ЗНАК ГТО НА ГРУДИ У НЕГО... А МЫ ГОТОВЫ К ТРУДУ И ОБОРОНЕ?

Дата: 
25 мая 2016
Журнал №: 

На фоне событий поистине мирового масштаба – обвального падения нефтяных котировок, драматических колебаний курса валют, вступления России в непосредственно военную сферу ближневосточного конфликта – могли остаться практически не замеченными многие иные события, тем не менее, оказывающие определённое воздействие на нашу с вами повседневную жизнь. Возьмём, к примеру, физкультуру и спорт. Прежде чем снисходительно усмехнуться, ответьте себе на простые вопросы: когда последний раз вы делали утреннюю зарядку? сколько раз подтянетесь на турнике? а нормативную массу тела для своего возраста знаете?

Текст: Сергей Рябченко

Так вот, в этой области я бы выделил три, казалось бы, не связанных между собой события: в октябре были законодательно введены в действие нормативы комплекса ГТО; в ноябре разразился международный коррупционно-допинговый скандал, затронувший в том числе Всероссийскую федерацию лёгкой атлетики; в декабре при патриархе Кирилле создана комиссия по вопросам физкультуры и спорта (футбольный скандал с ФИФА нам не очень интересен, так как чемпионат-2018 у нас уже не отберут, а остальное, как говорится, их проблемы). При всей медийной привлекательности последних первое из указанных событий должно оказать наибольшее влияние на нашу повседневную жизнь в обозримой перспективе.

5 октября 2015 года вступили в силу изменения в Федеральный закон «О физической культуре и спорте в Российской Федерации», регламентирующие, в частности, внедрение в нашу повседневную жизнь всероссийского физкультурно-оздоровительного комплекса «Готов к труду и обороне» (ГТО).

Удивило, насколько вяло отреагировали на это средства массовой информации и социальные сети. Особенно учитывая, какой жаркой была дискуссия после впервые озвученного президентом России в марте 2013 года предложения о восстановлении практики ГТО. Напомню основные претензии, высказанные тогда по этомубповоду представителями так называемой либерально-демократической отечественной и зарубежной общественности:
- возрождение тоталитарных методов принуждения без учёта личностных приоритетов и возможностей;
- создание системы необоснованных социальных приоритетов, например при поступлении в вузы;
- милитаризация общественного сознания.

Ну на первый пункт «обвинения» предлагаю вообще не обращать внимания ввиду его дежурности, ибо нас периодически обвиняют в чём-нибудь эдаком. К тому же в законе чётко прописана добровольность участия в сдаче комплекса ГТО, никакой «обязаловки» не предвидится. А потом, господа хорошие, разве вам самим не интересно узнать, насколько вы соответствуете физиологическим нормам своего возраста?

Пункт второй, конечно, позаковыристее будет. Вот послушаешь г-жу Бельцер (кандидат философских наук, Германия): «…учитывать результаты при поступлении в вузы – это полное помрачение разума. Если исходить из этой «спортивной» логики Путина, никакого Перельмана и никакого Стивена Хокинга на пушечный выстрел нельзя подпускать к вузам. Если человек хромает, то наплевать, какие у него способности и какие знания. Замечательная позиция для главы государства. По крайней мере, стало понятно, почему никогда ничего не слышно о российских командах на Паралимпийских играх…»; или г-на Штайсслингера (журналист и переводчик, Израиль): «…не нравится учёт этого результата при приёме в вузы, ибо весьма взяткоёмко…» – да и призадумаешься. Перед этим, правда, сразу хочется выразить г-же Бельцер наше всеобщее «фе» по поводу паралимпийцев России, находящихся на ведущих ролях во многих спортивных дисциплинах.

Первый позыв – ответить по принципу «сам дурак», напомнив, например, об absolute advantage (безусловное преимущество) при приёме без учёта результатов экзаменов в колледжи и университеты США за спортивные достижения. А если серьёзнее – следует отметить наличие в России федеральных программ поддержки различных групп населения, в том числе лиц с ограниченными физическими возможностями, в частности, для получения высшего образования. Так что наше спортивное advantage вовсе не absolute, а посему, будущие Хокинги, – welcome to Russia!

И наконец, по третьему пункту мы окончательно понимаем, что же по-настоящему беспокоит оппонентов действующей российской власти.

По данным Министерства обороны РФ, только около 20% юношей призывного возраста по уровню своего здоровья соответствуют установленным требованиям. За последние десять лет хроническая заболеваемость призывников возросла на 49%, и показатель готовности к военной службе составляет 69,5%.

