КООПЕРАЦИЯ – ДОЧЬ НУЖДЫ И МАТЬ БЛАГОСОСТОЯНИЯ

Дата: 
15 марта 2016
Журнал №: 
Рубрика: 
«Колхозный базар». Ф. Сычков

На ставших традиционными XXIV Международных Рождественских образовательных чтениях, проходящих под девизом «Традиция и новации: культура, общество, личность», по направлению «Церковь, государство, общество» в этом году впервые была организована отдельная секция по теме «Развитие Православной финансовой системы и возрождение кооперации в России на основе традиционных (партнёрских) финансов», посвящённая возрождению православных традиций в кооперации и сфере финансов. С чем связано понятие «кооперация» в сознании простых граждан? Как относятся к этой деятельности государство и различные слои общества? Есть ли перспектива объединения усилий для воплощения традиций наших предков в современных реалиях?

Текст: Дмитрий Сурмило, доктор философии по экономике

«Выбор Комитета бедноты». А.А. Пластов

На вопрос «С чем у Вас ассоциируются слова «кооперация» и «кооператор?», заданный людям разного возраста, я получил массу ответов, сводящихся в несколько обобщённых оценок. Так, горожане старшего поколения связывают это понятие с возможностью приобретения кооперативной квартиры или гаража в эпоху зрелого социализма, а сельчане по-доброму вспоминают возможность приобретения товаров в автолавках и сельпо; представители моего поколения, заставшие перестройку уже в сознательном возрасте, помнят о буме предпринимательства вышедших из тени цеховиков, составлявших реальную конкуренцию государственным предприятиям лёгкой и пищевой промышленности, а люди помоложе говорят о негативном опыте деятельности псевдокооператоров, наживавшихся на населении, обманывая его с помощью мошеннических схем. Попробуем разобраться, для начала заглянув в исторические документы, позволяющие обобщить опыт развития и становления кооперации в дореволюционной России.

Среди организационных форм совместного труда в России, кроме кооперации, были широко распространены и такие, как торговые товарищества (складничества), бригады, ватаги, различные по принципам управления артели, которые также стали прообразом современных народных предприятий. До наших дней, пройдя долгий путь сквозь три столетия, сохранилась только кооперация.  

Согласно архивным исследованиям доктора исторических наук А.Л. Вычугжанина, члена Российского исторического общества, задавшегося целью восстановления исторической правды в части благотворного влияния участия Русской православной церкви в развитии кооперативного движения в XIX–XX веках, оценивавшегося современниками из Европы как «Русское чудо», в начале XX века более половины граждан России либо участвовали в различных кооперативах в качестве пайщиков, либо были членами семей кооператоров.

Теперь о хронологии ключевых событий возникновения и развития российской кооперации.

В 1865 году был создан первый в России кредитный кооператив ‒ ссудо-сберегательное товарищество в селе Дороватово (Рождественское) Ветлужского уезда Костромской губернии. Инициатором стал помещик Святослав Фёдорович Лугинин. Весной 1864 года ему удалось убедить подписать составленный им устав 21 человека, среди которых был и священник Алексей Петрович Соколов. С.Ф. Лугинин не дожил до открытия товарищества, его дело продолжил брат Владимир Фёдорович Лугинин. На первых порах развитие сети кредитных кооперативов шло очень медленно: за период с 1866 по 1870 год возникло всего 15 кооперативов, но уже в 1871 году отмечается оживление в организации кредитных кооперативов благодаря созданию Комитета о сельских ссудо-сберегательных и промышленных товариществах с отделением в Санкт-Петербурге. В его состав в 1873 году вошёл архимандрит Пустынского монастыря Мстиславльского уезда Могилёвской губернии Анатолий, призывавший сельских священников взять на себя заботы по открытию в своих приходах ссудо-сберегательных товариществ, и состоял в нём 21 год. Позже развитием кредитной кооперации стало заниматься и земство. Первым выступило Новгородское земство. В результате с 1871 по 1877 год появились 966 товариществ.  

