МАРШРУТОМ ЧЕХОВА…

Дата: 
11 мая 2016
Журнал №: 

В 1890 году Антон Павлович Чехов прибыл на остров Сахалин на пароходе «Байкал». Здесь он пробыл три месяца и два дня, за которые изучил населённые пункты, провёл перепись населения, ознакомился с тюрьмами, каторжными работами, бытом ссыльнопоселенцев. Полученный опыт и впечатления он воплотил в книге «Остров Сахалин».

Текст: Анастасия Степаненко
Фото: Наталья Тюрина

А. Чехов среди родных и знакомых накануне отъезда на Сахалин

НЕОБЫЧНЫЙ ПУТЕШЕСТВЕННИК

В самых разнообразных странствиях мы устремляемся в разные концы света. Нас влекут интересные местности и необычные острова. Английский писатель Лоренс Стерн когда-то предложил целую классификацию путешественников, разделив их на праздных, пытливых, лгущих, гордых, тщеславных, правонарушителей и  преступников, сентиментальны путешественников… А.П. Чехов не подходил ни под одну из этих категорий. Причины его поездки на Сахалин в 1890 году, детали маршрута на ссыльнокаторжный остров до сих пор не подлежат однозначному толкованию, продолжая осмысляться поколениями историков, литературоведов и других учёных.

«Чеховский след» от Москвы до Сахалина, пребывание писателя в Перми, Екатеринбурге, Иркутске, Благовещенске и других городах изучено буквально по дням, детализированы встречи с различными людьми, посещённые заведения и так далее. Чеховым был продуман до мелочей путь следования через всю Россию, а географические, климатические и другие особенности территорий, которые предстояло преодолеть, были изучены писателем в обширной научной и справочной литературе. Конечно, особый интерес у писателя вызывал остров Сахалин как главный пункт пребывания и ключевая цель его поездки.

Путешественник Чехов, ещё находясь в Москве, хотел иметь самое полное представление о своих будущих перемещениях по острову для того, чтобы в короткий срок реализовать все намеченные задачи: по возможности посетить все селения, переписать островных жителей, изучить тюрьмы, каторжные работы, состояние быта ссыльнопоселенцев.

Карта путешествия Антона Чехова. 1890 г.

Ещё до отъезда он собирает наиболее полную информацию о Сахалине, изучает исследования, посвящённые открытию острова, анализирует карты и другую самую разнообразную литературу.

Несмотря на то что многих населённых пунктов, в которых побывал писатель, в настоящее время не существует, а ряд названий городов и сёл давно поменялись, этот чеховский маршрут по острову в том виде, котором его запечатлел писатель, до сих пор воспринимается как нечто действительное и целостное.

Путевые записки «Остров Сахалин» (1895) и в XXI веке остаются самым неизученным произведением Чехова. Это связано с тем, что восприятие Сахалина было не только конкретным (каторжный остров), но и символическим, что проступает сквозь повествовательную ткань книги. Сахалин – «рабовладельческая колония», «тюрьма», «ад». Сахалин – и «проклятый» гиляцким шаманом остров, и «место невын осимых страданий», и «край земли». Но, несмотря на обилие мрачных картин, в подтексте путевых записок улавливаешь, что это место для Чехова заключает в себе какую-то таинственную силу и обаяние. В черновом автографе сохранилась цитата: «Быть может, в будущем здесь, на этом берегу, будут жить люди и кто знает? – счастливее, чем мы, в самом деле, наслаждаться свободой и покоем».

Заковка ссыльно-каторжных в кандалы. 1891 г.
Прикованные к тачкам
Ссыльно-каторжные внутри каменноугольного рудничного дворика

Путешествие по Сахалину Чехов начал 11 июля 1890 года, когда прибыл в Александровский пост (современный город Александровск-Сахалинский). Оттуда он совершал короткие поездки по северу острова, посетив Дуэ, Рыковское, Дербинское и другие селения. На Южный Сахалин Чехов был доставлен пароходом через Татарский пролив, откуда начал двигаться по направлению с юга на север, посетив Муравьёвский пост, Первую, Вторую, Третью Пади, Соловьёвку, Лютогу, Голый мыс, Мицульку, Лиственничное, Хомутовку, Большую Елань, Владимировку, Луговое, Поповские Юрты, Березники, Кресты, Большое и Малое Такоэ, Галкино-Враское, Дубки.

Когда смотришь на карту Сахалина, невольно задумываешься о расстояниях, которые преодолел Чехов. Проделать такой путь за короткое время в условиях бездорожья и неразвитой транспортной системы – это настоящий подвиг. Чехов не боялся больших дистанций и много ходил пешком, обойдя, по его словам, «все избы», а также использовал помощь возницы. Конечно, для путешествия требовались подходящие средства передвижения. Таковыми, помимо повозок, были лодки, на которых он отправлялся вплавь по сахалинским рекам, катер на морских отрезках пути, а также пароходы «Байкал» и «Петербург», доставившие писателя на остров и с острова.

В книге нет подробных сведений о том, как Чехов добирался в тот или иной пост или селение. Чаще всего он ограничивался формулировками вроде «приехал», «был», а после прибытия – «мы ходили», «прогулки». Как видно из книги, «приехал и ходил» и было самым распространённым видом перемещения (например: «приехал в Дербинское и потом ходил по избам»).