А что же учащаяся молодёжь, наша будущая элита? В 2007 году в Санкт-Петербургском государственном университете впервые провели комплексное обследование всех первокурсников, поступивших на дневное отделение. Результаты оказались неутешительными. Ректор СПбГУ Людмила Вербицкая отмечала: «В среднем по университету абсолютно здоровых, не имеющих хронических заболеваний первокурсников оказалось лишь 9,8%. Нас очень беспокоит эта ситуация. Она означает, что уже в школе будущие студенты приобретают огромное количество заболеваний. Об этом, я думаю, необходимо говорить на ближайшем заседании Государственного совета».

И наконец, по населению нашей страны в целом: физической культурой систематически занимаются всего лишь 10,6% населения Российской Федерации, хотя для обеспечения здоровья нации, по мнению учёных, эта цифра должна быть не менее 30%. Так что, оценивая предпринимаемые нынешней властью усилия, можно смело утверждать, что нам сейчас вовсе не до милитаризации (то есть повышения именно военного потенциала «человеческого материала»), речь идёт скорее об элементарном спасении генофонда российского народа. И будем надеяться, что эти усилия не слишком запоздалые, так как очень много было упущено в конце прошлого столетия.

На этой оптимистичной ноте можно было бы поставить точку, но… Так давайте тогда обратимся к истории. И строго в узких рамках нашей темы пройдёмся по классической хронологической схеме: доисторические времена, Древний мир, Средневековье, новая и новейшая история – дабы понять основы возникновения систем физической подготовки населения и динамику процесса.

Уже в первобытном обществе существовали специальные формы воспитания с целью включения детей в конкретные виды деятельности, превратившиеся со временем в ритуалы. В родовых общинах подростки, достигшие определённого возраста, проходили обряд инициации, в ходе которого должны были доказывать свою физическую и социальную зрелость. Прошедшие испытания признавались полноправными членами общины, получали статус взрослого человека.

В первобытных родовых общинах воспитание носило общественный характер. Все без исключения дети воспитывались в духе взаимопомощи, коллективизма, подчинения личных интересов интересам общины. Всеобщий характер инициация утратила в процессе имущественного и социального расслоения общества, став достоянием исключительно знати.

Не теряет своей актуальности вопрос физической подготовки и при переходе от родоплеменных отношений к государственным образованиям. Наивысшая стадия в истории Древнего мира достигается в греческих полисах-демократиях, где физическое совершенство становится настоящим культом. Физическое развитие впервые получает обоснование на научном философском уровне, представляя идеал человека как сочетание телесной и физической красоты с духовным и интеллектуальным содержанием. Платон, например, разделял всю культуру на две составляющие: гимнастику, которая включала в себя всю область физической культуры тела, и музыку – область духовной и интеллектуальной культуры. Постулат Платона – искать гармонию и синтез этих двух составляющих культуры человека.

Вершиной этого культа, несомненно, были Олимпийские игры. История Олимпиад довольно хорошо освещена в средствах массовой информации. Отметим только, что, помимо Олимпийских игр, существовали и другие: Немейские, Истмийские, Панафинейские, Пифийские – всего около 40, по названию мест, где они проводились. И второй момент – начиная с 84-х Игр частью программы олимпийских состязаний стал конкурс искусств. На Играх выступали Геродот, Сократ, Демосфен, Пифагор.

Однако гармония между духом и телом доминировала в Древней Греции до V века до нашей эры, а затем начал проявляться и всё более углубляться разрыв между ними. К сожалению, «поколение ЕГЭ» историю сегодня изучает в основном по голливудским шаблонам, и легко может создаться впечатление, что «красная линия» пролегла между соперничающими «демократическими» Афинами и «тоталитарной» Спартой. Однако это не совсем так. Вспомним, что вся древнегреческая история – это непрерывная череда войн, в которых участвовало всё население. Поэтому основы физической подготовки были направлены на развитие именно военных навыков. И Афины ничем не отличались от других полисов. В конечном счёте каждый афинянин, как и спартанец, становился воином. Военно-физическое воспитание свободнорождённых юношей после 18 лет завершалось в эфебии (трёхлетней военной службе, когда юноши жили в лагерях, овладевая искусством военного дела). А истинной причиной кризиса классических форм древнегреческой физической культуры к концу V века до нашей эры стало появление наёмной армии. Бремя ведения войны легло на плечи профессионалов-наёмников. Состоятельные слои населения стали избегать тренировок, связанных с большими физическими нагрузками. Популярность среди молодёжи начали завоёвывать облегчённые формы  занятий физической культурой, а также музыка, танцы и прочее. Причём в первых рядах идейных борцов выступали, как бы мы выразились современным языком, представители научно-творческой интеллигенции. Так, трагедии Еврипида уже полны насмешек над атлетами. Ксенофан (древнегреческий поэт и философ) с возмущением замечает, что люди восхищаются «...быстротой ног и силой кулаков...».

