КРИПТОВАЛЮТЫ - КРОВЬ НОВОЙ ЭКОНОМИКИ?

Дата: 
30 ноября 2017
Журнал №: 
Рубрика: 

Биткойн, эфириум, риппл, дэш и тысяча других названий — не что иное, как цифровые деньги, перевернувшие с ног на голову традиционные представления о базовых механизмах работы финансовой системы. Эта совершенно неизвестная ранее «валюта» неожиданно для всех ворвалась на финансовое поле и потеснила реальные деньги. Пока незначительно для глобальной системы, но достаточно, чтобы происходящие с ней события оказывались в топе новостных лент.

Текст: Екатерина Борисова, Василий Колташов

НОВАЯ ЭРА ДЕНЕГ
Капитализация рынка криптовалют сейчас составляет 0,002% от глобальной денежной массы в наличной форме и на банковских счетах. Но, тем не менее, роль биткойна в мировой экономике обсуждается на уровне глав государств и основных финансовых регуляторов. Своё мнение на этот счёт высказала даже глава МВФ Кристин Лагард, заявив, что игнорировать криптовалюты «неразумно» и рекомендовала банкам не сдерживать инновации.

Основной вопрос, который государственные мужи пытаются понять, — являются ли криптовалюты угрозой государству? Согласно классической теории денег ответ однозначен — да, являются. Не зря же в истории государства, как института власти, в отношении денег существует лишь один основной вектор развития — уничтожение альтернативных валют и защита монополии на выпуск собственной.

Однако, что касается криптовалют, всё оказывается далеко не так однозначно. Правительства некоторых стран действительно видят в цифровых деньгах угрозу и запрещают всякие манипуляции с ними (к примеру, Бангладеш), но в большинстве стран развитого мира отношение к криптовалютам вполне терпимое, кое-где дружественное, хотя и одновременно настороженное. В Японии с апреля 2017 года криптовалюты стали законным платёжным средством. В городах Нью-Йорк, Лондон, Цюрих, Франкфурт, Париж, Амстердам, Брюссель и Сеул они принимаются к оплате во многих кафе, аэропортах и магазинах. Где-то за биткойны можно даже купить недвижимость.

Что же происходит, и как это стало возможно?

ФИЛОСОФИЯ КРИПТОЭКОНОМИКИ
Появление криптовалют не вписывается в привычную экономическую модель, поэтому большинство финансистов и экономистов критично оценивают будущее этого нового мирового явления. Так, глава банка JPMorgan Джеймс Даймон назвал биткойн «мошенничеством». Но блокчейн, как технология, лежащая в основе криптовалют, тем не менее, всё активнее берётся на вооружение крупнейшими корпорациями для продвижения собственных услуг. При таком раскладе встаёт вопрос, что окажется более жизнеспособным — классические экономические модели с иерархичными структурами или блокчейн, как одноранговая сеть с его производными — IС0, криптовалютами и смарт-контрактами?

Дмитрий Мариничев — российский предприниматель, интернет-омбудсмен

Сторонники блокчейна видят в нём переход к следующему после капиталистического экономическому укладу и новой системе управления. Ими ставится под сомнение факт наличия у государства права на безальтернативный монопольный выпуск денежных средств. «Потому что, — как пояснил МР интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев, — денежные средства обслуживают государство, а государство обслуживает интересы конкретного назначенного или выбранного бенефициара в этой системе. Появившийся класс новаторов начинает требовать полномочий, как класс рабочих 100 лет назад. И его не волнует иерархичность системы: есть информационная среда, представляющая сеть передачи данных (интернет), и технология (блокчейн или биткойн, как криптовалюта), которая позволяет имитировать ценность и передавать «валюту» от одного информационного человека к другому без участия посредника — государственной надстройки. Блокчейн подразумевает отторжение функциональности в пользу общества».

По мнению апологетов блокчейна, в недалёком будущем иерархичная структура государства трансформируется в плоскую систему, и процесс уже не остановить. Это приведёт к новому формату общества, который соответствует новым социально-экономическим укладам. Их специфика, по словам Д. Мариничева, в том, что люди, входящие в класс новаторов, заключают между собой кратковременные творческие союзы, чем-то похожие на акционерные общества, но в информационной среде. Они делают общее дело, получают дивиденды и «разбегаются». Криптовалюты позволяют быстро эти смарт-контракты формировать. Таким образом, «люди вступают в экономические отношения не как работодатель и работник, а как два человека со своей ценностью, которая взвешена на бирже. Они прописывают свои взаимоотношения на будущее в электронной форме путём выпуска собственного токена, новой сущности», — пояснил интернет-омбудсмен.

