НОВОСТЬ КАК ЛЕКАРСТВО ОТ ИНФОРМАЦИОННОГО ГОЛОДА

Дата: 
18 ноября 2016
Журнал №: 

Если на минуту представить, что из жизни человека исчезнут новости, то в следующие пять минут будет несложно спроецировать, как миром молниеносно овладеет информационный голод. Почему мы верим слухам? Какие от «веры на слова» бывают последствия? Как не попасться на удочку слухмейкеров? Расскажет «МР».

Текст: Ирина Доронина

Цицерон

ОРАТОРЫ

Когда люди поняли, что правильно подобранные слова имеют над человеком неограниченную власть, стали появляться мастера красноречия. Они с удовольствием демонстрировали своё умение на судах или в ходе общественных процессий. Я говорю об ораторах. Когда обстоятельства требовали громкого обвинения или убедительной защиты, люди, не раздумывая, прибегали к помощи этих словотворителей, способных сделать из своих бенефисов настоящее шоу. Но именно китчевость и патетика данных выступлений не позволили ораторскому искусству называться журналистским жанром, где натянутые сенсации и пропаганда – это моветон и признак «желтизны». 

В знаменитой речи «Против Катилины» Цицерона обвинения начинаются со слов: «Доколе же ты, Катилина, будешь злоупотреблять нашим терпением?», и дальше: «Как долго ещё ты, в своем бешенстве, будешь издеваться над нами? До каких пределов ты будешь кичиться своей дерзостью,не знающей узды?». Жарко. Манерно. Но пусто. За многословностью Цицерон пытается скрыть свою неспособность получить фактические доказательства вины и одновременно с этим клевещет на него, вменяя даже ещё не совершённые преступления: «…теперь ты уже открыто хочешь нанести удар государству в целом; уже и храмы бессмертных богов, городские дома, всех граждан, всю Италию обрекаешь ты на уничтожение и гибель». Благодаря отличной риторике Цицерон даёт своим слушателям необоснованные обещания, делая это так искусно, что кажется, оно и на самом деле будет так: «Заверяю вас, отцы-сенаторы, мы, консулы, проявим такую бдительность, вы – такой авторитет, римские всадники – такое мужество, все честные люди – такую сплочённость, что после отъезда Катилины все замыслы его вы увидите раскрытыми, разоблачёнными, подавленными и понесшими должную кару».

Известный древнегреческий оратор Горгий, большинство произведений которого до наших дней не дошло, высказался по поводу ораторских речей так: «…одни печалят, другие радуют, третьи устрашают, четвёртые ободряют, некоторые же отравляют и околдовывают душу, склоняя её к чему-нибудь дурному». Последнее горгийское определение ораторских речей можно применить и к некачественному журналистскому продукту, последствиям слухмейкерства и неконтролируемому вранью.

ПОЧЕМУ НАС ТАК ЛЕГКО ОБМАНУТЬ?

Любой опытный новостник знает, что информация не может считаться новостью, пока она не проверена по двум независимым источникам. И не просто источникам, а источникам с хорошей репутацией. Такими могут быть информационные агентства, следственные органы или непосредственные участники событий. Но несмотря на усилия добросовестных репортёров, которые зачастую потом и кровью зарабатывают доброе имя, слухи постоянно сопровождают нашу жизнь.

Павел Симонов

И причина их, как и много лет назад, кроется в дефиците качественной информации. У известного российского психофизиолога Павла Симонова есть любопытный доклад «Потребностно-информационная теория эмоций». В нём последовательно, с опорой на результаты экспериментов, доказывается, что для удовлетворения потребности в информации человек всё время ищет способ утолить свой информационный голод. И очень важно, чтобы в момент поиска он получил исчерпывающую качественную информацию, потому что от этого зависят его эмоции. Для наглядности Павел Симонов предлагает формулу:

Э = П х (Ин-Ис), где
Э – это качество эмоций;
П – сила и качество актуальной потребности;
Ин – информация о средствах, ресурсах и времени, необходимых для удовлетворения потребности;
Ис – информация о средствах, ресурсах и времени, которыми располагает субъект в данный момент;
(Ин-Ис) – это итоговая оценка вероятности удовлетворения потребности на основе опыта.

Переводя эту формулу на понятный язык, получается, что сила эмоций зависит от степени приближённости информации, необходимой для организации действий по удовлетворению потребностей, к той, которая имеется в распоряжении специалистов.

То есть человек, получая достоверную информацию, удовлетворяет свою потребность в информации и в результате не создаёт возможностей для появления слухов. И даже если кто-то в этот момент запустит слух в его «информационноудовлетворённое» пространство, то человек попросту не обратит на него внимания: он «сыт». Информационный голод отсутствует. В точности до наоборот происходит при обратных вычислениях: если информация, необходимая для деятельности равна 0, то имеет место эмоциональный всплеск, и человек начинает додумывать, искать субъективные ответы на свои вопросы – и в результате возникает среда, благоприятствующая распространению слухов.

