КНИГУ ― В МАССЫ

Дата: 
10 мая 2019
Журнал №: 
Рубрика: 

Решительно перестроить библиотечную работу…, превратить библиотеки в культурные центры… ― это строки из постановления, выход которого определит последовательность решений на государственном уровне для подъёма в стране библиотечного дела. Документ увидел свет без малого 90 лет назад. Он стал отправным моментом библиотечного похода1929―1930-х годов. О походе за библиотеку и этапах становления библиотечной науки молодого пролетарского государства — в материале Наталии Бестужевой.

Текст: Наталия Бестужева

Как никогда и нигде
Если заглянуть в этимологический словарь, то в разделе ≪происхождение≫ можно прочесть: первоисточник слова библиотека ― греческое bibliotheka, образованное от biblio(n) ― ≪книга≫, и theka ― ≪хранилище≫. Носителем этого статуса, конечно же, с различными дополнениями и вариациями, библиотеки являлись из столетия в столетие. За многовековую историю библиоотрасль ≪впитала≫ все взлёты и падения человеческого этноса с его стремлением к познанию мира, к сбережению и передаче последующим поколениям приобретённых знаний.

Однако ≪хранилища книг≫ никогда не оставались лишь хранилищами. Библиотеки ≪говорили≫ с людьми, используя сосредоточенный в них, хорошо отсистематизированный человеческий опыт. ≪Оцифрованный≫ в слове он позволял просвещать, подсказывать, предостерегать, вразумлять, навязывать идеологии, воспитывать, учить жить. Так было и при Ярославе Мудром, и при Петре Первом, и 90 лет назад, когда Страна Советов собралась в свой первый иблиотечный поход. Так происходит и сегодня, потому что всему своё время, и время всякой вещи под небом (Еккл. 3:1).

Статистика начала третьего тысячелетия не даёт точных данных по количеству библиотек в РФ. Школьные, вузовские, ≪военные≫ и так далее ― вместе ≪перешагивают≫ за 100 тысяч. Государственные и муниципальные ― не дотягивают до 40 тысяч. Количество посетителей, по разным подсчётам, составляет от 31 % до 35 % населения страны. При этом тенденция сокращения числа библиотек хотя и замедлилась, но в среднем ― это примерно одна тысяча в год. И даже если речь идёт не о закрытии учреждений, а о процессе укрупнения, то каждый раз в итоге получается всё равно ― минус одна единица. Интерес к чтению тоже снижается.

По словам министра культуры Владимира Мединского, ≪можно, конечно, махнуть рукой, как сделали во многих странах, и ждать, пока интернет полностью ≪съест≫ библиотечное дело. Но можно попытаться эту отрасль реформировать, тем более что у нас она в советские годы была развита, как никогда и нигде≫. Последние слова министра ― факт, действительно, неоспоримый.

Начало долгого пути
Программные документы, положившие начало строительству советской библиотечной системы, разрабатывались под руководством вождя мирового пролетариата Владимира Ульянова (Ленина) и его соратницы и супруги Надежды Крупской. Роль первой леди молодого государства в вопросе обновления теории и практики библиотечного дела переоценить невозможно, несмотря на последовательную политизацию этой отрасли и перегибы с ≪очищением≫ библиотек, которые осуществлялись под её руководством. Пошаговую инструкцию: как в условиях разрухи и ≪зачаточной экономики≫ создавать с минимальными вложениями библиотеку нового типа, Крупская даёт в статье ≪Чем должен быть рабочий клуб≫:≪Клубная комиссия неправильно поймёт свою задачу, если ограничится тем, что расставит книги на полках и разложит газеты на столах. Такая библиотека и читальня не станут центром очень большого внимания≫, ― писала она.

