О РОССИИ И СЛАВЯНО-ТЮРКСКОМ ЕДИНСТВЕ

Дата: 
18 марта 2016
Журнал №: 
Мечеть Джума-Джами в Евпатории

Население России состоит из суперэтносов народов, народностей, этнических групп, которые в основном являются носителями славяно-тюркского культурного комплекса, сформировавшего особую цивилизацию, простирающуюся от границ Китая до границ Ирана, вобравшую в себя территории Черноморско-Каспийского бассейна на востоке и арабо-мусульманского мира на юге до ворот романо-германского мира на севере, куда Пётр Первый прорубил своё знаменитое «окно». Этому взаимодействию гораздо больше лет, чем самой русской государственности и тем более государственностям, которые окружают Россию как на ближних, так и на дальних её рубежах.

Текст: Галина Хизриева

Население России состоит из двух основных суперэтносов – славянского и тюркского, а также многочисленных народов, народностей, этнических, субэтнических и этноконфессиональных групп. Все эти народы, с древнейших времён населяющие территории, на которых затем возникло Русское государство, являются коренными народами России.

Неправильно думать, что тюрки в России – это только татары. Этноним «татарин» относится к небольшой части тюркского суперэтноса. Татары – это чаще всего население бывшего Казанского и Касимовского ханств. На самом деле тюркские народы России – это коренное население Поволжья, Урала, Сибири, Алтая и даже Приполярья: башкиры, татары, нагайбаки, мишаре, киргизы, казахи, якуты и др. Все эти народы, ранее других вошедшие в состав Русского государства, назывались татарами на основе их языковой близости. Кроме якутов, конечно. Их старое название – самоеды. Те же народы, которые вошли в состав Русского государства позже, сохранили свои этнические наименования: кумыки, ногайцы, балкарцы, крымские татары, турки-месхетинцы, которые говорят на языках тюркского происхождения. И по своему этническому происхождению (этногенезу), и по своим этническим культурам они очень отличаются друг от друга. Нередко при знакомстве «татары» спрашивают друг друга, из какой они республики, района и даже села. Это очень важно для выстраивания правильных межличностных отношений.

Часто приходится сталкиваться с тем, что крымских татар (крымцев) считают небольшим коренным народом Крыма, близкородственным казанским татарам. Однако это абсолютно не так. Этот этнос в основном живёт за пределами России. В Турции крымских татар насчитывается около 5 миллионов человек, и их влияние на политику и культурную жизнь Турции весьма ощутимо. Надо сказать, что турецкие крымцы далеко не так враждебны к России, как принято думать. Враждебность крымских татар по отношению к России – это миф. Многие представители крымских татар покинули Россию во время революции 1917 года, не согласившись со свержением Российской империи, протестуя против чудовищного по своей несправедливости Октябрьского переворота. Об этом в Турции до сих пор снимают фильмы, об этом пишут люди, чьи родственники пережили те времена. Прекрасный романтический фильм о любви русской дворянки Александры и полковника императорской армии крымца Курт-Саида рассказывает об этих временах пронзительно правдиво и с огромным уважением к культурному наследию обоих народов. Проекция того трагического времени до сих пор отражается на дне сегодняшнем. У русского Крыма, восставшего против хунты, нашлось немало сторонников среди крымских татар, которые с оружием в руках были готовы защищать свою независимость. Крымцы – это самостоятельный отдельный этнос, близкородственный по культуре и языку туркам-османам, свободолюбивый и образованный, в основном урбанизированный. В российском перечне народов они и называются «крымско-татарский народ» (именно так!) или «крымские татары». Близки к ним тюркские жители Кавказа – ногайцы, кумыки, азербайджанцы, турки-месхетинцы. Эти группы неоднородны. Есть также тюркоязычные армяне – хемшилы.

«Татары, путешествующие по степи». К. Боссоли

Политические судьбы российских татар очень различаются. Так, территории крымско-татарского народа перешли в состав России по Кючук-Кайнарджийскому договору вместе со всем Крымом. Согласно этому договору территория Крыма стала залогом (аманатом) добрососедства между Россией и Турцией. По договору, никакому третьему государству эта территория принадлежать не может. Как только в результате распада СССР Крым отошёл к Украине, Турция начала усиливать своё влияние на полуострове самыми разнообразными методами, ведь Россия сама его «упустила». Что касается духовной жизни этого народа, то надо отметить некоторые особенности и здесь. Несмотря на вхождение Крыма в Россию, крымско-татарский народ долго оставался в духовном подчинении османских правителей, и потому исторические связи с Турцией очень сильны. Крымский вопрос – вовсе не повод для вмешательства третьих стран, это отношения между Россией, Турцией и крымско-татарским народом как наследником этих исторических отношений. И надо сказать, что во времена Империи власть это хорошо понимала и не принуждала крымцев входить в какие-то мусульманские российские структуры. Их не смешивали с татарами Поволжья, как теперь. Им была предоставлена автономия как народу, совсем недавно попавшему в политическую ситуацию, связанную с Россией.

