РОЛЬ СПЕЦСЛУЖБ В СОВРЕМЕННОЙ ПОЛИТИКЕ

Дата: 
11 марта 2019
Журнал №: 
Рубрика: 
А. Михайлов

Гость редакции ― руководитель Центрального исполкома, председатель Совета патриотических организаций «Офицеры России», генерал-майор ФСБ в отставке, генерал-лейтенант полиции в отставке Александр Михайлов ― о специфике политического момента.

Текст: Дмитрий Сурмило

Россия — угроза миру

― Александр Георгиевич, открытый «чисто­плотный» диалог между лидерами отдель­ных государств при обсуждении проблем мировой политики ― всё бóльшая редкость. В подковёрную борьбу вовлекаются и спец­службы. Не считаете ли Вы, что последние становятся инструментом в политических играх?
― Нынешняя ситуация, к сожалению, характе­ризуется кардинальным изменением места и роли западных специальных служб. Если раньше разведывательная информация ло­жилась в основу принятия политических ре­шений, то ныне западными политиками сна­чала декларируется определённое решение, иногда популистское, как в США, а потом уже спецслужбы «подгоняют» под него якобы до­бытую информацию. Получается ― реальность одна, а «разведывательная информация» свидетельствует об ином положении дел.

Недавно опубликован доклад центрального разведсообщества Соединённых Штатов, где Россия ― главный противник и самая большая угроза миру. Конечно, это абсолютная чушь, потому что мы не агрессивны, не претендуем на чужие территории или на влияние в других странах. Но Запад по-прежнему рассматривает нас, как абсолютное зло. Так требует военно-промышленное лобби США. После распада Советского Союза Россию считали грудой об­ломков. Но страна смогла восстановиться, идёт позитивное развитие, что у коллективного Запада вызывает субъективные опасения и даже необоснованный страх. Тем более что по мере возрождения Россия серьёзно озаботилась укреплением системы собственной безопас­ности ― и в военной области, и в контрраз­ведывательной. В прошлом году прозвучали обвинения директора ЦРУ, что мы не даём воз­можности работать в нашей стране западным разведкам. Они до сих пор уверены, что им «позволено» диктовать свои правила, как это происходило в начале 90-х, и как это происхо­дит на Украине. Нынешняя ситуация ― калька 80-х годов, когда действующий в то время директор ЦРУ признавал ― второе Главное управление КГБ в лице руководителя Перво­го отдела генерал-майора Рэма Сергеевича Красильникова оставило руины от резиден­туры американской разведки на территории СССР. Чем больше на нас давят, тем жёстче контрразведывательный режим, тем выше уровень бдительности, оперативной работы, что обеспечивает сдерживание натиска зарубежных специальных служб.

Дополнительный материал: 
Э. Сноуден, бывший сотрудник ЦРУ и АНБ

В 1985 году, когда началась перестройка, и были провозглашены идеи гласности, аме­риканцы увидели, с одной стороны, что страна стала переходить на демократические формы управления, с другой ― что этот процесс бу­дет иметь тяжёлые последствия. ЦРУ и Госдепартамент перестали финансировать дисси­дентское движение, убрали с антисоветских радиостанций белогвардейцев и власовцев, которые занимались чёрной пропагандой, и посадили туда аналитиков. Тем самым они сменили чёрную пропаганду на серую, поняв, что, если продолжать агрессивную пропаганду, то образ врага будет в лице США. А когда есть враг, мы способны к объединению и резкой смене курса. Сегодня финансирование «Голоса Америки», «Радио Свободы» также сокращено, потому что прежние методы не дают ожидае­мого эффекта и не «отбиваются» политически.

― То есть, в нынешних условиях они неэф­фективны…
― Ситуация стала другой. Пропаганда «старого образца» не воспринимается. К тому же изме­нение регламента контрразведывательного режима затрудняет деятельность западных разведок в России и сопредельных странах. Но в мире появились новые средства для ведения аналитической работы, произошёл существен­ный прорыв в виртуальной сфере. Свидетель­ства тому ― разоблачения Эдварда Сноудена и Wikileaks. Они показали, что возможности информационного противоборства у США колоссальны ― средства, техника, ресурсы. Однако ситуация «перевёрнутой пирамиды», когда сначала разрабатываются и принима­ются внешнеполитические решения, а потом в закромах спецслужб подбирают соответству­ющую информацию либо нагло фабрикуют её, такая их ангажированность ― контрпродуктивна. Спецслужбы во многом перестали фор­мировать политику, они стали её информаци­онным обеспечением ― «чего изволите».

― Но это непрофессионально и к тому же опасно…
― Работа в угоду сиюминутным планам поли­тиканов, которые, кстати, не вечны, прово­цирование ситуации с использованием своих сателлитов ― это прямая угроза международ­ной стабильности.

Украина — жертва манипулирования Западом

― Вы имеете в виду «партнёров», которых «большие страны» перенацеливают против нас в угоду собственным интересам?
― Они выбирают себе слабых партнёров, чтобы с их помощью создать турбулентность во вза­имоотношениях с Россией. К примеру, зачем американцам Украина с её разваленной про­мышленностью, разрушенной научно-технической базой, коррупционной экономикой? В силу братских отношений мы никогда не рассматривали Украину, как субъект между­народного права. Мы считали себя одним на­родом. И это была наша ошибка. Американ­цы это уловили. Сегодня Украина находится в состоянии крайне запущенной болезни, и относиться к ней надо, как к больному. Но я уве­рен, выздоровление наступит непременно.