Надежда Константиновна настаивала на самом широком использовании возможностей библиотек. В них должны быть рекомендательные каталоги, планы города, чернила и бумага для заметок, адреса культурно-просветительных учреждений, объявления о лекциях, кинематографических сеансах, организованы подписка на газеты, продажа конвертов и марок, чтобы тут же писать письма, открыта торговля книгами и брошюрами… Во главе всего, конечно же, должен стоять библиотекарь, который с лёгкостью будет ориентироваться в многообразии информации и услуг и сможет давать справки по всем этим вопросам.

Такое вот пролетарское книгохранилище. А, может, всё-таки нечто большее, от чего в деталях мы не отказались бы и сегодня?

 ≪Библиотеки как книгохранилища уходят в прошлое и должны стать общедоступными культурно-просветительскими центрами≫, ― это уже цитата из века нынешнего, а именно слова министра культуры Владимира Мединского на конференции ≪Культурная карта России: о механизмах развития инфраструктуры чтения в регионах≫.

Под охраною и на учёте
Для пролетарских руководителей вопрос развития библиотечного дела и управления им был одной из первостепенных задач. В ноябре 1917-го создаются структуры для управления государственными общедоступными библиотеками. Первое госсовещание по библиотечному делу проходит в июле 1918 года. Согласно декрету Совнаркома ≪Об охране библиотек и книгохранилищ≫ ≪библиотеки ликвидируемых и эвакуируемых государственных учреждений, а также библиотеки отдельных обществ… состоят во всех местностях РСФСР под охраною и на учёте Народного комиссариата просвещения≫. В начале 1919 года первая библиотечная сессия комиссариата объявит все библиотеки общедоступными.

14 января 1919 года постановление Совнаркома укажет на необходимость ≪немедленно принять самые энергичные меры≫ для централизации библиотечного дела и для введения швейцарско-американской системы, которую Ленин считал одной из самых эффективных.

Большинство ≪старых≫ библиотечных кадров не устраивало новую власть. Уровень же деревенских библиотекарей не отвечал стоящим перед ними задачам по окультуриванию крестьянства, которое составляло до 80 % всего населения. В декабре 1918 года открывается первое в стране высшее учебное заведение для подготовки культурно-просветительных и библиотечных работников ― Петроградский институт внешкольного образования. В 1930-м ― Московский библиотечный институт.

По мнению Крупской, библиотекарь — не только ≪душа дела≫ и ≪энтузиаст≫. Он — ответственный участник социалистической стройки.

Советская библиоотрасль рождается на новых принципах с учётом европейского опыта. Выступая в 1920 году в газете ≪Правда≫ со статьёй ≪Централизация библиотечного дела≫, Крупская подробно изложит концепцию, которая будет реализована и даст эффект на годы вперёд. В числе положений, сделанных ≪самой жизнью≫, будут названы:

― общая библиотечная сеть в каждом городе, ― обмен книг между библиотеками,
― наличие в библиотеках с фондом свыше 2 тыс. томов каталогов всех библиотек города,
― возможность для читателя выписать через любую библиотеку нужную ему книгу,
 ― организация при каждой общественной городской библиотеке детских отделений, которые будут снабжать передвижками школы,
― равномерность распределения библиотек по городу, работа в часы, удобные для читателей,
― создание при библиотеках советов из читателей, помогающих выявлять читательские запросы, проводить дни сбора книг и т. д.,
― инструктирование библиотек библиотекой-коллектором, которая с учётом потребностей на местах осуществит снабжение книгами непосредственно из госиздательства.

В деле окультуривания страны приближение библиотеки к массе имеет чрезвычайно большое значение≫, ― пишет Надежда Константиновна в 1924 году в статье ≪К вопросу о развитии коллективного пользования книгой≫.

Культ образованного просвещённого человека провозглашается в Стране Советов на самом высоком государственном уровне. Но мог ли этот культ быть не идеологизирован? Конечно, нет. Впрочем, любое государство на пути к устойчивому развитию никогда не отодвинет идеологию на второстепенное место.

В ноябре 1920 года создаётся Главполитпросвет РСФСР, орган госвласти, входивший на правах Главного управления в состав Наркомпроса РСФСР. Бессменным руководителем Главполитпросвета становится Н. К. Крупская.