Конечно, опытные пиарщики могут возразить: слух – это средство манипуляции общественным сознанием, инструмент для работы. Да, может быть, оно и так. Но любое слух мейкерство рискует прийти совершенно не к тому результату, на который изначально было ориентировано. Далее это будет показано на нескольких исторических примерах.

Сожжение евреев (Liber Chronicarum, 1493)

ДВА СЛУХА, РОКОВОЕ УБИЙСТВО И ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА

В XIV веке, когда миром овладела чума, из южной части Франции в Германию пришёл слух, что причиной всех бед являются евреи: якобы они отравили колодцы, чтобы погубить христианское население. Первыми за эту ложь ухватились ненавидящие евреев флагелланты (так называемое братство бичующихся), которые и разнесли «утку» по всей стране, призывая повсюду к еврейским погромам. В результате на евреев началась настоящая охота, которая во многом предопределила и дальнейшие гонения на евреев, постепенно подводя германцев к нацистской расовой политике.

Почти двумя веками позже, в Париже, была издана поддельная переписка между раввинами Стамбула и испанскими евреями‚ которых якобы насильно крестили. Письма были датированы 1489 годом. В них раввины призывали собеседников подрывать христианские ценности, обещая за это господство над миром: «…сделайте ваших детей торговцами, для того, чтобы они мало-помалу отняли имущество у христиан, <…> делайте ваших детей врачами и аптекарями, для того, чтобы они отнимали жизнь у христиан». Эти фальшивки впоследствии легли в основу так называемых «Протоколов сионских мудрецов», об авторстве которых доподлинно ничего не известно. Есть версия о том, что состряпал их какой-то парижский журналист, сотрудничавший с секретными службами Российской империи, но и эту версию нельзя ни доподлинно доказать, ни опровергнуть. Однако суть не в этом, а в том, что содержание «Протоколов» широко распространилось, и выглядело тоже как «руководство» по овладению миром еврейской нацией: «…Надо, чтобы промышленность высосала из земли и руки, и капиталы, и через спекуляцию передала бы в наши руки все мировые деньги, и тем самым выбросила бы всех гоев (не иудеев. – Прим. автора) в ряды пролетариев». Фейковость этого «документа» была доказана почти сразу, но это не помешало пунктам «Протоколов» широко разойтись и вызвать такой взрыв антисемитизма, что от его последствий мы не можем оправиться и по сей день.

Ефрейтор, прошедший окопы Первой мировой войны, неудачливый художник Адольф Гитлер не мог предположить, что именно он приведёт Германию к страшному поражению, разрухе и разделению на два государства. Он мог бы спокойно прожить свой век в мирной стране. Но 24 июня 1922 года был убит министр иностранных дел Вальтер Ратенау,который по всем расчётам должен был возглавить Германию, не допустив победы НСДАП на выборах. Но по стране был пущен слух, что Ратенау участвует во всемирном еврейском заговоре (об этом начали говорить с момента подписания им Рапалльского договора). Министр – якобы один из трехсот сионских мудрецов, «охранителей еврейства», которые и создали те самые «Протоколы».

Вальтер Ратенау

Сразу после его убийства правительством Веймарской республики были приняты меры против возможных беспорядков: обсуждались новые законы, звучали речи с высоких трибун. А в разгар этой кампании Гитлер (он как раз сидел в тюрьме за участие в «Пивном путче») составлял планы, которые должны были принести ему власть над Германией. В день своего освобождения он произносит речь, в которой очень уверенно убеждает слушателей в «коварных планах» евреев захватить мир.

Через 10 лет после смерти Ратенау Национал-социалистическая немецкая рабочая партия одерживает победу на выборах, а ещё через два года над миром нависает молох войны: к власти приходит Адольф Гитлер.

ОТ ЗЛЫХ ЯЗЫКОВ ДО РАСПАДА ИМПЕРИИ

Примеры распространения слухов в нашей стране не менее печальны. Во время Первой мировой войны в России развернулась информационная кампания: российская оппозиция и нелегальные печатные издания активно нагнетали обстановку вокруг царской семьи. Николая II упрекали в слепом повиновении «шарлатану» Григорию Распутину: будто бы тот управляет государством под руководством «тобольского старца». Тот факт, что Распутин был категорически против вступления России в Первую мировую войну, а решение всё-таки было принято, никого не интересовал. Распутин настолько раздражал оппозицию, что ему вменяли в вину все военные неудачи, всю правду и неправду, содержащуюся в печальных фронтовых сводках.

Что касается слухов, сопровождавших императрицу, то это вообще тема для отдельной статьи. Возможно, даже для диссертации. Дочь Людвига IV и великой герцогини Гессенской за глаза называли предательницей, вменяя ей в вину немецкое происхождение. Слагали про неё нелепые анекдоты и эпиграммы: Ах, планов я строила ряд, Чтоб «Екатериною» стать, И Гессеном я Петроград Мечтала со временем звать.