Секретарь Санкт-Петербургского отделения комитета Василий Николаевич Хитрово в докладе «О ссудо-сберегательных товариществах», прочитанном им в III отделении Императорского Вольного экономического общества 2 ноября 1874 года, оценил долю духовных лиц на тот момент в руководстве ссудо-сберегательных товариществ в 9%. Среди сельской интеллигенции эта группа была лидирующей в организации кредитных кооперативов. В четвёртом отчёте отделения (1877 год) отмечалось, что эта цифра выросла до 18%, при этом доля дворян в управлении товариществами составляла 15%. В печати отмечалось, что к концу 1870-х половина ссудо-сберегательных товариществ была организована благодаря духовенству.

В 1895 году был издан специальный закон, во многом определивший развитие кредитной кооперации, – Положение об учреждениях мелкого кредита от 1 июня 1895 года. Этим законом вводился новый тип кредитных кооперативов – кредитных товариществ. Принципиальное отличие кредитных товариществ от ссудо-сберегательных – отсутствие паевых взносов. Фактическое применение этого закона началось в 1897 году, когда были утверждены новые образцовые уставы и начато ведение официальной статистики этих учреждений. Тогда же открылось первое кредитное товарищество – Ивановское – в селе Иванковцы Прилукского уезда Полтавской губернии, а за шесть последующих лет ‒ 382 организации.

Уже в марте 1898 года состоялся Первый Всероссийский съезд ссудо-сберегательных товариществ в Москве, а в 1901 году утверждён устав первого Союза кредитных и ссудо-сберегательных товариществ – Бердянского.

С 1906 года в течение пятилетия ежегодный прирост в среднем превышал 1360 кредитных товариществ.

В 1908 года состоялся первый Всероссийский съезд кооперативных учреждений, на котором кооперация рассматривается как особая жизнь, не коммерция. Стала крылатой фраза «Кооперация – дочь нужды и мать благосостояния». Развитие кооперации происходило путём повсеместного создания кооперативов на основе типового устава, принятого съездом кооперации. Типовой устав включал меры противодействия превращения кооперации в коммерцию (торгашество).  

13 января 1909 года указ Святейшего Синода разрешил представителям Русской православной церкви оказывать всевозможное содействие развитию кредитной кооперации.

7 января 1910 года открыт Банк кооперативных товариществ в Варшаве, а 9 мая 1912 года ‒ Московский народный банк, специальный банк для российской кооперации.

Число действующих кредитных товариществ к 1 января 1914 года составляло 9515 (средний район действия кредитных товариществ ‒ 1570 дворов), ссудо-сберегательных товариществ – 4891(средний район действия ссудо-сберегательных товариществ ‒ 1818 дворов). В 1915 году в кредитных кооперативах насчитывалось 8 миллионов членов, что с учётом членов их семей составляло 40 миллионов человек.

Другим видом кредитного учреждения, существовавшего в России в XIX-XX веках, стали Общества взаимного кредита (ОВК), организованных на начале взаимности (совладельцами такого кредитного учреждения были члены-заёмщики, связанные круговой порукой). Целью этих организаций было обеспечение своих членов дешёвым кредитом, в основном краткосрочным (до шести месяцев) и на предпринимательские нужды. Высшим органом управления Общества взаимного кредита было общее собрание членов, на котором каждый член ОВК имел один голос, вне зависимости от размера участия в капитале. 

