный газон и играли в полном соответствии с покрытием: грязно, от души пиная друг друга ногами, несмотря на запреты. Когда в 1874 году Сэму Уиддоусону из клуба «Ноттингем Форест» в очередной раз повредили голень, он стал поддевать под гетры специальные полосы толстой кожи – так были изобретены защитные щитки.

Перекладин в воротах не было: по правилам, между верхними концами штанг достаточно было натянуть ленту. Не было ещё и сетки – болельщик «Эвертона» Джон Броди придумает её в 1891 году, – таким образом, на поле постоянно разгорались жаркие споры по поводу того, залетел ли мяч в ворота со стороны игрового поля, причём споры разрешали сами игроки: судья находился вне поля и допускался к футболистам, только когда они слишком уж долго не могли договориться между собой. Считалось, что граждане Англии достаточно цивилизованны, чтобы самостоятельно утрясать спорные вопросы. Арбитр ничем не отличался от болельщиков – носил обычную уличную одежду и выбирался из кандидатур, предложенных командами – участницами матча. В 1878 году у судьи появился свисток – до этого арбитры звонили в школьный звонок-колокольчик или просто кричали с бровки о нарушении – и два помощника, которым было разрешено находиться на футбольном поле, тогда как главный судья по-прежнему стоял у бровки или на трибуне и вмешивался в процесс, только когда возникали разногласия.

Вратарь мог, в принципе, играть руками в любой точке поля, поскольку в правилах была записана расплывчатая фраза «если это необходимо для защиты ворот», и носил форму того же цвета, что и остальные футболисты команды. Распознать его можно было только по кепке, при этом наличие кепки не было обязательным условием.

Что же касается непосредственных действий игроков на поле, то напоминали они скорее нынешний детский футбол. Взрослые бородатые дяди в шортах и бриджах всей гурьбой устремлялись на мяч – каждому хотелось обвести соперника и забить гол. В пас играли крайне редко – в особо торжественных случаях, а получив мяч, бежали сломя голову к чужим воротам, оставляя в защите одного «провинившегося» игрока. Вот и носились по полю две толпы футболистов – от одних ворот до других...

Но время шло, футбол взрослел, мужал и превращался в качественное спортивное шоу – не в последнюю очередь за счёт уникальных футболистов, которые меняли представление общества об этом виде спорта. В футболе засверкали удивительные звёзды, потрясающие личности. Одним из таких изумрудов был Артур Киннард – возможно, самый колоритный футболист XIX века.  

Киннард был наследственным лордом, учился в Итоне и Кембридже, носил модные среди тогдашних футболистов бороду и усы – рыжий цвет растительности выдавал шотландские корни лорда, а на поле выходил в высоких бутсах, рубашке и белых бриджах с карманами. Сначала 11-й лорд Киннард трижды завоёвывает Кубок Англии, играя в «Уондерерс», а затем ещё дважды выигрывает этот трофей с «Олд Итонианс», установив рекорд, который будет побит лишь через 120 лет Джо Коулом. Киннард перепробовал все футбольные амплуа: в качестве нападающего он забивает решающий гол в ворота «Оксфорда» в финальном матче 1873 года, а через четыре года в очередном финале уже стоит в воротах, причём становится автором первого в истории решающих кубковых сражений автогола. Взбешённый решением арбитра засчитать этот гол, Киннард меняется позициями с одним из полевых игроков, идёт в атаку и забивает ответный гол, а затем приводит «Олд Итонианс» к победе в дополнительное время. Любопытно, что впоследствии, руководя Футбольной ассоциацией, Киннард воспользуется служебным положением, чтобы отменить задним числом свой автогол, который не давал ему покоя, – лишь в 1980 году справедливость будет восстановлена.  

Не гнушался Киннард и оборонительными действиями, будучи одним из самых жёстких защитников на английских полях. «Пленных не брать», – говорил перед игрой лорд Артур, мощный, высокий атлет; входить с ним «в стык» рекомендовалось только в самых крайних случаях.

