ИГОРЬ КАСАТОНОВ: «БЕЗ ИСТОРИИ ФЛОТА НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ВЕЛИКОЙ МОРСКОЙ ДЕРЖАВЫ»

Дата: 
13 декабря 2018
Журнал №: 
Игорь Владимирович Касатонов

В феврале будущего года 80-летний юбилей отметит командующий Черноморским флотом ВМФ России (1991—1992), первый заместитель Главнокомандующего ВМФ России (1992—1999), адмирал, кандидат военных наук Игорь Владимирович Касатонов. В сложные девяностые именно его решение не присягать Украине сохранило для России Черноморский флот. Подробно о самом главном в своей жизни легендарный военачальник, а ныне советник начальника Генерального штаба Вооружённых сил России рассказал в интервью журналу МР.

Текст: Сергей Горбачёв

И. Касатонов

— Игорь Владимирович, на протяжении более шестидесяти лет Вы держите руку на пульсе Военно-морского флота России: служили на Черноморском, Тихоокеанском, Северном флотах, бывали в длительных командировках, работали во всех ведущих военно-морских объединениях и соединениях. Тем не менее Вас часто называют адмиралом черноморской школы, основы которой связаны с именами «Наркома № 1» Николая Герасимовича Кузнецова и «Главкома № 1» Сергея Георгиевича Горшкова. Вы согласны с таким утверждением?
— Пожалуй, да. Хотя, как вы справедливо отметили, служба породнила меня со всеми флотами. Многое связывает с Севером, с Кольской флотилией. Близки и Балтика, и ТОФ. Я ведь родился во Владивостоке, в Таллине заканчивал школу. Но Черноморский флот — особая страница в биографии. Как и все члены моей семьи, считаю себя севастопольцем.

— Вы сохранили Черноморский флот для России, благодаря чему город-герой Севастополь сохранил своё лицо, а севастопольцы — свою идентичность.
— За службу было много важных и интересных дел, памятны и походы, и корабли, на которых служил, и учения, и встречи, и работа со множеством достойных уважения людей. Но период, когда мы вели борьбу за сохранениедля России флота и его главной базы — самый весомый в жизни. И не только в моей. Наверняка, многие черноморцы думают так же. То, что вместе мы сделали в 1991—1992 году и в последующем, заслуживает высочайшей оценки российского общества, нашего государства и, на мой взгляд, является показателем потенциала черноморцев, как действующих — служивших тогда и продолжающих службу сейчас, так и ветеранов. Флотские традиции, история, закалка позволили всем сплотиться. Мы остались верны заветам великих предшественников, создавших Черноморский флот и основавших 235 лет назад Севастополь, не посрамили их память и продолжили дела защитников города русской славы. На этом плацдарме, с которого началась победная Русская весна, мы продержались 23 года. Несмотря ни на что, под жёстким прессингом Киева и при тягостном равнодушии Москвы черноморцы, севастопольцы, крымчане, патриоты соотечественники удерживали и расширяли плацдарм.

И. Касатонов с шефами-москвичами

История Черноморского флота не терпит разрывов и изъятий. В этой связи считаю одной из первостепенных задач — создание полной истории нашего флота. Издано много книг, есть фундаментальные исследования по целому комплексу черноморской, флотской проблематики. Но работа должна вестись постоянно, системно, комплексно. И возглавлять её для достижения необходимого эффекта должен командующий флотом. А, правильнее, командующие — сменяя друг друга, обеспечивая преемственность, наращивая массив накопленных исследований и сведений. Без истории флота не может быть великой морской державы, без знания этой истории нет и не может быть морского офицера.

— Вами написаны интереснейшие книги, раскрывающие малоисследованные периоды флотской деятельности. Одна из последних — трилогия «Триумф Военно-Морского Флота России в XX веке», появившись в печати, сразу же получила высокий отклик военных специалистов, экспертного сообщества, морской общественности…
— Первый тираж трёхтомника направлен на все флоты, в ВУНЦ ВМФ «ВМА им. Адмирала Флота Советского Союза Н. Г. Кузнецова», в специализированные библиотеки, переданы ветеранам. Есть они у черноморцев и севастопольцев.

