МОСТ НА ЛЕДЯНОЙ КОНТИНЕНТ

Дата: 
20 февраля 2016
Журнал №: 
Рубрика: 

Это событие прогремело бы ещё тогда, в 1961-м. Возможно, оно вошло бы в курс нашей новейшей истории, а может быть, о нём бы до сих пор вспоминали в телеэфире и по радио. Но в тот же год Юрий Алексеевич Гагарин совершил свой знаменитый полёт и на долгие годы затмил другие, не менее значимые для Советского Союза героические подвиги советских лётчиков. Одним из таких подвигов стал первый межконтинентальный перелёт из Москвы в южнополярную обсерваторию Мирный.

Текст: Ирина Доронина

Фото: из личного архива семьи Поляковых

Лётчики прокладывают новый маршрут. В центре слева Б.С. Осипов, в центре справа – А.С. Поляков

Земли Антарктиды начали активно осваиваться советскими полярниками ещё в конце 40-х. В это время экспедиции изучали Арктический бассейн, включая район Северного полюса, моря Бофорта, океанских акваторий вблизи соседних Аляски, Канады и Гренландии, подводный хребет Ломоносова и Канадско-Таймырскую магнитную аномалию. Доставка людей и спецтехники к берегам шестого континента обычно осуществлялась на кораблях «Обь» и «Кооперация», которые в среднем достигали пункта назначения за 45 суток.

Всего на организацию одной масштабной экспедиции Советский Союз тратил четыре-пять месяцев: курсирование кораблей туда-обратно с крупногабаритной техникой, новыми участниками исследовательских работ, а также выполнение технических рейсов. Вот почему создание воздушного моста СССР – Антарктида стало в то время первой задачей для советской авиации.

Преодолеть маршрут в 26 423 километра, который пролегает через четыре континента и два океана, было поручено членам полярной авиации Гражданского воздушного флота Александру Сергеевичу Полякову и Борису Семёновичу Осипову. 

15 декабря 1961 года в 22:00 по московскому времени из аэропорта Шереметьево один за другим в небо поднялись два самолёта: пассажирский Ил-18 под командованием А.С. Полякова и грузовой Ан-10 (грузовой лайнер Ан-12), за штурвалом которого был Б.С. Осипов. Выбор пал на эти два самолёта не случайно: во-первых, они оба прошли испытания в условиях неспокойной климатической зоны, а во-вторых, обладали лучшими на тот момент лётными характеристиками.

Первая остановка состоялась уже через несколько часов – на ташкентском аэродроме. В Узбекистане по сравнению со снежной Москвой было достаточно тепло, и после дозаправки самолёты взяли курс на Дели: за границей родного Союза советских лётчиков встречали Гималайские горы. Этот второй перевал позволил экипажам обоих лайнеров осмотреть достопримечательности индийской столицы и познакомиться с жизнью и обычаями мирных жителей.

Один из самых опасных участков пути был на пересечении тропиков и экватора. Вот когда опытным лётчикам Александру Полякову и Борису Осипову понадобились все знания бортового командования – беспредельное внимание, решительность и отточенные навыки маневрирования между очагами гроз. Перерыв от тропических ливней, сменяющихся палящим солнцем, и время от времени нарастающей турбулентности взяли во время дозаправки в Рангуне – столице Бирмы, откуда последовал ещё более опасный бросок – до Джакарты. Путь в условиях грозовых перекатов осложнялся невозможностью посадки: почти весь маршрут проходил над бушующими просторами Индийского океана.

Дополнительный материал: 
Л.И. Брежнев поздравляет А.С. Полякова со званием Героя Социалистического Труда. 1962 г.

Прилёт Полякова и Осипова в Австралию был первым за всю историю советской авиации, и это вызвало общую напряжённость со стороны органов безопасности. Вместо радушного приёма, к которому наши лётчики привыкли на предыдущих остановках, оба экипажа около двух часов продержали в закрытых помещениях, а их самолёты подверглись тщательному досмотру. Когда наконец стало понятно, что, кроме дозаправки и передышки, наш экипаж целей на территории «земли вверх тормашками» не имеет, команды Полякова и Осипова отпустили, и их окружила толпа журналистов.

Позже передовицы австралийских газет были заполнены сообщениями о прилёте на континент советских лётчиков, прокладке воздушной трассы Москва – Антарктида и извинениями за не слишком любезный приём.

К 61-му году австралийские учёные уже давно занимались изучением ледяного континента: их научные станции были недалеко от советской антарктической экспедиции. Благодаря австралийским исследователям советские полярники побывали в обсерватории Моусон, на станциях Уилкс, Дейвис и Макуори.