– Когда-нибудь он придёт домой со сломанной ногой! – жаловалась жена Киннарда.

– Не беспокойтесь, мадам, – отвечали ей друзья Артура, – даже если так случится, это будет точно не его нога.

Выиграв третий подряд Кубок, Киннард, будучи капитаном «Итонианс», отметил победу стойкой на руках перед центральной трибуной стадиона, что стало с тех пор его фирменным трюком. По окончании футбольной карьеры Артур Киннард 33 года работал председателем Футбольной ассоциации Англии, был президентом банка Barclays, нынешнего главного спонсора английской Премьер-лиги, и заседал в палате лордов английского парламента. Будучи состоятельным человеком, Киннард не скупал недвижимость, драгоценности и дорогие автомобили: большую часть своего состояния этот феноменальный человек пожертвовал школе для бедных…

Состав футбольного клуба «Астон Вилла», выигравший первый дивизион и Кубок Англии в сезоне 1896–1897 гг.

Но вернёмся в XIX век: в первых 13 розыгрышах Кубка побеждают лондонские команды, но с 1883 года пять трофеев подряд выигрывают команды из Блэкберна – футбол триумфально идёт по стране!

Точнее, едет – благодаря активному строительству железных дорог в Англии. Проезд в поездах стоит недорого, отсюда и резко возросшая посещаемость матчей: в 1887 году посмотреть финальный матч Кубка Футбольной ассоциации между «Астон Виллой» из Бирмингема и «Вест Бромвич Альбион» из соседнего Уэст-Бромиджа пришли уже 15 000 зрителей.

Футбольная лихорадка развивается в Англии бешеными темпами. В 1894 году финал Кубка принимает первый специально построенный за 8090 фунтов футбольный стадион – ливерпульский «Гудисон Парк», состоявший из двух трибун и вмещавший около 60 000 человек, а с 1895 года финалы Кубка стали проводиться на новом лондонском стадионе «Кристал Пэлас» – причём первый же финальный матч, в котором вновь встретились «Астон Вилла» и «Вест Бромвич», собрал уже 42 000 человек. Одной из причин увеличения посещаемости стали… женщины, которые в конце XIX века допускались на стадион бесплатно в целях облагораживания поведения мужчин-болельщиков. Когда впервые в 1885 году об этой привилегии объявила администрация «Престона», на стадион пришли более 2000 представительниц прекрасного пола. 

Футбольная аудитория постоянно росла, и финал 1901 года, когда лондонский «Тоттенхэм Хотспур» сыграл вничью с «Шеффилд Юнайтед», обыграв его затем в переигровке, смотрели уже… 115 000 болельщиков. Как все они там разместились – одному богу известно.

С самим кубком связана одна любопытная детективная история: в 1895 году «Астон Вилла» увозит выигранный кубок в Бирмингем, где местный торговец умудряется упросить руководителей клуба выставить трофей в витрине своего магазина. Через несколько дней кубок исчезает. Серебряную чашу разыскивают лучшие сыщики Скотленд-Ярда: ищут пожарные, ищет полиция, объявляется крупное вознаграждение за информацию о краже – но всё тщетно. Пропажу оплакивает вся Англия… До 1911 года футбольные власти ещё надеются на чудо, но затем изготавливают новый кубок Футбольной ассоциации…

1957 год, 62 года после пропажи, полицейский участок в Бирмингеме. В дверь стучится 80-летний местный житель.

– Это я! – заявляет старец прямо с порога.

– Выпейте воды, – говорят ему удивлённые полицейские.

Финал Кубка Англии. Матч между «Тоттенхэм Хотспур» и «Шеффилд Юнайтед» на стадионе «Кристал Пэлас». 1901 г.

Старец отвёл воду рукой и тихо, с расстановкой, но внятно проговорил:

– Это я с компанией сообщников в 1895 году выкрал с витрины драгоценный Кубок, посягнув на величайшую английскую святыню! Это я остался теперь единственным живым участником «преступления века» и не хочу унести тайну на тот свет. Серебряную чашу мы давно переплавили на слитки. А теперь делайте со мной что хотите…

Полицейские, сбежавшиеся со всех сторон, раскрыли рты…

Впрочем, за давностью срока и древностию лет, да ещё и с учётом чистосердечного признания, похитителя помиловали.

