КСЕНИЯ РУБЦОВА: «БЫТЬ СОБОЙ И НЕ ОПУСКАТЬ КРЫЛЬЯ В ПОЛЁТЕ»

Дата: 
21 ноября 2017
Журнал №: 

Как быть с мечтою на «ты» и щедро дарить её другим, в интервью корреспонденту «МР» рассказала директор ООО «Дом Людмилы Зыкиной», продюсер «Бурановских бабушек» Ксения Игоревна Рубцова.

Текст: Илья Артемьев-Сысоев

 

С  Людмилой Зыкиной

- Предположу, что продюсирование — не та профессия, о которой Вы, Ксения Игоревна, мечтали в своём детстве?
-  С раннего возраста я видела себя медиком. Однако когда в школе начались нелады с химией и биологией, поняла — не моё. Большая романтическая идея работать на железной дороге появилась в классе шестом. На первых порах хотела быть проводницей, а после, закончив вуз, начальником поезда. Эта профессия и сейчас ассоциируется с романтикой, с воспоминаниями о поездках к бабушке в Казахстан.

В 15 лет, слушая голос Зыкиной, подумала: «Жить в одно время с этой великой женщиной и не быть с ней знакомой?! Ну, уж нет, надо обязательно познакомиться!». Для девочки из Ижевска, нисколечко не поющей, не танцующей, не играющей на русских народных инструментах, мысль, безусловно, смелая. Но мне хотелось этого. Весь вопрос — как? Ответ нашёлся быстро — став журналистом. Определившись с профессией, я поступила на факультет журналистики в Удмуртский государственный университет. Первые два года вела заводскую газету, развивалась, писала. На втором году учёбы через директора филармонии познакомилась с Зыкиной. Посчастливилось — взяла у неё интервью, приехала на юбилейные концерты в Чистополь (шёл тур по России). Людмила Георгиевна говорит: «Ты видишь, как концерты проходят. Давай организуем в Ижевске, давно там не была». И тогда я сказала себе: «Журналистика — это замечательно, но продюсирование и организация мероприятий — ещё более интересно». Будучи на втором курсе, организовала выступления Зыкиной в Удмуртии, по-хорошему замучив всех: от президента Удмуртии до директоров филармонии, музыкальных школ и т.д. Так мы подружились с Людмилой Георгиевной, она и определила дальнейший ход того, что сегодня стало моим делом. А журналистика... Знаете, я не могу готовить материалы «по заказу». Если мне неинтересен человек, сидеть и писать о нём не хочу. Меня это не вдохновляет. Дурить людям голову, что мой герой хороший, а он, может, и не такой вовсе. Лучше рассказать о тех, в которых есть что- то такое, что интересно и близко, о каком-то интересном творческом человеке. Но надо хотеть этого, а я понимала — подстраиваться под меня в журналистике никто не будет. Поэтому решение было ясным и продуманным — продюсирование более интересно, потому что это развитие, приносящее радость.

Уже на третьем курсе все знали, что у меня своя компания, которая привозит артистов в Ижевск. Но в основном я работала с Зыкиной. Ежегодно по 15—20 концертов мы делали по Удмуртии в полях, сёлах, деревнях, где не то, что мировую звезду никогда не видели, вообще не видели никаких концертов, кроме местной самодеятельности, когда бабушки на лавочке сидят. Мне доставляло колоссальное удовольствие: Зыкина, поле, колхоз рядом, коровы пасутся тут же, речка, непередаваемое ощущение родины. И ты людям, которые всю жизнь посвятили тяжёлой колхозной работе, даришь радость. Что может быть лучше... Закончив университет, я поступила на продюсерский факультет и стала работать по специальности.

Фольклорный ансамбль «Бурановские бабушки»

- Коллектив, который относительно недавно стал известен как «Бурановские бабушки», зарождался более 40 лет назад. Кто его основатель? Кто автор названия? Возрастные участницы планировались изначально?
- В каждой деревне нашей страны есть коллективы, которые именуются «хор ветеранов». Отсюда и возникла идея создать группу, которая действительно организовывалась 40 лет назад, но существенно отличалась от того, что мы видим сегодня. По поводу «Бурановских бабушек», помню, как на меня пошли настоящей войной все бабушки всех деревень Удмуртии со словами: «Почему не мы? Почему ты везёшь именно этих бабулек? Мы поём лучше! Почему не с соседней деревни? Почему не с севера Удмуртии, а с юга? Чем мы хуже? Не позорься! Бери нас!». Первоначальное название звучало на удмуртском языке. Но поскольку мы планировали выступать повсеместно, надо было что-то придумать и очень быстро. Я предложила: «Давайте назовёмся «Бурановские бабушки». Меня поддержали. Все участницы группы живут в маленьких деревнях, знают друг друга с детства, ходили в детский хор, потом в студенческий, потом в хор женщин колхоза, плавно перешедший в хор ветеранов.