Без преувеличения можно сказать, что это фундаментальный труд. Утверждаю так не потому, что являюсь автором данного научного исследования, а исходя из комплекса затронутых в нём проблем, изложенных с научной точки зрения и с использованием колоссального объёма фактологических данных.

Направленность работы определяла цель — обобщить разрозненные материалы, связанные с выработкой и реализацией морской политики государства, воплощением на практике грандиозных замыслов руководства Российской империи и Советского Союза по созданию и поддержанию на оптимальном уровне, Военно-морского флота. Причём сделано это на фоне раскрытия роли в развитии флота конкретных личностей — последнего морского министра империи Ивана Константиновича Григоровича, народного комиссара ВМФ — военно-морского министра, Главкома ВМФ СССР Николая Герасимовича Кузнецова и стоявшего тридцать лет во главе военно-морской компоненты нашей державы Адмирала Флота Советского Союза Сергея Георгиевича Горшкова.

И. Касатонов с супругой

Военно-морской флот страны является солидной базой для анализа и выводов о роли личности в истории. Персонализация происходящих масштабных процессов очевидна, она носит определяющий, чрезвычайный характер. Например, роль И.В. Сталина в военном строительстве, или Л.П. Берии в создании атомного оружия. Казалось бы, всё давно изучено. Но на науку в этих вопросах продолжает давить политическая конъюнктура, из-за чего зачастую допускаются искажения фактов, что-то откровенно замалчивается… Подобное происходит и в отношении флотской проблематики.

Мало кто задумывается в поиске ответов: что нужно было делать и как действовать в общем-то не сильно богатой стране, чтобы в сжатые по историческим меркам сроки на основе военной доктрины определить принципы военно-морской деятельности, сконцентрировать возможности государства для создания военного флота мирового уровня. В последние семьдесят лет, особенно в 50—80-е годы, происходили чудесные события, которые сегодня, как это ни парадоксально, удивляют. Поэтому, уверен — деятельность настоящих государственников, патриотов-державников, которые руководили страной, нашим флотом, должна быть примером для всех.

Своей работой, которой посвящены не просто годы труда, а, наверное, вся жизнь, я стремлюсь привлечь внимание к уникальному опыту руководителей — И. К. Григоровича, Н. Г. Кузнецова, С. Г. Горшкова. Всё морское сообщество России столетие жило и действовало по их планам. И продолжает действовать. Хотя, к сожалению, немногие флотские офицеры сегодня могут что-то поведать об этих людях. Возвратить современникам имена великих предшественников, воздать им должное — такую задачу я поставил себе и решал в процессе написания.

Сыновья Кирилл и Александр после принятия присяги на верность России. 1992 г.

— Ваша книга об адмирале Викторе Сергеевиче Сысоеве, командующем Черноморским флотом в 1968—1974 годах, начальнике Военно-морской академии — продолжение научно-биографической серии о видных деятелях российского флота…
— Под его руководством черноморцы на постоянной основе стали действовать в Средиземном море, «гасили пламя» арабо-израильских конфликтов, участвовали в крупнейших за всю историю учениях «Океан-70». Тогда мы интенсивно осваивали новейшие корабли, в том числе авианесущие, морскую авиацию, новую технику морской пехоты и БРАВ. В годы  омандования В.С. Сысоева была сформирована 30-я дивизия ротиволодочных кораблей ЧФ. Его вклад в военно-морскую науку, в развитие системы подготовки кадров неоспорим.

В продолжение темы роли личности в истории веду сбор материалов для книги о любимом черноморцами и севастопольцами командующем Серафиме Евгеньевиче Чурсине.