Впоследствии Екатерина Вторая создала в Крыму Таврический муфтият, чтобы мусульмане этой части России имели духовное самоуправление. 

После переворота в Турцию уехали лучшие люди, интеллигенция. Сегодня в этой стране пятимиллионная крымско-татарская диаспора, по численности равная поволжским татарам. Во власти этот народ представлен премьер-министром Турции Давутоглу. Вот такой геополитической мощью обладает сегодня «неприметная» с точки зрения некоторых недалёких людей эта небольшая по численности группа одного из тюркоязычных народов России.

Для них был создан отдельный муфтият, через который они представляли свои интересы, и пророссийские крымцы, в своё время образовавшие общественную крымско-татарскую организацию НДКТ, продолжают традицию комплиментарного отношения к России и поддержки Кучюк-Кайнарджийских договорённостей. Эту традицию мы рекомендовали возродить в Крыму, в том числе восстановить также Таврический муфтият, но его не дали даже зарегистрировать. Сейчас группа крымцев организует блокаду Крыма и провоцирует Турцию на войну с Россией. Это, несомненно, давление тех сил, которые далеки от интересов как России, так и самих крымских татар.  

Крым и Кавказ – единый этнокультурный и, я бы сказала, этностратегический регион страны. Многочисленные этносы этого региона имеют огромные связи с представителями своих народов в ближневосточном мире, Европе и Азии. Через их территории и ныне проходят торговые пути, транзит углеводородов, их этнические массивы пересекают государственные границы. Если представить себе этот мир без государственных и административных границ, то нам откроется тюрко-славянский этнокультурный континуум, наш малый «Шёлковый путь». Реальный, а не придуманный и политизированный. Так что этот регион должен быть предметом особого попечительства со стороны властей. Пока такое попечительство плохо чувствуется, и это отражается на настроениях людей. Думается, что было бы правильно пестовать все пророссийские силы в среде тюркоязычных народов Евразии, потому что даже попытка разрыва этого славяно-тюркского культурного континуума может обернуться мировой цивилизационной катастрофой. Есть силы, которые стремятся к этому, сталкивая большие и малые народы между собой, манипулируя их чувствами, страхами, порождая недоверие. Среди этих сил и крайние националисты, и радикалы, и исламисты разных групп и направлений, и различные идейно-политические группы, являющиеся инструментом транснационального капитала. Но цивилизации сохраняются только тогда, когда дают ответы на любые возникающие вызовы.

«Татарский дом в деревне Алупка». К. Боссоли

Сейчас, конечно, главной нашей заботой является территория Херсона, куда уходят и где формируются антироссийские силы. Второе место, куда направлены наши геополитические взоры, – юго-восток Украины. И не случайно, что сейчас туда уезжают пророссийские крымские татары. Они лучше других осознают угрозу от фашизма и исламо-большевизма для своего народа, поскольку много лет находились на острие борьбы с превосходящими силами исламистов «Хизб ут-Тахрир», саудовской организацией «Ар-Раид», многочисленных исламистских НПО, отправляющих людей в ИГИЛ. А ИГИЛ, как мы знаем, это главная международная проблема для всего мира. Тем более что на Украине ситуация с засильем исламистов выглядит весьма печально: из Европы приезжают ичкерийцы для борьбы с «сепаратистами» на юго-востоке этой страны, а духовная власть, которая много лет была в руках ливанца-хабашита Ахмада Тамима, сейчас постепенно переходит к явному ваххабиту Исмагилову, которого ещё называют «муфтием в вышиванке».

Татарами называют и мишарей – тюрок Касимовского ханства (нижегородские татары), которые были важнейшей частью народного ополчения против польско-литовской армии, шедшей на Москву.

В России живут и турки-месхетинцы, которые по своей культуре являются одним из народов Кавказа, а в языке сохранили древность анатолийской речи. Ни обликом своим, ни подобием, ни языком не походят они на казанских татар, башкир или ногайцев, а скорее напоминают наследников величия Византийской империи. В результате депортации 1944 года они оказались далеко от родных мест – гор сванской Джавахетии. После распада СССР они имели шанс вернуться на родину, но Грузия не приняла этот народ, заявив, что не хочет столкновения с разместившимся на их земле армянским населением. Теперь этот народ разобщён, многие турки-месхетинцы уезжают из России и других постсоветских стран в Турцию, очень небольшая часть их отправилась в США, которые пригласили их и организовали им выезд, часть живёт на Украине в условиях гражданского конфликта, а в России они образовали свои общественные национальные организации и борются за реабилитацию.  