Ещё одним интересным моментом того времени явилось «отпочковывание» от физической культуры профессионального спорта. Среди участников Игр стали появляться иностранцы, вольноотпущенные, разорившиеся рабовладельцы, для которых выступления на состязаниях становятся профессией. Такие атлеты готовились к выступлению в каком-либо одном виде, рассчитывая занять первое место с целью получения вознаграждения. Вследствие этого из олимпийской программы исчезло, например, пятиборье. Игры начали превращаться в чисто зрелищное мероприятие, а вместо почётного венка победителю стали вручать крупные денежные суммы. Тогда же началась непрекращающаяся поныне дискуссия на эту тему. Аристотель, например, говорил, что утомительная, односторонне развивающая тело деятельность, за которую платят денежное вознаграждение, недостойна свободного человека. Поэтому он считал гимнастику более ценной, чем агонистику (подготовка именно к соревнованиям).

Участники Всероссийского молодежного форума «Селигер 2014» показали готовность к труду и обороне. 2014 г.

Древний Рим, пожалуй, пролистаем. Потому что именно в культурном отношении, я считаю, империя абсолютно вторична по отношению к Древней Греции. Относительно нашей темы можно отметить лишь, что по мере возникновения и становления в качестве доминирующей христианской религии баланс физической и духовной культурной составляющих резко смещается в сторону последней, что приводит, например, к полному запрету Олимпийских игр в 394 году нашей эры эдиктом императора Феодосия I.

Средневековье, как известно, – времена тёмные и смутные, поэтому наиболее заметным в этот период становится влияние церковных канонов. В целом Церковь, заботившаяся о воспитании и образовании паствы, провозглашала презрение к физическим упражнениям, и в большинстве педагогических учреждений были отменены занятия физической культурой.

Хотя в то же время поверженные боги войны также требовали своего. Сохранились обряды инициации. Феодалы посылали своих сыновей, достигших 7-летнего возраста, или друг к другу, или к королю. С 7 до 14 лет они были в услужении у хозяйки дома, а с 14 до 21 года — на службе у сюзерена, где овладевали рыцарскими навыками. Служба завершалась посвящением в рыцари. В XIV веке в связи с изобретением огнестрельного оружия рыцарские войска стали терпеть поражения от пехоты и более мобильных легковооружённых войск. Под влиянием этого рыцарская система военно-физической подготовки поте-
ряла свою значимость.

Новая история – эпоха становления класса буржуазии и революционных идей. Наиболее полно новые идеи сформулировал известнейший, по мнению А.С. Пушкина, «защитник вольностей и прав» Жан-Жак Руссо в своей работе «Эмиль, или О воспитании». Он резко противопоставлял «изнеженной, избалованной и слабохарактерной» аристократической молодёжи «диких, грубых и здоровых выходцев из простого народа», полагая в качестве идеала и примера для подражания тип развитого, сильного, умелого и смелого человека. (Почему-то повеяло знаменитым ленинским: «Всякая революция лишь тогда чего-нибудь стоит, если она умеет защищаться».) Взгляды Руссо легли в основу и получили развитие в методиках физического воспитания молодёжи основоположника современной педагогики Песталоцци.

Однако солдаты требовались не только для борьбы с консервативной оппозицией. Развивающийся капитализм привёл к расширению колониальных войн и тем самым определил потребность в усилении военной направленности в физическом воспитании. Наиболее характерным примером, пожалуй, является история скаутского движения. Основные принципы были сформулированы английским генералом Робертом Баден Пауэлом во время его участия в колониальной англо-бурской войне в Южной Африке (1899–1902). Безусловно, одной из основных задач скаутского воспитания была подготовка к военной службе («скаут» в переводе означает «разведчик»), система их идеологического воспитания отвечала государственным интересам. Девиз английских скаутов, например, звучит так: «Вера в бога, верность королю, верность Родине – будь готов!» Ничего не вспоминается?