Во времена СССР министр иностранных дел Андрей Громыко вообще не рассматривал слабые страны в качестве субъекта первооче­редных международных отношений. Он считал, что надо договариваться только с сильными державами, первостепенно ― с США, не от­влекаясь на остальных. И США, кстати, так по­лагали, хотя и они, и мы боролись за влияние в других странах мира. Сейчас на западе праг­матики от политики куда-то делись… Игры, игры. Манипулирование периферией. Понят­но, что Россия должна как-то реагировать на процессы в Европе, но нужно держать себя с достоинством, что мы и делаем.

― Однако налицо ошибки, подчас стратегиче­ские, в результате которых сильно утрачено политическое влияние, снижен уровень эко­номической интеграции и гуманитарного сотрудничества со странами СНГ. Каким Вы видите взаимодействие с государствами, имеющими для нас важное геополитиче­ское значение?
― Лояльная Белоруссия ещё более или менее держится. Но в целом, если говорить о странах, которые были союзными республиками, все они при Советском Союзе жили за счёт России, за счёт интеграционных связей. Кормушка ис­чезла. Рухнула материально-техническая база, оказались разорванными связи между предприятиями-смежниками, разрушился слажен­ный механизм взаимодействия. Республики стали пытаться выжить самостоятельно. Аме­риканцы понимали, что эти государственные новообразования брошены, условия для раз­вития антироссийских настроений созданы, и необходимо стимулировать процессы, кото­рые в конечном итоге приведут к эскалации напряжённости на постсоветском пространстве. Так было с Прибалтикой, Грузией, Молдавией, Центральной Азией, Арменией. И это результат работы, в том числе и специальных служб. Американцы и европейцы задействовали для решения своих задач всё по максимуму ― и институты гражданского общества, и неправи­тельственные организации гуманитарного толка, и благотворительные фонды…

Центральное разведывательное управление

― Хорошо известно, что экономика — это продолжение политики и наоборот. Ради достижения собственных экономических преференций США, Великобритания, не­которые страны Евросоюза проводят со­ответствующую политику. В связи с этим, на Ваш взгляд, возрастает ли нагрузка на специальные службы?
― Спецслужбы — инструмент, отражающий политику государства. Если есть подобные установки, вся разведывательная структу­ра начинает работу для достижения цели. Задача разведки ― добывание секретных сведений политического, оборонного и про­мышленного характера, а также влияние че­рез агентуру и лиц, которые разделяют со­ответствующие взгляды. Платят ли агентам влияния? Конечно. Но помимо таковых есть категория людей, которая и без денег будет гадить своей стране с особым цинизмом ― это та самая потенциальная агентура, которая практически бескорыстно работает в русле, что и противник, только на нашей террито­рии. И в этом ― элемент работы спецслужб, которые выявляют таких лиц, способству­ют их продвижению, а дальше хвалят, хва­лят, хвалят, в конце концов у человека мозги поворачиваются в сторону, далёкую от дей­ствительности и, как следствие, он наносит колоссальный ущерб стране. Что далеко ходить ― был у нас первый президент СССР…

― И экономика, и политика базируются на международном праве. Но с большой сте­пенью объективности приходится говорить, что международное право ― не то что про­буксовывает, оно перестаёт работать.
― Оно практически перестало существовать. Увы, налицо хаос, который исключил возмож­ность использовать международное право для справедливого решения вопросов междуна­родного сотрудничества. Западные визави подстраиваются под ситуацию, лавируют, от­кровенно мошенничают. Стремительно теря­ют авторитет такие столпы, как ООН и другие международные организации, в том числе от­вечающие за международную безопасность. Ввод войск в Ирак, свержение законной вла­сти в Ливии, Египте, инициирование войны в Сирии, многолетняя война в Афганистане, нынешнее открытое вмешательство в дела Венесуэлы… А ситуация со Скрипалями? Власти Великобритании уничтожают не улики, а, как сказал директор Службы внешней раз­ведки Сергей Евгеньевич Нарышкин, уничто­жают отсутствие улик.

Д. Бреннан, глава ЦРУ

Всё выстроено ради одной цели ― очер­нить Россию, укрепить образ врага в сознании американского и европейского населения, отвлечь от собственных социально-экономических проблем, обосновать высокие расходы на ВПК. Хотя, должен заметить, что и мы в рамках развёрнутой Западом инфор­мационной войны тоже в известной степени демонизируем США. Ведь Америка — это боль­шое количество людей, которые не связаны с политикой, и к России они относятся по­зитивно, как и раньше. Некоторые представители российской власти, эксперты в своей антиамериканской риторике имеют в виду определённый политический истеблишмент, который выступает с резко антироссийских позиций. 

― В каком направлении будут развиваться методы и формы работы спецслужб?
― Новые формы уже есть, и их появление ― следствие технологического развития со­временного общества. Здесь и цифровизация, и связанные с ней процессы технологическо­го скачка. Если всё это не регулировать, через какое-то время технологии будут активно вмешиваться в жизнь конкретного человека. А использование иностранного программ­ного обеспечения в тех же гаджетах, систе­мах видеонаблюдения и распознавания лиц, платёжных системах, системах управления транспортом, энергетикой, производственны­ми процессами может привести к невоенному порабощению. Поэтому, говоря о новейших образцах оружия, новых видах отравляющих веществ, должно быть чёткое понимание: всего через несколько лет самым страшным будет не разработка новых видов вооружения, а возможность отключения действующей системы связи и управления. Большой Брат начинает… И это не фантастика. Это то, чему нужно быть готовыми противостоять.