Среди тюрок есть также небольшие этноконфессиональные группы – тюркоязычные иудеи крымчаки и караимы. Есть и православный тюркоязычный народ – гагаузы, которые ныне проживают в автономном районе республики Молдова. Эти народы очень ориентированы на культурные связи с Россией. Важно упомянуть и сибирских татар, среди которых до сих пор наряду с исламом сохраняются доисламские народные обычаи. Среди сибирских тюрок можно назвать чулымцев, телеутов, шорцев, кумандинцев, челканцев, тубаларов, теленгитов и хакасов. За каждым из этих народов – необозримая глубина истоков их формирования. Рассказать подробно обо всех тюркских этнокультурных группах России в одной небольшой статье крайне трудно, но в России этот суперэтнос довольно хорошо изучен, и изучение его продолжается.

Уже из простого перечисления народов и народностей тюркского суперэтноса ясно, что этноцентризм или даже этнический эксклюзивизм трудно назвать правильным средством для укрепления внутренней безопасности, стабильного развития и культурного воспроизводства многочисленных древнейших тюркских культур в России, которая для многих народов стала местом встречи и культурного взаимообогащения.

Популярно об исламе

Главным отличием ислама от христианства является то, что у мусульман нет церкви. Второе отличие состоит в том, что в исламе нет духовенства в том смысле, как его понимают в христианстве. Более высокое или более низкое достоинство богослова зависит только от его религиозных познаний и мудрости, а не от церковной посвящённости. Для признания того или иного человека «человеком знаний», или улемом, используется только одна процедура – признания другими улемами. Все остальные регалии и положения, сколь бы высокими они ни были, не возносят в глазах мусульман данного служителя культа. Во всяком случае, так должно быть в идеале.

Верховный муфтий, председатель Центрального духовного управления мусульман России шейх уль-ислам Талгат хазрат Таджуддин
Хранитель священных реликвий Ахмад Бин Мухаммад аль-Хазраджи передал на вечное хранение муфтию Дагестана шейху Ахмад-хаджи афанди Абдулаеву волос из пряди Пророка Мухаммада. 2013 г.

В России большими улемами являются, пожалуй, два богослова – Верховный муфтий Центрального духовного управления мусульман России шейх уль-ислам Талгат хазрат Таджуддин и муфтий Духовного управления мусульман Республики Дагестан шейх Ахмад афанди Абдулаев. Звание шейх уль-ислам Талгат хазрат получил в результате признания его богословских знаний международным сообществом улемов, а шейх-наставник Ахмад афанди получил это звание в результате передачи ему иджазы – права на наставничество от его учителя шейха Саида афанди Чиркейского согласно дагестанской ветке силсила (цепочки передатчиков исламских знаний) Щазалийского и Накшбандийского суфийского тарикатов (пути познания Всевышнего). Из сказанного становится ясно, что шейх уль-ислам, а также шейх суфийского тариката – это не должность, а, скорее, определение достоинства данного улема и фиксация уровня его духовных знаний и молитвенности.  

Понятие «муфтий» больше относится к организационной деятельности, связанной с духовным окормлением уммы. Муфтий – человек, который на основании своих знаний принимает богословские решения относительно земных дел своих прихожан. Такие люди дают другим мусульманам фетвы – решения по тому или иному вопросу в рамках мусульманского права – шариата. Кроме того, муфтии зачастую осуществляют сотрудничество верующих с государством, решают вопросы и организуют мероприятия, связанные с различными событиями мусульманской жизни: праздниками, исполнением ритуальных действий, днями скорби, постами.

Все муфтии равны между собой, однако есть небольшие особенности этого равенства. Так, например, верховным муфтием называется тот организатор религиозной жизни мусульман, за которым стоят и другие муфтии. Для этого они образуют централизованную религиозную организацию, в которую входят региональные религиозные организации. Таких организаций в России сегодня три: Центральное духовное управление мусульман России во главе с Талгатом хазратом Таджуддином (резиденция в Уфе), Совет муфтиев России (он же Духовное управление мусульман России с резиденцией в Москве) во главе с его председателем Равилем хазратом Гайнутдином и Координационный совет мусульман Северного Кавказа, который возглавляет муфтий Исмаил Бердыев (резиденция в Ставрополе). Со времён Екатерины Второй муфтияты в России стали практически государственными учреждениями.