Помимо военной целесообразности, развитию систем физической подготовки способствовало также бурное развитие промышленности. Так возникает новое направление в физической культуре – профессионально-прикладная физическая подготовка. Физиологами было выявлено, что физические упражнения, перерывы, включённые в трудовой процесс, повышают работоспособность, отодвигают наступление утомляемости, способствуют более быстрому восстановлению, создают подчас монотонным рабочим операциям положительный эмоциональный фон. Под влиянием этих данных во многих развитых странах начали включать перерывы в виде производственной гимнастики. Отдельные наиболее крупные предприятия даже ввели у себя должности инструкторов физической культуры. Однако в основном это практиковалось на корпоративном уровне, не являясь приоритетом государственной политики. В дореволюционной России такая форма физкультурно-спортивной работы на предприятиях так и называлась – «предпринимательский спорт».

Активное вмешательство государства в дело постановки физического воспитания населения сопряжено опять-таки в основном с военной целесообразностью. Так, в США опубликованные в 1950 году данные о показателях физической подготовленности американских школьников 6–16 лет выявили, что, во-первых, они явно уступают юношам Западной Европы, во-вторых, уровень физической подготовленности в частных школах на 10–15% выше, чем в государственных учебных заведениях. Но только после войны в Корее (1950–1953) президент США Эйзенхауэр обратил внимание на проблему слабой физической подготовленности молодёжи и сформировал в 1956 году президентский совет по физической подготовке и спорту, который стал одним из главных проводников национальной кампании по оздоровлению американской нации. С тех пор раз в десять лет проводится тестирование всех школьников США в возрасте 6–17 лет по единой программе: челночный бег 3x30 футов (30 футов — 9,14 метра), подтягивание на перекладине, количество сгибаний и разгибаний туловища за одну минуту, наклон вперёд сидя на полу, бег на одну милю (1609 метров). До конца 80-х годов выполнить «президентские» тесты могли не более 2% школьников, поэтому в настоящее время требования несколько снижены.

Уже с детского возраста американцев убеждают, что реальная ценность физического совершенствования – в подготовке к достижению жизненного материального успеха, что это прививает волевые черты характера, необходимые для того, чтобы одерживать победы. Причём методы пропаганды иногда бывают оголтелыми. Вот, к примеру, какие лозунги могут висеть в школьных раздевалках: «Вы никто до тех пор, пока вы не № 1», «Победа – жизнь!», «В этой стране, если ты финишируешь вторым, никто не знает твоего имени», «Поражение хуже смерти, потому что вам придётся жить с поражением».

И как же контрастирует с этим стыдливо-лицемерная позиция наших чиновников от физкультуры и спорта! Когда после предложения президента Путина возродить комплекс ГТО Государственный музей спорта осенью 2013 года провёл всероссийский конкурс на разработку названия, эскизов знака и талисмана для комплекса, победившим был признан вариант «Горжусь тобой, Отечество!». Вот объясните мне, причём тут гордость за Отечество, когда суть комплекса в том, что это оно должно гордиться нами? И зачем вообще понадобились новые трактовки, почему мы должны стесняться старого названия? Только потому, что оно из 30-х «сталинских»? Чтоб

ы ответить на эти вопросы, самое время перейти к выводам, которые следуют из нашего очень краткого исторического экскурса.

Во-первых, когда президента России упрекают в том, что он пытается возродить тоталитарные советские традиции, следует понимать, что ни большевики в целом, ни товарищ Сталин в частности, как и любой иной режим в новейшей истории, не принесли человечеству никаких принципиально новых самостоятельных доктрин – всё это всего лишь более или менее удачные вторичные исторические интерпретации.

Так и ГТО (Всесоюзный физкультурный комплекс, впервые учреждён по инициативе Всесоюзного совета физической культуры при Центральном Исполнительном Комитете СССР 11 марта 1931 года) как комплекс физической подготовки с последующей сдачей экзамена по установленным нормативам – отнюдь не порождение «ужасного сталинского режима», а неотъемлемое органическое свойство самоорганизации любого сообщества, начиная с древнейших времён. И обусловлено это было сугубо практическими потребностями и целесообразностью, а вовсе не причудами вождей.

Во-вторых, современные основы государственного строительства в области физического воспитания населения были созданы отнюдь не в древних тираниях, а в государствах, которые принято считать «колыбелью демократии». При этом начальным базовым элементом являлась в первую очередь военная потребность. Отметим также, что наивысшего уровня физическая готовность достигается во времена, если выражаться современным языком, всеобщей воинской обязанности и, напротив, приходит в упадок при появлении наёмной армии (к слову о целесообразности формирования вооружённых сил полностью по контрактному принципу). Так что по части «милитаризации общественного сознания» уж точно не к нам. Особенно если сравнить основные нормативы 1931 года с нынешними.