— То, что Вы сохраняете для будущего историю Личностей, а через неё историю Флота российского, бесценно. Уходят их современники, а написано, сказано о достойнейших из достойных так немного…
— К сожалению, это так. При жизни им было воздано по их статусу и вкладу в соответствии с нормами и понятиями времени. Считаю, этого недостаточно. Парадокс, но факт: в Севастополе никак не увековечены имена флотоводцев и военачальников послевоенной поры, а то, что сделано, например, бюст Н. Г. Кузнецова — воплощалось по народной инициативе, деньги собирали, «пуская шапку по кругу». В топонимике города никак не увековечено имя Сергея Георгиевича Горшкова. Откровенное безобразие! Понятно, что «при Украине» это было сложно, хотя командующие флотом и тогда настойчиво «продавливали» решение многих вопросов. Опять же, энергично действуя «вопреки».

— Товарищ адмирал, а ведь именно Вы стали инициатором чеканки памятного нагрудного знака с надписью «Вопреки» и уже вручали его черноморцам.
— Идея изготовления знака возникла потому, что, во-первых, нужно помнить о значительных событиях новейшей истории флота, о которых, увы, быстро забывают. Во-вторых, необходимо отдать должное черноморцам, для которых черноморские традиции — не только церемонии и ритуалы, а самоотверженное, даже жертвенное служение Отечеству. Верность присяге, любовь к флоту и флагу — не показная, не декларируемая, а неотъемлемая черта, сущностное качество моряка, офицера Черноморского флота, которым присуще стремление работать на результат по максимальным параметрам. Говорить об этом во всеуслышание, нести эту морскую правду обществу — одна из важнейших задач. Поэтому чеканим знаки, издаём книги, проводим конференции.

Дополнительный материал: 
30-летний юбилей 30-й дивизии. Приморский бульвар. г. Севастополь

При поддержке начальника Генерального штаба Вооружённых сил России генерала армии Валерия Васильевича Герасимова, статссекретаря, заместителя министра обороны генерала армии Николая Ивановича Панкова, первого заместителя начальника Генерального штаба Вооружённых Сил России — начальника Главного оперативного управления Генерального штаба генерал-полковника Сергея Фёдоровича Рудского проведён цикл мероприятий, посвящённых событиям на Черноморском флоте в 1991—1992 годах. Работа эта продолжается в различных формах. Так, на «круглом столе», организованном Военно-научным обществом ЧФ, обсуждались вопросы новейшей истории флота, были собраны моряки Средиземноморской эскадры, командиры кораблей проектов: 1143, 1123, 1134 Б, 58, 61, 1135, прошедшие великолепную морскую школу. Там я имел честь вручить знак «Вопреки» черноморцам, которые отстояли родной флот и сохранили его для России, организовывали и участвовали в Военно-морском параде в День ВМФ в 1992 году. Тогда Киев запрещал наш праздник, мы же вопреки мечтаниям и желаниям украинского руководства провели его на высочайшем уровне. Более того, я провёл две генеральные репетиции по полному формату — чтобы вздрогнули недруги. Потому что никому не согнуть духовный стержень Севастополя, города русской флотской славы.

Кроме того, инициативная группа инициировала изготовление нагрудных знаков, посвящённых БПК «Очаков» и БПК «Проворный» — кораблям, на которых я изведал командирское счастье. Эти корабли в буквальном смысле прожили две жизни, нынче им вместе боле ста лет. Наши ветеранские экипажи сплочены и жизнестойки. Пользуясь случаем, передаю им боевой привет. Без связи с ними жить просто не могу.

Знаете, с годами многие становятся сентиментальными. Для меня показателен пример Николая Ивановича Ховрина. Человек-легенда, стоявший у черноморского штурвала девять лет, с 1974-го по 1983 год, всегда строгий, как нам казалось, суровый военачальник в конце жизни раскрылся совсем по-иному, помягчел душой. И, наверное, так происходит со всеми, кто остался верен мальчишеской мечте быть военным моряком. И только так — с чувством гордости за принадлежность к флоту каждый из нас идёт по своей жизни.