Деятельность обществ взаимного кредита строилась на взаимных началах. Каждому члену ОВК при вступлении устанавливался размер кредита в соответствии с его кредитоспособностью и предлагаемым обеспечением. В уставе мог быть определён наименьший размер кредита, который мог быть открыт обществом, что позволяло вступать в ОВК только состоятельным подданнымРоссийской империи. Каждый член общества при вступлении брал на себя ответственность за определённую часть обязательств ОВК, при этом 10 или 5% от этих обязательств он должен был внести в качестве взноса. Такая структура построения капитала и ответственности в ОВК определяли высокую надёжность деятельности обществ взаимного кредита. Во времена финансовых кризисов члены и клиенты обществ взаимного кредита, в отличие от коммерческих банков, ни разу не пострадали.

Устав первого российского Общества взаимного кредита был высочайше утверждён 9 (21) апреля 1863 года. Дата начала операций ОВК, 17 (29) марта 1864 года в Санкт-Петербурге, считается днём рождения общества. Это было первое частное кредитное учреждение в России. Заслуга учреждения первого Общества взаимного кредита в России принадлежит Евгению Ивановичу Ламанскому, бывшему в то время товарищем (заместителем) управляющего Государтсвенным банком Российской империи.  Прежде чем Е.И. Ламанский был назначен товарищем управляющего Государственным банком, он тщательно изучил постановку банковского дела в Западной Европе, и в особенности во Франции и Бельгии. В это время по образцу Санкт-Петербургского общества взаимного кредита создаются ОВК в Москве и других городах Российской империи. Так, в 1869 году было создано Московское купеческое общество взаимного кредита.

До 1872 года образование ОВК в Российской империи производилось в каждом конкретном случае на основе утверждавшихся императором уставов. Общие правовые нормы относительно создания и деятельности обществ взаимного кредита впервые были установлены высочайше утверждённым мнением Государственного совета «Об учреждении частных кредитных установлений» от 31 мая  1872 года.  

В начале XX века наступил период бурного роста обществ взаимного кредита. Так, в период с 1895 по 1910 год и количество ОВК, и число их членов увеличились в пять раз ‒ до 467 и 267 107 соответственно.

Динамика роста количества и числа членов ОВК

Год

Количество ОВК

Количество членов ОВК

1895

93

56 629

1901

123

94 769

1905

217

140 057

1910

467

267 107

Стромынское общество потребителей. 1914 г.

На 1 января 1914 года в Российской империи вели свою деятельность 1117 обществ взаимного кредита.

Бурный рост численности ОВК привёл к необходимости объединения обществ взаимного кредита в виде Центрального банка обществ взаимного кредита (ЦБ ОВК). Одной из причин объединения ОВК был тот факт, что в одно и то же время одни ОВК кредитовались в коммерческих банках, а другие держали в них свободные средства. Таким образом, коммерческие банки выступали посредниками в распределении средств между ОВК, получая за это солидные проценты. Оставить эти деньги в управлении самих ОВК стало основной целью объединения. В 1909 году начал действовать ЦБ ОВК. Он был создан на тех же организационных принципах, что и другие ОВК: каждый пайщик мог получить кредит, в десять раз превышающий размер его взноса в основной капитал. Деятельность ЦБ ОВК сдерживало то, что, по уставу, он не мог привлекать в пассивы средства населения. Поэтому, несмотря на крупные кредиты в Государственном банке и коммерческих банках, которыми располагал ЦБ ОВК, ему не хватало средств. Число членов ЦБ ОВК постоянно росло. Если на момент начала деятельности, к 30 января 1909 года, он объединял 144 ОВК (39% всех существовавших в это время), то к началу следующего года ‒ 304 (65%), ещё через год ‒ 464 (76%), а к 1912 году ‒ 650 обществ.  