Первый комплекс ГТО состоял всего из одной ступени, предполагал выполнение 21 испытания, 15 из которых носили практический характер. Среди них, кроме общефизических (бег на 100, 500 и 1000 метров; прыжки в длину и высоту; подтягивание на перекладине; лазание по канату или шесту; плавание; гребля на 1 километр; бег на лыжах на 3 и 10 километров), были и дисциплины очевидной направленности: метание гранаты (через год добавлена стрельба из мелкокалиберной винтовки); умение управлять трактором, мотоциклом, автомобилем; марш-бросок в противогазе дальностью 1 километр. Особенно впечатлило поднимание патронного ящика весом 32 килограмма и безостановочное передвижение с ним на расстоянии 50 метров. Теоретические испытания проводились по знаниям основ физкультурного самоконтроля, оказанию первой медицинской помощи и военным знаниям.

Сравним с нынешними нормативами для самой «потенциально милитаризованной» возрастной категории 18–29 лет. Количество дисциплин уменьшено вдвое, все общефизкультурного характера: бег на 100 метров и 3 километра; подтягивание из виса или рывок гири 16 килограммов; наклон вперёд из положения стоя; прыжок в длину с разбега или с места; бег на лыжах или кросс на 5 километров; плавание на 50 метров; туристский поход с проверкой туристских навыков. К военно-прикладным я бы с большой натяжкой отнёс метание спортивного (подчеркну – спортивного) снаряда и стрельбу из пневматического или электронного оружия из положения сидя или стоя (где это в боевых условиях вам доведётся стрелять, сидя у монитора?).  Почувствовали разницу?

В третьих, отдельный вывод из нашего экскурса следует о неоднозначной роли в развитии физической культуры негосударственных институтов – Церкви и интеллигенции как выразителя общественного мнения. Например, означает ли создание при патриархе Кирилле комиссии по вопросам физкультуры и спорта пересмотр каких-то канонов и исторических традиций? Или очередной виток тенденции сращивания с государственными институтами? Или же это поворот лицом к насущным проблемам не только паствы, но общества в целом? То же са-мое отнесу и к нашим современным «защитникам вольностей и прав». На чью сторону встанете – Платона, Геродота, Сократа, Демосфена, Пифагора, Руссо, Песталоцци или Еврипида и Ксенофана?

А почему так беспокоит реакция негосударственных институтов? Да по всё той же простейшей причине – из-за сомнений в способности государственных органов довести до конца инициативы президента. Как только некая инициатива спускается на пару ступеней ниже – тут всё и начинается… Победные реляции, бравурная статистика, профанация (вспомним конкурс на лучшую расшифровку аббревиатуры ГТО). Тут уместно вспомнить уже упомянутый допинговый скандал. Это даёт нам повод ещё раз вернуться к проблеме баланса физкультурного движения и спорта высоких достижений. Я далёк от мысли, что следует полностью запретить профессиональный спорт. Но если вспомнить инициативу французского президента Миттерана «меньше чемпионов – больше стадионов», то эта позиция выглядит вполне привлекательной. В качестве антитезы вспомним натурализацию корейского чемпиона Ана и сопутствующие этому четыре медали Олимпиады в Сочи. Стал ли от этого наш конькобежный спорт на порядок сильнее? Я уж не говорю о приснопамятной программе «Газпрома» по развитию турецкого хоккея (честно, звучит как шутка). Или спонсорство тем же «Газпромом» гельзенкирхенского «Шальке-04».
И можем ли мы гордиться достижениями питерского «Зенита» в Лиге чемпионов, которую он спонсирует? И надежды на домашний чемпионат-2018, давайте уж будем честны сами с собой, очень призрачны. Ну нет для этого базы. В то же время у профессионального спорта есть одно неоспоримое положительное качество – сублимация войны. Одни армейские игрыи АРМИ-2015 чего стоят. И если после матча болельщики расходятся относительно мирно, то спасибо и на этом.

Но есть и один громадный минус: рано или поздно в обществе, подобном нашему, профессиональный спорт начинает  играть роль эдакой ширмы, вуалируя истинное состояние дел в физической подготовке населения.

Я же хочу закончить добрым напутствием нашего известнейшего спортивного комментатора: «Будьте здоровы и берегите себя!» И посмотрите нормы ГТО для своего возраста!