Всё это весьма любопытно. Но нельзя упускать из виду правовую сторону денежного оборота. В далёком прошлом в точности по формуле «права не дают, права берут» государство взяло себе право денежной эмиссии и контроля за обращением. И хотя против были многие, с ними разобрались жёстко. Ныне под прикрытием новой философии под государственную монополию подводится мина. В работу вовлечены миллионы людей. Причём количество участников процесса постоянно растёт.

ПРИЗРАК БРОДИТ ПО ЕВРОПЕ — ПРИЗРАК... БИТКОЙНА
На сегодня у госструктур появляется понимание, что криптовалюты стали данностью, и, учитывая специфику механизма, на котором они работают — блокчейн, просто их запретить в любом случае не удастся. Законодательными запретами лишь можно лишить эти валюты легального статуса и загнать их в тень. Но, как говорится, если нельзя запретить, то можно возглавить. И именно над этой задачей работают правительства стран, осознавших неизбежность существования появившихся из математических алгоритмов и человеческой мысли денег.

А пока чиновники пытаются разобраться, что же это всё-таки за явление, самая известная криптовалюта — биткойн пробила потолок в 20 тысяч долларов и, несмотря на разные потрясения, осуществляет коррекцию, но не рушится. Более того, его цена на локальных биржах может взлетать значительно выше мировых котировок. Так произошло в Зимбабве в начале ноября 2017 года. Тогда курс биткойна на единственной местной торговой площадке превысил 13,5 тысяч долларов, когда на мировых биржах он торговался в диапазоне 7200—7300 долларов.

Многообразие криптовалют

Зимбабвийская ситуация показательна тем, что здесь недоверие к деньгам, эмитируемым властями, достигло почти максимума. В обществе проявилась потребность в надёжной валюте, независимой от решений чиновников. А дело в том, что до перехода к бумажным и электронным денежным знакам (особенно ранее XX века) государство было ограничено в эмиссии имеющимся в наличии золотом и серебром. Конечно, злоупотребления эмиссией ассигнаций были часты, но всегда можно было фиксировать свой доход в звонкой монете. Роль современного майнинга выполняли золотые прииски и серебряные рудники. Например, участие в золотой лихорадке сделало богатыми немало старателей, которые вытаскивали своё состояние из земли, как современные майнеры тянут его из электронных устройств. Участники этого, во многом странного (не умножающего общественно значимые блага) процесса одинаково уверены в одном: добываемая ими ценность имеется в ограниченном объёме и не может возникать просто так по решению какого-либо центрального банка.

В чём же сила биткойна и других популярных криптовалют? В отличие от традиционных фиатных денег, которые до Бреттон-Вудского соглашения были обеспечены золотом, а потом экономикой и мощью государств, и это формировало базовый актив — доверие населения, криптовалюты обеспечены лишь доверием населения, базирующемся на своеобразном доверии населения. Бред? Да. Но бред, который работает! Более того, некоторые удавшиеся атаки хакеров, укравших из кошельков крупных держателей огромную сумму эфириума, что в итоге привело к хардфорку этой криптовалюты; хардфорк биткойна из-за идеологических разногласий среди его сторонников; запрет Китаем IСО, а затем и законодательный запрет работы китайских криптовалютных бирж вызвали некоторую лихорадку на рынке, но в целом не подорвали доверие людей к этому финансовому инструменту. Почему?

В Зимбабве ценность виртуальных денег растёт из-за катастрофического обесценивания местной валюты в результате экономического и политического кризиса. В благополучных странах ситуация иная, хотя и там ощущается неопределенность и нажим налоговиков на «маленького человека». Основное достоинство ныне существующих цифровых денег в их неподконтрольности государственным структурам и, при желании, в анонимности использования. Президент Европейского центрального банка Марио Драги открыто признал, что его финансовое учреждение не имеет возможностей регулировать криптовалюты.

Некоторыми экспертами феномен биткойна также объясняется желанием различных финансовых групп уйти от гегемонии доллара, ставшего резервной валютой для многих стран мира.

Сегодня криптовалюты — это синоним свободы и анархии. Они позволяют перекинуть из любой точки земного шара в другую точку любую сумму денег без финансового надзора и налогов. Пока не создана законодательная база и не продуманы рычаги влияния, криптовалюты — безопасный рай не только для криминала, но и для инвесторов, уставших от тотального контроля государства. Кроме того, большая волатильность этого актива с преимущественной тенденцией к росту позволяет хорошо на нём зарабатывать, хотя остаётся и вероятность больших потерь в случае появления очередных негативных новостей. А они будут следовать по мере того, как государства начнут определяться со своим отношением к этой малопонятной обывателю производной цифрового мира и вводить соответствующие регулирующие нормы.