Всего в 1921― 1927 годах увидят свет около 300 книг, брошюр, сборников по вопросам библиотечного дела, которое благодаря Крупской приобретёт государственную значимость. Одно за другим выйдут постановления ЦК партии, которая определит политико-идеологовоспитательнуюфункцию библиотек как единственно верную. Тем самым борьба за библиотеки между Главполитпросветом и культотделом ВЦСПС завершится полной победой партийно-государственной структуры.

≪Культурническая≫ концепция профсоюзов, по которой библиотечной отрасли отводилось место в системе ≪организации отдыха трудящихся≫, останется невостребованной.

Совершенно исключительный талант…
Будучи педагогом, Крупская прекрасно понимала, как важно донести книгу до читателя, чтобы сформировать нужное мировоззрение. ≪Мы бедны, ― писала Крупская в 1924 году в статье ≪Один из заветов Владимира Ильича≫, ― и именно поэтому мы должны давать побольше средств на библиотечное дело. Ибо библиотека — самый экономный, самый целесообразный способ приближения книги к массе≫.

Но начала новая власть не со снабжения библиотек книгами, а с ≪чисток≫. Прошедшие в 1923, 1926, 1929 годах под руководством Главполитпросвета они привели к сокращению библиотечных фондов в среднем на пятьдесят процентов.

≪Библиотечный отдел Главполитпросвета проделывает, как известно, громадную работу, ― пишет Крупская в статье ≪Огрехи≫ Главполитпросвета≫ в 1924 году. Но ≪кто не пашет, у того и огрехов нет≫. Крупская сетует, что к циркуляру об изъятии из библиотек ≪ненужных и вредных книг≫ без её ведома был приложен ≪чрезвычайно неудачный список≫, по которому изъятию подлежали Платон, Кант, Мах… ≪Философы-идеалисты — народ вредный что говорить. Но наличие их в библиотеке для крестьянина или рабочего-массовика нисколько не вредно…: массовик читать Канта не станет≫.

По утверждению Крупской, запрещать некоторые произведения Толстого и Кропоткина было недопустимо. ≪Конечно, мировоззрение Л. Толстого …Замыкание в себя, сосредоточение всех сил на личном совершенствовании, непротивление злу — всё это диаметрально противоположно тому, к чему зовут массы коммунисты. И эти призывы Л. Толстого особенно вредны именно в силу его совершенно исключительного таланта. Однако современный массовый читатель уже достаточно пропитан коллективистической психологией,… и потому проповедь Л. Толстого нестрашна, она будет лишь толкать мысль…≫.

В 1929 году в статье ≪Поход за библиотеку≫ Крупская напишет: ≪Книжные фонды в библиотеках очень бедны. Из старых фондов пришлось выбросить массу хлама. Новые книги зачитываются до дыр и очень быстро. Надо прямо сказать: на библиотечном фронте у нас полное неблагополучие≫.

Проводя аналогию с организацией борьбы с безграмотностью, Крупская подчёркивает, что не ведомственный подход, а участие широких масс играет решающую роль в достижении результата: ≪Надо полностью использовать опыт культпохода. Надо организовать библиотечный поход… Надо объединёнными силами сдвинуть с мёртвой точки библиотечное дело≫.

Несмотря на то, что в 1929 году грамотных людей в России будет 37 % при 35 % в 1914 году, в новый для себя библиотечный поход страна пойдёт под лозунгами ≪Ни одного, обучившегося грамоте, вне библиотеки!≫ и ≪Книгу в массы!≫.

В библиопоход
Постановлением Главполитпросвета РСФСР ≪О библиотечном походе≫ руководство им будет поручено Центральной библиотечной комиссии. ≪Главполитпросвет считает вполне назревшим вопрос об организации широкого общественного движения за развитие библиотечного строительства в стране. Осуществление пятилетнего плана социализма наступило, необходимо в связи с этим поднять политический и культурный уровень широких трудящихся масс≫.