В Дарвине на борт самолёта Ил-18 поднялся австралийский авиационный штурман, чтобы помочь экипажу произвести полёт над его страной. В одной из бесед с командиром Ил-18 Александром Поляковым этот австралийский штурман сказал: «Я ещё никогда не видел советских самолётов и ваших лётчиков. Должен сказать, у Вас прекрасная машина, и мне хотелось бы летать на таком лайнере!».  

Перелёт над Австралийским континентом продолжался шесть часов. Держаться курса над пустыней, лишённой всяческих ориентиров, удавалось благодаря искусству штурмана Михаила Александровича Долматова и бортрадиста В.В. Меньшикова, которые находились на борту «Ильюшина». Меньшиков установил связь с танкером «Керчь» из антарктических вод, откуда судовые радисты поддерживали связь с Москвой и обсерваторией Мирный, задавая направление воздушным машинам в условиях плохого ориентирования.

Поздним вечером Ил-18 приземлился в Сиднее, на следующее утро туда же из Дарвина прибыл и Ан-10. Здесь произошла встреча нашей экспедиции с известным исследователем Антарктиды доктором Филиппом Лоу.

«В 3 часа <дня> 13 минут по московскому времени 22 декабря наш самолёт покинул берега Австралии, – вспоминал командир самолёта Ил-18 А.С. Поляков. – Спустя 17 минут после нас вылетел Ан-10, пилотируемый моими товарищами Б. Осиповым и П. Роговым». Перелёт из австралийского Сиднея в новозеландский Крайстчёрч занял около четырёх часов. Там лётчики находились чуть больше суток и уже 23 декабря в 19 часов 30 минут взяли курс на юг.

Оставалось совершить последний перелёт почти в 5200 километров – до Мирного. Моряки называют эти широты 50-е «ревущие» и 40-е «стонущие», потому что почти круглый год в этой местности бушуют шторма.  

Погодные условия в Мирном не порадовали. Внезапно начавшаяся пурга занесла посадочную полосу, которую несколько дней готовили к прилёту советского экипажа. Тогда на борту «Ильюшина» было принято решение изменить маршрут и сделать остановку на американской антарктической станции Мак-Мёрдо. Она тоже входила в план перелёта, но значительно позже: туда нужно было доставить советского учёного-полярника П.Д. Астапенко (за несколько дней до этого в Мирный прибыл учёный из Штатов).

На ледяном проливе Мак-Мёрдо советский лайнер Ил-18 приземлился 24 декабря 1961 года, в 14 часов 29 минут по московскому времени. Ещё через час с небольшим там же сел и Ан-10. Индия, Бирма, Индонезия, Австралия и Новая Зеландия остались позади. Советские лётчики на просторах Антарктиды – и невиданный для того времени перелёт вошёл в мировую историю советской авиации. После того как погода в Мирном нормализовалась, командиры наших воздушных кораблей снова подняли машины в воздух и наконец достигли крайней точки нового воздушного моста СССР – Антарктида.

После полёта, находясь на отдыхе в Кисловодске, командир турбовинтового лайнера Ил-18 вспоминал эти победные минуты на страницах «Кавказской здравницы» (выпуск 1962 года): «Можно ли описать нашу незабываемую волнующую встречу с отважными советскими полярниками! Весь Мирный буквально ликовал. Стихийно возник митинг. Друзья горячо поздравляли нас с успешным окончанием сверхдальнего перелёта. Радостно было осознавать, что ответственное задание Родины выполнено с честью».

В.Н. Лисицкая и А.С. Поляков в день бракосочетания. 1970 г.

Кроме выполненной задачи установить точный маршрут от Москвы до Мирного, лётчики осуществили также проверку возможности взлёта и посадки турбовинтовых самолётов на естественное ледниковое плато. Ан-10 был поставлен на лыжи и взлетел с них, совершив специально для этой цели несколько перелётов на внутриконтинентальную станцию «Восток» (1500 километров от Мирного).

Ещё во время перелёта находившиеся на борту Ил-18 научные сотрудники Арктического и антарктического института Главсевморпути (ныне Арктический и антарктический научно-исследовательский институт) производили метеорологические, актинометрические и аэрологические наблюдения, по результатам которых был построен огромный по своей протяжённости график вертикального разреза атмосферы, пересекающий ряд климатических зон Северного и Южного полушарий. 

Всего путь через четыре континента – Европу, Азию, Австралию и Антарктиду – в 26 423 километра экипаж лайнера Ил-18 совершил за 44 лётных часа 36 минут, а самолёт Ан-10 – за 48 лётных часов 27 минут. Указом президиума Верховного Совета СССР от 10 июля 1962 года было принято решение: за образцовое выполнение задания по перелёту в Антарктиду и проявленные при этом мужество и высокое лётное мастерство присвоить командирам кораблей Гражданского воздушного флота Полякову Александру Сергеевичу и Осипову Борису Семёновичу звание Героев Социалистического Труда с вручением орденов Ленина и золотых медалей «Серп и Молот».