По всей России ходили слухи, что царица отправляет за границу ценности и зерно и оказывает помощь своей германской родне. Но самой, пожалуй, нелепой стала молва о готовящемся сепаратном мире. «Вчера у Краснова Петра  Николаевича был генерал Дубенский, <…> уверяет, что Александра Федоровна, Воейков и Григорий ведут усердную кампанию убедить Государя заключить сепаратный мир с Германией и вместе с ней напасть на Англию и Францию…».

Эта запись была сделана в 1916-м сестрой милосердия Валентиной Чеботарёвой, весьма впечатлительной барышней, которая дежурила в Дворцовом лазарете. Содержание её дневника, кстати, во многом напоминает собрание разнообразных сплетен. Та же Чеботарёва пустила слух о возможной ссылке императрицы, вменяя ей «красивый жест» ухода от возможной мирской жизни как действенный способ улучшить свою репутацию: «Сразу бы все обвинения в германофильстве отпали, замолкли бы все некрасивые толки о Григории, и может быть, и дети, и самый трон были бы спасены от большой опасности». Многие историки сходятся во мнении, что оппозиция начала «антиниколаевскую» пропаганду ещё задолго до революции, постепенно усиливая накал информационной войны.

Дополнительный материал: 
Царская семья

И к 1917 году сомнений в неминуемом крушении династии, по сути, уже ни у кого не оставалось. Таким образом, недостаток качественной информации, клевета, слухи и слепая «вера на слово» привели к опасности не только трон, но и всю Российскую империю.

СКАЖИ «НЕТ» ИНФОРМАЦИОННОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ

На первый взгляд, современное общество трудно назвать информационно голодающим. Интернет заваливает нас «новостями». Но в том-то и беда, что неконтролируемый поток информации – это не меньшая проблема для поставщиков качественного журналистского продукта. Интернет кишит слухами. Они расползаются по миру и создают массу проблем буквально на пустом месте: «В некоторых соцсетях появились слухи, что гей-парад в Брянске – дело решенное» («БрянскToday»); «…в социальных сетях активно распространяется слух о том, что в России произойдет мощное землетрясение» («Аргументы недели»); «Журналистка BBC спровоцировала волну паники твитами о болезни и смерти Елизаветы II» («НТВ»).

Удовлетворяя потребности в информации слухами из Интернета, человек эмоционально приходит к желанию дискутировать (а эта услуга тоже в полном объёме предоставляется Интернетом). В процессе дискуссии он либо находит новость из надёжных источников, что приводит к чувству полного удовлетворения (насыщения), либо ещё больше запутывается и дальше участвует в слухмейкерстве, накапливая раздражение или подогревая собственное любопытство. И в состоянии лютого информационного голода мозг человека приходит к стадии «информационной анорексии», которая может породить серьёзные проблемы в формировании правильной новостной картины у потребителей информации.

В 2008 году, когда СМИ активно тиражировали очередной слух о якобы грозящей деноминации, Владимиру Путину на пресс-конференции задали об этой «перспективе» вопрос:
«Журналист: Все говорят о грядущей деноминации рубля, это правда?
Путин: Да врут они!
Журналист: Вы даёте гарантию?
Путин: Вы что, хотите, чтобы я землю ел из горшка с цветами и клялся на крови?»

И это только один пример сарафанного интернет-радио, который достиг прямо-таки национального масштаба. В тот год  россияне  стали  массово  скупать  валюту  и тратить накопления на всё подряд, лишь бы не пропали. Приведённый пример также хорошо показывает, как можно опровергнуть некачественную информацию посредством спланированной пресс-конференции. Однако и в этом случае правило двух независимых источников никто не отменял. Всё, что слышит журналист, должно быть проверено как минимум два раза.

Борьба со слухами – дело государственной важности. И, безусловно, она должна вестись на законодательном уровне. Очень интересна в этом отношении идея Государственной канцелярии по делам интернет-информации в  КНР. В отличие от нашего Роскомнадзора, который следит за деятельностью всех российских СМИ, Канцелярия занимается исключительно Интернетом и настрого запрещает напрямую использовать в информационных сообщениях непроверенную и неподтвержденную информацию, опубликованную в социальных сетях и на других интернет-платформах. Конечно, китайская Канцелярия не есть мерило совершенства, и у меня как у журналиста, есть к ней масса вопросов. Но, сделав нечто подобное в соответствии с российским  «Законом о СМИ», мы  можем установить очень хороший фильтр для журналистского продукта. Без такой вот «лакмусовой бумажки» мы и дальше будем получать в новостях «твитнутую»  информацию! А ведь слово «новость» ясно определено в нашей профессии: это не мнение отдельного человека, это – факт. И этот факт несёт в себе важнейшую стратегическую функцию: он «спасает» людей от информационного голода и не допускает развития информационной толерантности.