- Как происходит отбор в ваш коллектив? По каким критериям?
- Многие продюсеры в нашей стране мне говорили: «Зачем тебе Удмуртия? Набери воронежских бабушек, поближе чтоб, подольских...». Кстати, мне и марийские бабушки, и чувашские писали, но я решила — раз моя родина Удмуртия, и я хорошо знакома с культурой этого края, не надо менять ничего кардинально. Даже если сменится состав, то национальность, символика, костюмы должны сохраниться. Это наш ориентир на объединение народного и популярного. При этом я хорошо понимала, что профессионализма не хватает, потому что, как не крути, бабушки деревенские, и каждая из них — прежде всего учительница, воспитательница детского сада, доярка и т.д. Сначала им было интересно, потом стало тяжело эмоционально и по здоровью тоже, и я подумала: «Почему бы не привлечь таких же бабушек удмурток, только тех, которые знают эту профессию, у которых есть голоса?». Песню Party for Everybody мы готовили полгода — Виктор Дробыш, музыкальные редакторы, постановщики голоса... Но над каждой песней невозможно так работать. Нужно было обновление, чтобы расти. И когда пришли бабушки, которых я набрала (они все почти из деревни), мы за один-два месяца записали колоссальную программу. И ничего не надо было для этого делать, кроме того, чтоб подобрать репертуар и оплатить студию. Они настолько соскучились по работе, что всё шло и шло само собой.

- Вернёмся к теме репертуара. Вы создавались как фольклорный ансамбль, исполняющий старинные народные песни на родном удмуртском языке. Кому пришла мысль взяться за разнообразные хиты российских и иностранных исполнителей?
- Мы никогда не позиционировали себя как только фольклорный коллектив, у нас даже в официальном названии указано: группа «Бурановские бабушки». Просто попробовали объединить бабулек, которые сами исполняют современные шлягеры или современную классику и, извините, тащатся от этого.

- Значит, сразу было понятно, что группа будет петь известные вещи?
- Конечно, другое дело, что мы не всегда можем «очистить права» на «Битлз» и на всё остальное. Но потом стало даже немного обидно, почему мы должны петь иностранные хиты? И начали что-то писать сами.

«Евровидение»  г. Баку. 2012 г.

- Какая песня считается наиболее успешным популярным хитом?
- Естественно, Party for Everybody. Везде её просят, везде её исполняем. Набирает популярность песня «Футбол», посвящённая Чемпионату мира — 2018. Готовим ещё одну, пока не могу сказать, как она будет называться. Зрители привыкли, что бабушки такие веселушки во всех песнях, а теперь попробуем чуть-чуть в одной песне поменять их амплуа. Потому что весёлый репертуар, это одно, но должно быть что-то душевное... А так, Party for Everybody и «Футбол» — самые любимые.

- Что мотивирует ваших солисток петь и участвовать в многочисленных проектах?
- Для большинства — это без преувеличения праздник. К примеру, поездка на юбилей Зыкиной была для них огромным событием, потому что некоторые вообще ни разу не ездили на поезде. Что уж говорить про возможность увидеть Москву. Сев в плацкартный вагон, они дружно сказали: «Какая красота!». И всю дорогу так и ехали, не смыкая глаз и любуясь видами из окон. Люди рядом не понимали, в чём дело. А бабушкам всё дорого и важно. Потому что кто-то из них за всю жизнь не получил такого количества впечатлений. А кто- то получил, но мало. У них сейчас вторая молодость: за короткое время побывали в 40 странах, познакомились с различными культурами, показали себя, получили энергию, в первую очередь, зрительскую. Мало того, первый состав, который ездил на Евровидение, они хотели построить церковь. Им до этого никто не помогал, никто не откликался, никто их не слышал, сколько писем они не писали. А они тихонечко сказали: «Нам бы хотя бы фундамент». Совместно мы сделали не то, что фундамент, мы построили церковь и в прошлом году её отрыли. И эта мечта осуществилась. Благодаря им после Евровидения в селе появились нормальные дороги. А через полгода на месте Буранова вырос «Лас-Вегас». Сейчас это место не узнать. Когда я приехала туда в первый раз и потом после Евровидения — две разные деревни — теперь есть дороги, коммуникации, свет. Я это считаю тоже результатом нашей совместной работы. Не было бы поездки на Евровидение, когда ещё там всё это появилось бы... Да и построили бы церковь — неизвестно.

- Как бабушки относятся к популярности?
- Спокойно. Никак. Им нравится то, что с ними происходит, они рады вниманию. Но не более. Никто из них не думает, что это популярность. Никому не отказывают в автографах, со всеми фотографируются, всех любят. Кто, как не они, понимают, что все мы тут не вечны, и всё это преходяще.

-  Участвовать в отборе на Евровидение — это была некая авантюра?
- Наша авантюра чистой воды. Первый раз мы не прошли, второй раз нас не взяли, попали только с третьего раза.

- Что делаете, чтобы быть востребованными? Насколько солистки популярны в пределах России и Удмуртии? Узнают ли их на улице?
- Узнают. Мы ходили пешком от «Геликоноперы» в посольство Эстонии, буквально три здания надо было пройти, так мы шли час туда и полтора часа обратно, столько людей хотели пообщаться. Специально для того, чтобы быть востребованными, ничего не предпринимаем. Получаем удовольствие от своей работы. Возвращаясь в мою историю журналистики и продюсирования, могу сказать: «Журналистика, она тоже может быть независимой, но в ней я не смогла найти себе применения, а здесь — всё для души».