Партия поддержит идею библиопохода. В октябре 1929 года выйдет постановление ЦК ВКП (б), согласно которому предстояло решительно перестроить библиотечную работу в соответствии с её возрастающим политическим значением, превратить библиотеки в культурные центры, развивать массовые формы работы. Партийным организациям, профсоюзам, наркомпросам союзных республик рекомендовалось расширять сеть библиотек и улучшать их материальное положение, привлекая к библиотечному строительству трудящихся. Признавалось необходимым расширить сеть детских отделений.

Причиной пробуксовки развития библиотечного дела будут названы в первую очередь слабая активность общественности и библиотечных работников. Возглавить библиопоход поручалось местным партийным организациям.

В документе отмечалось: количество библиотек недостаточно, особенно на селе; преобладают ≪карликовые≫ библиотеки; плохо развита передвижная и книгоношеская работа; комплектование книгами идёт без специального плана; средства на приобретение литературы нерегулярны и недостаточны. И вновь…ставилась задача ≪провести просмотр книжного состава всех библиотек…≫.

Н. К. Крупская в письме к своей заместительнице А. Г. Кравченко напишет: ≪Под давлением культотделов АППО ЦК (отдел агитации, пропаганды и печати) в последнюю минуту в резолюцию о библиотечном деле вставил пункт о чистке… Профсоюзы требуют, чтобы Главполитпросвет дал им исчерпывающий список книг с мещанским уклоном≫.

Лишь спустя три года будут признаны ошибки и извращения в политике библиотечных чисток, и начнётся ликвидация спецфондов.

«Библиотека на помощь соцсоревнованию»
Преодолеть ≪полное неблагополучие≫ на самых разных направлениях ≪библиотечного фронта≫ должен был в 1929―1930-х годах библиотечный поход. ≪Ставка≫ на библиотеки в решении важнейших государственных задач делалась огромная. Об этом говорят пролетарские лозунги-призывы:

≪Библиотека в помощь выполнению пятилетнего плана≫, ≪Библиотека на помощь соцсоревнованию≫, ≪Вовлечение обучения грамоте в библиотеке≫… Для сельских учреждений действовали свои, не менее выразительные и ёмкие ≪установки≫: ≪Библиотека на помощь социальному переустройству сельского хозяйства на основе коллективизации и кооперации≫, ≪Больше батраков, бедняков, колхозников, взрослых крестьян и крестьянок ― в библиотеку≫, ≪Библиотеки ― на борьбу с религией, бескультурностью≫.

Особо активная работа велась силами библиотек в районах сплошной коллективизации. На сельских сходках добровольцы занимались пропагандой печатного слова. Книгу селянам доставляли книгоноши. Помимо этого расширялась передвижная сеть. Крупская писала в ≪Походе за библиотеку≫: ≪На фабриках передвижки приносятся в спальни, в столовки, в красные цеховые уголки, в рабочие жилтоварищества. Посылаются передвижки и в школы, и в мастерские… В деревне — по соседним сёлам… Через передвижки нам надо добиться того, чтобы библиотечная книга … сама лезла в руки каждому рабочему, каждой работнице, домашней хозяйке, каждому бедняку, беднячке, батраку, батрачке, каждому трудящемуся≫.

Там, где библиотеки имелись, активисты организовывали смотр деревенских библиотек, итоги которого отражались в стенгазетах. В городах формировались бригады библиотекарей, которые помогали вести на селе массовую работу с книгой.

Появилась сеть ≪красных уголков≫, упрочилось положение изб-читален. ≪Избы-читальни необходимо сделать центром правильной и регулярной информации широких масс крестьянства о политической жизни страны (правильная доставка газет, устное чтение их, беседа и т. д.)≫ ― писала Крупская ещё в 1922 году. Финансирование изб-читален шло из местных ≪бюджетов≫ губисполкомов с привлечением средств кооперативов. Непременным условием оставалось сохранение руководящей роли партии и политпросветов.