Старейшим и наиболее уважаемым муфтием является, конечно, тот, под началом которого больше всего общин верующих. Такими муфтиями, конечно, являются Талгат хазрат Таджуддин и Исмаил Бердыев. Не следует также забывать, что в республиках, где проживает большинство мусульман, муфтии являются значимыми политическими фигурами, и, кроме того, они могут проводить независимую от своего ЦРО политику. Такие муфтияты называются независимыми. Без всякого сомнения, к наиболее влиятельным независимым муфтиятам относится ДУМРТ во главе с Камилем хазратом Самигуллиным, ДУМДаг во главе с Ахмадом афанди Абдулаевым, ДУМЧР во главе с муфтием Салахом-хаджи Межиевым, а также набирающий силу Московский муфтият во главе с Альбиром хазратом Кргановым, выходцем из ЦДУМ (муфтием Чувашии и Московского региона), членом Общественной палаты РФ.

Политические преференции и международная деятельность этих муфтиятов очень отличаются между собой. ЦДУМ до недавнего времени довольно хорошо работал с Турецким муфтиятом, который называется Дианет, а также поддерживал отношения с Верховным муфтием Сирийской Арабской Республики. Такой же международной политики придерживается и Московский муфтият, лидер которого активно выступает на международных и российских площадках с осуждением терроризма и агрессивного национализма. Муфтият этот в основном татарский, а потому для него неизбежно поддержание духовных связей с Турцией. Однако он проводит очень спокойную и взвешенную политику и всегда выступает на стороне Российского государства. В очень трудных условиях развития идеологии этносепаратизма муфтий Республики Татарстан ведёт тонкую политику сдерживания исламизма в своих приходах. Ввиду своих близких связей с Турцией (он там учился) муфтий Камил хазрат Самигуллин вынужден сегодня совершать нелёгкий политический манёвр в среде мусульман РТ. Интересно, что он вышел из Всемирного совета мусульманских учёных (ВСМУ), председателем которого является известный исламствующий политик Юсуф аль-Кардави, назвавший Россию «врагом номер один мусульманского мира».

Верховный муфтий Сирии Ахмед Бедреддин Хассун и посол Сирии в РФ господин Рияд Хаддад встретились с муфтием Москвы, Центрального региона и Чувашии, членом ОП РФ Альбиром хазратом Кргановым (на фото в центре) в резиденции ДУМ г. Москвы. 2014 г.

Есть муфтияты, которые не входили в эту организацию, как их туда ни затягивали. Например, войти в неё отказался ДУМДаг. Это произошло потому, что дагестанским мусульманам, в основном настроенным патриотически, не близка агрессивная политика эмиссаров ВСМУ по захвату духовной власти ваххабитами в республиках Северного Кавказа. Приняв участие в двух конференциях опутавшей всю Европу своими сетями организации «Братья-мусульмане», ДУМДаг отказался от дальнейшего сотрудничества. Приблизительно такой же политики придерживается практически независимый муфтият Чеченской республики. Дело здесь, скорее всего, в том, что северокавказские муфтияты представляют интересы большинства мусульман, которое придерживается тарикатского (суфийского) мировоззрения, а ваххабиты и такфириты (джихадисты) из стран Западной Европы и Ближнего Востока считают их наряду с шиитами кяфирами (вероотступниками). Это неблагожелательное отношение ваххабитов к мусульманам сделало невозможным участие ДУМДаг и ДУМЧР в созданных ими организациях.  

Преференции СМР (ДУМРФ) в международной жизни прямо противоположны ЦДУМ и КСМСК. Они являются членами ВСМУ и других международных организаций, сотрудничают со странами Персидского залива и Турцией, и отдельные исследователи считают, что их сотрудничество наносит вред внутриполитической стабильности в стране из-за поддержки исламистов и вербовщиков в различные идейно-политические группы исламистов. В этом муфтияте активно продвигается исламистская повестка дня, и используются все средства для поддержки ваххабизма и турецкого исламизма. Дело дошло до того, что эту централизованную организацию обвинили в связях с террористами и экстремистами.

Прихожане этих организаций различаются между собой. Большинство прихожан из общин ЦДУМ, Московского муфтията и ДУМРТ – это традиционные мусульмане-тюрки, в северных регионах страны к ним присоединяются кавказцы, включая шиитов Таджикистана и Азербайджана. В приходах Юга России мусульмане представлены традиционными тюркоязычными мусульманами, отличающимися от тюрок Поволжья и Москвы своим этническим составом: тюрки Кавказа, представители нахско-дагестанских народов, адыгоязычные народы и мусульмане-осетины (в основном это дигорцы).