После введения новой экономической политики (НЭП) и восстановления свободного товарооборота и денежного хозяйства перед правительством РСФСР и других советских республик встала задача организации кредитной системы, которая могла бы охватить все многообразные стороны народного хозяйства страны. Первым в РСФСР открылось 1 июня 1922 года Петроградское общество взаимного кредита. Вслед за этим началось довольно оживлённое создание новых ОВК как в крупных торгово-промышленных центрах, так и в других губернских и уездных городах и даже в крупных сёлах. Наибольшее количество ОВК в 1927 году приходилось на города уездного и окружного значения. Первые общества взаимного кредита в РСФСР начали возникать, когда ещё не было законодательных актов, регулирующих как порядок возникновения обществ, так и их деятельность. 2 сентября 1922 года Советом Труда и Обороны был утверждён нормальный (типовой) устав ОВК, и одновременно с этим было поручено Народному комиссариату финансов в дальнейшем разрешать создание новых ОВК, если уставы их не будут иметь существенных отступлений от типового. На нормальный устав были переведены и все ранее разрешённые общества взаимного кредита, а в начале 30-х годов все они прекратили свою деятельность в результате кредитной реформы, проведённой в СССР.

Хотелось бы отметить, что в рамках Рождественских чтений состоялось знакомство с историческим наследием одного из древнейших дворянских родов России ‒ князей Гагариных, представленного членом московского дворянства князем Г.Г. Гагариным. В ходе общения с ним выяснилось, что достойные представители этого рода активно участвовали в развитии потребительской кооперации на рубеже XIX‒XX веков. Для облегчения жизни рабочих и их семей на фабриках, принадлежавших Гагариным, устраивались кооперативные учреждения в форме так называемых харчевых лавок, которые давали возможность рабочим приобретать качественные продукты по оптовым ценам, то есть существенно дешевле по сравнению с коммерческими лавками. Участие в потребительских кооперативах позволяло увеличивать на десятину достаток семьи путём повышения покупательной способности заработной платы рабочих.  

Как известно, в годы Первой мировой войны в России не вводилась карточная система для продовольственного обеспечения населения благодаря наличию развитой системы кооперации. В этой системе успешно участвовали кооперативы, учреждённые заботами и трудами князей Гагариных.

Опыт князей Гагариных, несомненно, служит примером социальной ответственности, примером служения ближнему и сегодня как никогда востребован в России, вступившей в трудный период взаимоотношений с Западом. Этот опыт также может быть реализован всеми отечественными предпринимателями в отношении своих работников. Подобные традиции были присущи многим дворянским семьям, купечеству и среднему сословию. Основатели кооперативного движения видели в кооперации служение ближнему во спасение.

Мало кому известно о переговорах премьер-министра царского правительства России Витте и первенствующего в Святейшем Синоде митрополита Санкт-Петербургского Антония (Вадковского), которые совместно пришли к выводу о том, что нужно изменить природу приходов Русской православной церкви: приход должен быть не только местом молитвы, но и центром общественной и социальной жизни. Сегодня РПЦ также осознаёт необходимость возрождения социальной функции прихода, такие цели были провозглашены ещё в апреле 2010 года. Создавая территории доверия, необходимо двигаться по пути возрождения кооперации при участии приходов по принципу: «От обслуживания пайщика – к служению ближнему». Беспрецедентную помощь Русской православной церкви в выполнении её социальной роли может оказать именно потребительская кооперация за счёт снижения социальной напряжённости в условиях затянувшегося экономического кризиса. 

Витрины магазинов. Ленинград в годы НЭПа

В случае с потребительской кооперацией социальная ответственность является объективным фактором, так как заложена в самом её смысле и хозяйственных механизмах: решение социальных вопросов населения вскладчину на основе объединения граждан России вне зависимости от их национальных, конфессиональных, политических и иных различий для достижения совместными усилиями общих целей.Сложно переоценить положительную роль потребительской кооперации и в сельском хозяйстве страны. Это подтверждает опыт 185 лет непрерывной работы потребительской кооперации в России. Залог успешного решения важнейших социальных вопросов ‒ в объединении усилий профессионалов, населения и государства за счёт саморегулирования, самофинансирования и возможности адаптации механизмов кооперации практически к любой обстановке, что создаёт предпосылки для действия объективных факторов развития этой сферы.