- Какое отношение ансамбль имеет к селу Бураново?
- Там малая родина солисток, там есть музей «Бурановские бабушки», где собраны подарки со всего мира. Туристы приезжают, посещают церковь, приходят в гости к бабушкам.

- Солистки сами верующие?
- Верующие, православные, поэтому мы и хотели церковь построить. На её открытие с благословения благочинного монастырей Московской епархии епископа Серпуховского Романа я привезла икону. У меня даже орден за заслуги перед Русской Православной Церковью есть. Считаю, что это наша общая награда.

Государственный ансамбль танца «Алан» на концерте «Памяти великой певицы» Людмилы Зыкиной. 2014 г.

- На скольких языках поёт коллектив?
- На русском, испанском, португальском, французском, английском.

- Вы участвовали во многих проектах, были факелоносцем эстафеты олимпийского огня зимних Олимпийских игр в Сочи. Какие планы на будущее?
- Футбол. Мы очень хотим участвовать во всех матчах, открывать их, петь и подбадривать нашу команду, для этого и написали песню с одноимённым названием.

- Не возникало желания с кем-то сотрудничать? Какой-то дуэт сделать?
- У нас есть дуэты, например, с Витасом, Кадышевой, Басковым.

- Расскажите о наиболее ярких проектах с Людмилой Георгиевной.
- С Зыкиной я участвовала во Всероссийском фестивале национальной культуры. Мне нравилось в Людмиле Георгиевне, что она не просто выступала со своими концертами. Она создавала народную культуру России, собирала до полутора тысяч человек участников, все государственные коллективы приезжали от Находки до Калининграда. Я работала на этих мероприятиях администратором. В первый раз выступила в качестве продюсера на её юбилее — 8о-летии Людмилы Георгиевны.

Он остаётся для меня самым ярким событием. Я тогда в Москве вообще ничего не организовывала. Не знала, как выходить на телевидение. У меня, видимо, на лбу было написано «лохушка», и многие этим воспользовались. Это был мой «Сталинград». Тогда я в первый раз вытащила в Москву «Бурановских бабушек», ещё не планируя, что буду с ними работать. Зыкина сказала: «Давай, заключай с ними контракт». Чтоб представлять интересы коллектива, надо было их собрать всех вместе, организовать, сделать контракт, потому что не было ни названия группы, ни репертуара. Вот так тихо-тихо мы вошли в шоу-бизнес.

- Что скажете по поводу проекта с Элиной Авраамовной Быстрицкой?
- Быстрицкая — это моя первая большая работа в Государственном Кремлёвском дворце. Меня поддержал Пётр Михайлович Шабалтай: «Не бойся, мы с тобой, учи, запоминай и делай!», и я решилась. «Пианомания» Димы Маликова, День сельского хозяйства, День Победы, юбилеи Александры Пахмутовой и Ольги Бородиной... Мне концерты стали интересны, я делала то, что нравилось. А когда тебе очень хочется чего-то, когда ты пытаешься зарядить своей энергией других людей, объединить их, получается большое дело.

С Элиной  Быстрицкой

- Какие планы?
- Я бы сказала — их достаточно, чтоб громко заявить о себе, мы не останавливаемся. Но говорить о планах не люблю, потому что после этого получаются какие-то нестыковки. Лучше пусть всё будет ровненько. А когда нахваливаешь себя, может возникнуть эффект обманутого ожидания.

- Ваши увлечения, любимые места?
- Я помешана на теме Великой Отечественной войны. У меня и хобби специфическое — люблю посещать места боевой славы, хочу знать об истории Великой Отечественной всё! Понимаю, что многие вещи засекречены, уничтожены. Но эта тема мне очень близка. Мои подруги говорят, что веду себя так, будто воевала сама и... была убита в 42-м году. А мне интересно, как наш народ выстоял в этой жестокой борьбе. Поверите, не могу находиться в Питере больше дня, ощущаю энергию людей, которые здесь жили тогда. Все восхищаются: «Ах, какая архитектура», а я смотрю в окна и думаю: «Вот тут жила семья, которая умерла от голода»... Не могу радоваться в Питере, во мне «сидят» 900 дней блокады.

Сама живу в Серпухове. В свободное время беру карту и еду, например, в Калужскую область, там была линия фронта, в деревню Стрелковка, где родился Жуков. Мне это интересно, много читаю по этому поводу книг. Отдыхать люблю активно. Сейчас увлеклась роликами. Когда катаюсь, почти всегда встречаю деда Женю, тоже на роликах. Ему за семьдесят. Он такие кульбиты выделывает, что рядом с ним ощущаю себя гадким утёнком, и мне стыдно.

-  Что поддерживает в жизни?
-  Семья, близкие, друзья, которых мало. Но они друзья с большой буквы. И, конечно, творчество, работа, в которой нахожу и отдых, и развлечение, и хобби.

-  Жизненное кредо Рубцовой?
- Быть собой и не опускать крылья в полёте. Да, да, именно в полёте. Иначе упадёшь.