Свою лепту в дело оживления библиотечной жизни страны должно было внести соцсоревнование между библиотеками. Желание победить означало ― сделать совместными усилиями что-то лучше других, и таким образом могли зародиться новые методы работы. Предложения по её улучшению выносились на читательские собрания и конференции. Для пополнения библиотечных фондов был организован сбор книг и средств. При библиотеках трудились добровольные помощники, которые помогаличитателям с выбором нужной книги, готовилиобъяснения о новинках, следили за состоянием книг и даже за чистотой в помещениях Инициатором, организатором, идеологом библиопохода являлась Н. Крупская. Широкая информационная кампания в печати, развёрнутая под её началом, убеждала и доказывала правильность и необходимость библиопохода для успешного строительства просвещённогопролетарского государства. ≪Рабкоры и селькоры, пишите о библиотечном деле как можно больше… Надо ставить библиотечное дело под контроль масс≫, ― призывала Крупская.

В июне 1930 года на совещании руководителей библиотечного похода ей будут изложены направления дальнейшего развития библиотечного дела в стране.

Библиопоход 1929―1930-х годов был, по сути, гениальной попыткой научить людей хотеть просвещения. Конечно, в ходе похода были допущены и перегибы, и нежизненными оказались многие формы работы. Но шаги, которые в последующие годы были сделаны государством по развитию библиотечного дела, были ≪запрограммированы≫, в том числе библиопоходом.

По спирали
История движется по спирали. Исследования начала третьего тысячелетия свидетельствуют о значительном сокращении читательской аудитории. Постоянные читатели книг составляют сегодня четвёртую часть взрослого населения страны (23 %), те, кто вообще не читает книг, ― 7 %. Чтение литературы перестаёт быть культурной нормой.

Стремление книжного сообщества помочь удержать ситуацию, придать ей новый стимул реализуется ≪изобретательством≫ новых форм работы. Одна из таких ― создание региональных центров чтения, которые являются своеобразными методобъединениями при центральных библиотеках регионов, ведут разработку стратегий и технологий поддержки чтения, предлагают различные книжно-читательские программы. Особое место занимают проекты для городов и районов, отдалённых от областных центров. Опыт отправки литературных бригад по населённым пунктам с просветительской миссией вновь, как и 90 лет назад, доказывает свою востребованность. Популяризации чтения помогают книжные фестивали, праздники книги, другие общественно-литературные ≪промоакции≫.

Стремление людей не только ≪познавать≫, но и быть услышанными, реализуется через организованные при библиотеках читательские кружки, литобъединения, гостиные, клубы литературных консультаций. Участие в таких объединениях ― поиск человеком своего места в книжной культуре, своей книги в литературной системе координат, своих просвещённых единомышленников.

Современные электронные технологии для более взрослой читательской аудитории только при первом знакомстве кажутся чем-то инородным. Они открывают новые возможности для продвижения чтения. Это ― и электронные путеводители по литературе, и ≪библиогиды≫, и читательские форумы, и интернет-обзоры новинок… При этом космический хаос интернета никак не может тягаться с Его Величеством Библиотекарем. В условиях развития информационно-коммуникационных технологий, изобилия сетевых ресурсов и жёсткой информационной конкуренции роль библиотекаря как информационного посредника незаменима. Он по-прежнемудолжен быть для читателя горьковским Данко, естественно ― без революционного пафоса и лучше, если со знанием основ 3Д–моделирования литературных произведений от классики до современных авторов. Такое непременно будет. А где-то в мире ― уже есть. Пока же согласно задаче, которую формулирует государство в отношении библиотек, последние ― не что иное, как центры культурного просветительства. Таким образом, спустя 90 лет ≪культурническая≫концепция профсоюзов, по которой библиотечной отрасли отводилось место в системе ≪организации отдыха трудящихся≫, оказалась ≪первее≫ концепции Главполитпросвета. Потому что ― всему своё время, и время всякой вещи под небом (Еккл. 3:1).