Приоритетным направлением деятельности потребительских обществ должно стать возрождение сильной и стабильной системы потребительской кооперации в России, ориентированной на:

  • Социальную миссию – возрождение российских традиций взаимопомощи и сотрудничества, содействие удовлетворению экономических, социальных и культурных потребностей пайщиков.
  • Приоритет идеологии – органичное соединение российских духовно-нравственных традиций с современными моделями обустройства социальной среды.

В то же время имеется ряд проблем, в том числе:

  • Сохраняется потребность в создании целостной многоуровневой системы кооперации. На сегодняшний день действуют различные объединения (союзы и ассоциации), но они отстаивают интересы конкретных кооперативных и некоммерческих организаций.
  • Отсутствие эффективного правового устройства системы потребительской кооперации не позволяет рассматривать её как самостоятельный сектор экономики, а действующее законодательство необходимо совершенствовать с учётом современных реалий.

В результате такой работы можно получить:

  • Модернизированную систему снабжения населения продовольствием, товарами и услугами, не разрушающую и не конкурирующую с существующими системами, а также не зависящую от условий вступления в ВТО и экономических санкций.
  • Единую систему потребительской кооперации в России, объединяющую существующих кооператоров и имеющую потенциал роста в десятки миллионов пайщиков на основе решения социальных вопросов населения.
  • Структуру, поддерживающую российских производителей и способствующую проведению реформирования ЖКХ, строительству доступного жилья и других общественно полезных и востребованных программ и проектов. 
Кооперативный магазин в Бальцере. 1928 г.
«Праздник кооперации в деревне». К.Ф. Юон

При помощи некоммерческих механизмов потребительской кооперации возможно создание целевых общеполезных фондов, в том числе для восстановления и реконструкции церквей, монастырей и храмов; в помощь православному паломничеству; фонды поддержки различных социальных категорий граждан и малоимущих при церковных приходах и т.д.

Ни для кого не секрет, что зачастую существующая банковская система страны действует неэффективно при обслуживании реального сектора экономики, малого и среднего предпринимательства и физических лиц. Причины этому разные: начиная от зарегулированной нормативной базы и заканчивая откровенным нежеланием банков принимать участие в хозяйственной жизни страны и стремлением зарабатывать на финансовых рынках сверхприбыли. Всё дело в слабой ориентированности банковских услуг на субъектов рынка ‒ таких категорий населения и юридических лиц, которых банки считают некредитоспособными.

В этих условиях создание Православного кооперативного банка на основе православных и кооперативных ценностей в России может стать альтернативой для решения проблем банковского обслуживания участников потребительской кооперации, малого и среднего бизнеса благодаря способности мобилизации частных инициатив и финансовой взаимопомощи на основе партнёрства и долевого финансирования. 

Кроме этого, планы развития экономических и социальных программ Русской православной церкви, обеспеченные механизмами потребкооперации, за счёт своей социальной основы приведут к динамичному укреплению экономики, развитию территорий и вовлечению широких масс населения, в том числе многодетных семей, в процессы самоуправления, самоорганизации и самофинансирования.

Потребительская кооперация выступает союзником государства в антикризисный период как участник строительства социального государства и гражданского общества, как инструмент внебюджетного развития экономики и социального кооперативного обслуживания населения и оправдывает тезис: «Потребкооперация ‒ союзница мудрых правителей…» (из послания ООН главам государств).

Формирование Системы социальной кооперации – национальный проект русских предпринимателей и кооператоров, которых объединил Всемирный русский народный собор, возглавляемый святейшим патриархом Кириллом. Приоритетная задача – учреждение всероссийского общественного движения по возрождению при окормлении Церкви социальной миссии кооперации «Возрождение кооперации – возрождение России».

Уверен, что совместными усилиями и конкретными делами наше общество уже в нынешнем году в рамках празднования 185-летнего юбилея российской кооперации сможет воспользоваться её преимуществами и выгодами.