На площади Победы в Волгодонске прошёл митинг турков-месхетинцев с целью напомнить мировому сообществу о своём праве вернуться на историческую родину в Месхетию. 2015 г.

Общины СМР зачастую собирают разноэтничных мигрантов. Он привлекает к себе внимание тем, что вокруг этой организации постоянно возникают скандалы, связанные с тем, что они выращивают там боевиков. Например, Салман Булгарский, равно как и политический авантюрист А.-В. Ниязов (Медведев), который за свои услуги получил право проживания в Турции, вышел из Совета муфтиев России. Расула Ясина – кандидата политических наук, убитого в контртеррористической операции, и другого кандидата политических наук – Рината Мухаметова, вырастили там же. Поддержали в Совете муфтиев России и Абу Таху – деятеля саудовской НПО «Ар-Раид», и Сейрана Арифова. Даже ваххабитского муфтия Украины Исмагилова тоже вырастили в Москве. Совет муфтиев России ещё не присоединился ни к одной из фетв против ИГИЛ, то есть богословских заключений, данных нашими муфтиями, – у нас несколько муфтиев дали подобные фетвы, и в том числе Таджуддин. Более того, они очень своеобразно реагируют на антиигиловские высказывания. Они также никогда не поддерживают антиигиловскую, антиваххабитскую риторику.

Все централизованные и независимые мусульманские религиозные организации сегодня составляют длинный перечень из 89 муфтиятов. В некоторых субъектах России конкурирующих между собой муфтиятов может быть от двух до четырёх. Напомню, что муфтий – избираемое лицо. Если это избираемое лицо выберут сектанты или исламисты, то регион способен очень быстро стать ваххабитским анклавом. А уже из такого анклава легко может получиться филиал ИГИЛ.

Есть ещё одна тема, о которой напомню бегло. Это тема сектантства в мусульманской религиозной среде. Я различаю ислам и мусульман как доктрину и её носителей. Ислам (покорность, покой, мир) – это повеление Всевышнего и доктрина о том, как добиться любви Господа, а мусульмане – это люди, которые могут идти к этой цели разными путями в рамках предначертанного «прямого пути» – шариата. На пути каждого верующего человека возникают трудности. Немало их возникает от плохого знания своей религии. И каждый человек решает свои духовные проблемы так, как он считает нужным. Доктрина, в которой одним из ключевых понятий является понятие свободы воли человека, не отвечает за принятые мусульманином решения. Поэтому я никогда не использую словосочетания «исламский мир» в отношении земного бытия (дунья). Исламский мир возможен только в ахирате («на небесах»). Исламский банк, исламский интернет, исламская одежда, исламская еда, исламский цемент – эти словосочетания бессмысленны. На самом деле это явление существует. Произошло четыре модификации этой идеологии в истории ваххабитского движения. ИГИЛ – одна из них.

ИГИЛ

На мой взгляд, ИГИЛ – это не государство, а метод ведения борьбы Запада с Россией. Я считаю, что в отношении ИГИЛ надо отказаться от термина «международный терроризм», поскольку многочисленные лидеры ИГИЛ ведут себя не как террористы, а как оккупанты. Они не вербуют, а рекрутируют. Они не убеждают, а соблазняют. ИГИЛ – это метод глобальной войны во имя передела мира. ИГИЛ – это только одна из пушек глобализма и транснационального капитала, который борется против всякой государственности.

Это достаточно опасное оружие, оно хорошо показало себя в «непрямых войнах», которые ведутся тогда, когда две ядерные сверхдержавы не должны столкнуться. У ИГИЛ нет собственных интересов. Так что, по идее, использование риторики вокруг построения халифата или исламского государства – это псевдоцель, которую они ставят для того, чтобы просто привлечь как можно больше людей в эту мясорубку. Они прекрасно понимают, что не смогут создать государство, потому что нельзя представить себе такое государство, где один район травит другой химическим оружием.

ИГИЛ – это инструмент хаотизации как духовной, так и материальной жизни верующих мусульман. Но не только мусульман. Эта идеология служит и разрушению христианского мира. Именно поэтому состоялась встреча двух крупнейших христианских иерархов планеты – святейшего патриарха Кирилла и папы римского. То, что эта война сплотила и впервые привела к сотрудничеству христианских лидеров планеты, говорит об остроте угрозы, которая нависла над цивилизацией.