За 23 года до «преступления века» – в 1872 году – неугомонный Чарльз Алкок вместе со своим приятелем по кембриджскому университету Артуром Киннардом организует и судит первый официальный международный матч (по правилам Футбольной ассоциации) – между Англией и Шотландией, закончившийся нулевой ничьёй. В следующем году англичане всё-таки выиграли у шотландцев в Лондоне на «Кеннингтон Овал» и стали первой сборной в мире, победившей в международных матчах. Тем не менее, в XIX веке шотландцы играли гораздо сильнее англичан: у них 13 побед против 6 поражений (при 9 ничьих). 

В отличие от Алкока и Киннарда, Уильям Макгрегор не был футболистом. Приехав из шотландского Пертшира в Бирмингем, чтобы открыть в Англии свой бизнес, он был покорён игрой «Астон Виллы», в составе которой играло немало земляков-шотландцев. Активно включившись в работу клуба и вскоре став его администратором, затем исполнительным директором и впоследствии – председателем совета директоров, Макгрегор был, конечно же, недоволен тем, что привлечь на стадион большую аудиторию было практически невозможно: матчи проводились нерегулярно и большого спортивного смысла в себе не несли, кроме немногочисленных матчей на Кубок Футбольной ассоциации. А ведь с июля 1885 года Футбольная ассоциация официально разрешила выплачивать деньги игрокам, то есть дала добро на профессиональный футбол. Значит, для нормального функционирования футбольной индустрии не хватало одного компонента – постоянного турнира. Перед розыгрышем Кубка 1888 года Макгрегор рассылает в крупнейшие клубы второе футбольное письмо-воззвание, предлагая организовать соревнование, в котором каждый клуб встречался бы в течение сезона с другими клубами дома и в гостях (по сути, Макгрегор перенёс в футбол принцип проведения чемпионата графств по крикету).

Футболисты «Престон Норт Энд» в 1888–1889 гг. – первые чемпионы Футбольной лиги

Представители клубов с энтузиазмом принялись обсуждать название соревнования и принцип начисления очков. После не менее жарких, чем в 1863 году, дебатов на Втором вселенском футбольном соборе, проходившем в марте 1888 года, решено было назвать чемпионат Футбольной лигой, за победу начислять два очка, за ничью – одно, а предложение начислять три очка за победу было отклонено. Футбольная ассоциация не стала воевать с новым футбольным образованием, что, безусловно, делает ей честь. Напротив – она освободила в следующем сезоне 22 клуба от участия в первых раундах кубкового состязания. Это давало им возможность активно участвовать в это время в матчах Лиги. Таким образом, чемпионат Лиги (каждый играет с каждым дома и в гостях) и Кубок Футбольной ассоциации (проигравший вылетает) составили основу английского футбольного сезона.  

Первым чемпионом Футбольной лиги стал клуб с северо-запада Англии. Под руководством знаменитого менеджера Уильяма Саделла «Престон», первым в стране построивший центральную трибуну с сидячими местами, дважды выиграл Лигу и впервые сделал золотой дубль, став в одном сезоне и чемпионом Лиги, и обладателем Кубка, причём в победном сезоне команда не проиграла ни одного матча. Эстафету победителей подхватывает «Сандерленд» с северо-востока, ну а с 1894 года на английском футбольном Олимпе воцаряется бирмингемская «Астон Вилла», заставляя столичные клубы ждать своего часа уже в следующем столетии…

Заканчивался XIX век, в течение которого Англия дала миру паровоз, телеграф, газовую плиту, пневматические шины, лампу накаливания, посудомоечную машину, зонтик со стальными спицами и рулонную туалетную бумагу. Но разве можно сравнить эти инновации с футболом – великой игрой, которой англичане неизлечимо заразили нашу планету – единственное место во Вселенной, где можно ощутить радость побед и горечь поражений?