Интерес вызывает и то, как сам Чехов называл свои путешествия. В черновом варианте «Острова Сахалин» можно заметить, что автор неоднократно упоминает слово «экспедиция», а затем его зачёркивает, заменяя на нейтральное – «прогулка». По этому же принципу слово «путешественник» заменяется в конечном варианте на «автор». В одном из эпизодов он пишет: «…вышла у нас не прогулка, а как будто пародия на экспедицию». В этом и других подобных высказываниях Чехов иронизирует над своим статусом путешественника, намекая, что перед нами не учёный, но прежде всего писатель.

МАРШРУТЫ РЕАЛЬНЫЕ И ЛИТЕРАТУРНЫЕ

Обращаясь к деталям пребывания Чехова по дням в том  или ином населённом пункте, обнаруживаются расхождения между книгой и реальным маршрутом. Особенно это заметно в части, посвящённой северу острова. Например, в документах зафиксировано, что из Александровска Чехов обследовал селения, лежащие в Арковской, Дуйской долинах, далее Корсаковское, Ново-Михайловское, Красный Яр, Дуэ, Верхний Армудан, Нижний Армудан, Усково, Воскресенское, Рыковское, Мало-Тымово, Палево, Дербинское и так далее.

Работая над книгой, Чехов свободно обращается с этими сведениями. Например, за Красным Яром у него следует Бутаково, далее Первое, Второе, Третье Арково, Дуэ, Верхний Армудан, Нижний Армудан, Дербинское, Воскресенское, Рыковское…

Александровск-Сахалинский. Скалы «Три брата», их Антон Чехов увидел, когда подплывал к острову

Автор создавал не атлас дорог Сахалина и не научное исследование, хотя отдельные эпизоды книги по своему языку и содержанию вполне могли бы на это претендовать. Для Чехова была важна иная целостность – идейно-художественная, воплощению которой не мешало и противоречие между его реальными маршрутами и их конечной литературной обработкой.

ОСТРОВ ЧЕХОВА

Чехов, наверное, и не предполагал, что станет брендом Сахалина. Сегодня его имя упоминается здесь чаще многих других писателей, посвятивших свои книги острову-рыбе. Чехов – феномен сахалинской топонимики: здесь насчитывается множество названий, обязанных ему своим возникновением. Именем Чехова только официально названо 16 географиче-ских объектов. Наряду с многочисленными памятниками, установленными на территории Сахалинской области, они являются свидетельством любви сахалинцев к человеку, открывшему остров Сахалин для всей России и мира. Причём для местных жителей эта фамилия не застыла в виде названий улицы, села, горы, реки и других точек на карте. Да и вспоминают Антона  Павловича не только в дни памятных дат, так как относятся к нему с особым трепетом: не как к далёкому писателю из Таганрога, а земляку, сахалинцу.

Чехов говорил, что после посещения им острова его дальнейшее творчество стало «всё просахалинено». Поездка, бесспорно, наложила отпечаток на многие произведения, написанные после 1890 года. Аналогичным образом можно назвать «прочеховлёнными» события культурной, научной и туристической жизни Сахалина. Ни одно мероприятие не проводится здесь с таким размахом, как чеховские мероприятия. Чехов – визитная карточка Сахалина, его достопримечательность. На острове длиной чуть менее тысячи километров есть целых два (!) чеховских музея. Один хранит память о писателе в городе Александровске-Сахалинском, второй – в центре областной столицы Южно-Сахалинске.

Вблизи острова душой Чехова овладевало чувство, «какое, вероятно, испытывал Одиссей, когда плавал по незнакомому морю и смутно предчувствовал встречи с необыкновенными существами». Путь на Сахалин вслед за великим русским классиком для многих остаётся привлекательным, невзирая на каторжное прошлое острова, а чеховские маршруты продолжают будоражить воображение пытливых туристов.

 

Памятник книге «Остров Сахалин» в г. Южно-Сахалинске

Можно сказать, что А.П. Чехов, стал законодателем моды на Сахалине. «Поездке моей на Сахалин придали значение», – говорил он. Об острове заговорили. На остров стали приезжать. По форме «напоминающий стерлядь», с отсутствием климата и «дурной» погодой, и сегодня он сохраняет особое притяжение.

МУЗЕЙ ОДНОЙ КНИГИ

На острове есть ещё один феномен, связанный с Чеховым, – это музей книги «Остров Сахалин». Здесь насчитывается самая большая коллекция изданий «Острова Сахалин» на разных языках мира. Но привлекателен для гостей и жителей города он не только этим. Сегодня это культурный оазис в центре Южно-Сахалинска, окружённый живописным сквером и скульптурами по мотивам произведений писателя. Раскрывая основные сюжетные линии книги А.П. Чехова, её значение, воссоздавая атмосферу эпохи XIX века, музей через свою экспозицию «воскрешает» пребывание писателя на Сахалине. Оригинальное здание музея в виде раскрытой книги, его современная экспозиция с использованием интерактивных аудиовизуальных возможностей собирает множество посетителей.

Робинзонады сегодня снова популярны. Бесконечные телеверсии о путешествиях, «потерянных» людях и их жизни внушают, что именно на далёких островах, вдали от крупных мегаполисов люди задумываются о главном, становятся благородными и начинают помогать друг другу. Чеховская робинзонада по-своему продолжается...

Своей жизнью и творчеством Чехов составил нам маршрут, по которому прошёл сам, – честное и самоотверженное служение людям и неустанное творчество, которые до сих пор пробуждают в нас самые лучшие качества. В XIX веке Сахалину была отведена роль исправительная. Возможно, островная аура сохранила в себе это свойство, но теперь уже в самом высоком исправительном его назначении.