ХОЗЯЙКА ЗЕМЛИ РУССКОЙ

Дата: 
15 февраля 2018
Журнал №: 

Вспоминая о последней русской царице, как правило, говорят о её семейной жизни, болезни наследника, влиянии Распутина на жизнь императорской семьи и всей Империи. Это вполне оправданно, даже если историки и публицисты придерживаются противоположных взглядов на ту или иную проблему. Но, несмотря на большое количество литературы об императрице Александре Фёдоровне, мы до обидного мало знаем о её общественной деятельности.

Текст: Варвара Степанова

Император Николай II и императрица Александра Фёдоровна

В 1897 году проходила первая в истории нашего государства всеобщая перепись населения. В графе «род занятий» император Николай II написал: «хозяин Земли Русской». Аналогичную запись оставила и его супруга, Александра Фёдоровна. Какой же она была, «хозяйка Земли Русской»?

Императрица происходила из Гессенского Великогерцегского Дома. Её отец, Людвиг IV Гессенский и Прирейнский, был племянником императрицы Марии Александровны и двоюродным братом императора Александра III. В 1862 году он вступил в брак с Алисой Мод Мари Великобританской, второй дочерью королевы Виктории, прославившейся на новой родине благотворительной деятельностью, руководствовавшейся принципом, что «жизнь предназначена для трудов, а не для утех».

Принцесса Алиса (Алиса Виктория Елена Луиза Беатриса) была шестым ребёнком. Лишившись в шестилетнем возрасте матери, она была очень привязана к старшим сёстрам и брату. Нравственное влияние матери проявилось в императрице Александре Фёдоровне также, как в её старшей сестре, великой княгине Елизавете Фёдоровне, желанием посвятить жизнь помощи страждущим. Масштабы её благотворительной деятельности не оценены до сих пор.

Принцесса Алиса Гессенская стала Российской императрицей Александрой Фёдоровной в 1894 году. Её сестра Елизавета (Элла) к этому времени уже десять лет была женой великого князя Сергея Александровича.

По свидетельству баронессы С. К. Буксгевден, «императрица прибыла в Россию, движимая идеей того, что она должна усердно исполнять свои обязанности по отношению к стране своего мужа. Подобные обязанности виделись ей, прежде всего, в общественной и благотворительной работе».

Первое время общественная деятельность императрицы ограничивалась сопровождением императора при посещении воспитательных учреждений и госпиталей Санкт-Петербурга. Всю серьёзную работу пришлось отложить на «потом» сначала из-за ожидания первенца — великой княжны Ольги Николаевны, а затем вследствие подготовки коронационных торжеств.

18 (30) мая 1896 года на Ходынском поле произошла давка из-за подарков, пострадали тысячи людей. На следующий день император Николай II и императрица Александра Фёдоровна посетили Старо-Екатерининскую больницу, куда были доставлены пострадавшие. Менее чем через десять дней, 27 мая 1896 года, от имени Ёе Императорского Величества в кассу Московской городской управы было передано ю тысяч рублей на устройство убежища для детей, родители которых пострадали на Ходынском поле. Оно получило название «Городское убежище для сирот» и с первых дней существования находилось под покровительством государыни императрицы Александры Фёдоровны и великой княгини Елизаветы Фёдоровны.

Детский приют трудолюбия св. Ольги. Санкт‑ Петербург. 1899 г.

В царствование своего венценосного супруга императрица не раз доказывала делом, что имеет милосердное сердце и испытывает искреннее сострадание к тем, кто нуждается в помощи. Когда в 1898 году в стране разразился голод из-за неурожая, императрица отдала 50 тысяч рублей из собственных средств, чтобы облегчить жизнь людей в пострадавших районах.

В 1895 году государыня приняла под своё покровительство вновь созданное Попечительство о Домах трудолюбия и работных домах. Оно помогало тем, кто желал и мог трудиться, но по разным обстоятельствам не имел такой возможности.

Дома трудолюбия стали открываться по всей России с конца 8о-х годов XIX века под влиянием деятельности отца Иоанна Кронштадтского.

К концу XIX века по всей империи насчитывалось уже около двух десятков Домов трудолюбия. В 1899 году в составе Попечительства было уже 133 учреждения, призревавших и взрослых, и детей.

Августейшее покровительство императрицы придало этим благотворительным заведениям новый импульс — успешный опыт как российский, так и зарубежный изучался и распространялся. Для этих целей было принято решение об издании журнала «Трудовая помощь».

Императрица Александра Фёдоровна пожертвовала Попечительству о Домах трудолюбия и работных домах 50 тысяч рублей на создание библиотеки и 70 тысяч рублей на учреждение премий авторам трудов о благотворительности.

Опыт первых лет деятельности Домов трудолюбия подсказал путь развития этих учреждений. При них создавались структуры, призванные дополнять оказываемую помощь: столовые, чайные, ночлежные приюты, ясли, конторы для регистрации нуждающихся и многие другие. Кроме того, открывались кратковременные курсы для обучения или переобучения тех, кто нуждался в получении профессии.

Занятия в «Школе нянь» воспитательного дома. 1913 г.

Значительное внимание в рамках попечительства уделялось созданию детских учреждений трудовой помощи. Первое из них возникло в марте 1896 года по инициативе императора Николая II в честь рождения его старшей дочери и стало примером для всех последующих. Оно получило название «Детский приют трудолюбия св. Ольги» (Ольгинский приют) и было призвано заниматься не только призрением малолетних, но и их перевоспитанием через привитие трудовых навыков.

Символический жест императрицы Александры Фёдоровны — один из призреваемых содержался на её средства—позволил привлечь к начинанию внимание благотворителей. Этот и последующие Ольгинские приюты содержались на частные средства.

В 1906 году Попечительство о Домах трудолюбия и работных домах было реорганизовано и получило название Попечительство о трудовой помощи.

Средства Попечительства о трудовой помощи по состоянию на 1915 год, по данным Александра Соколова и Игоря Зимина, составили 1 миллион 784 тысяч 990 рублей. Из них около 120 тысяч рублей было передано императрицей Александрой Фёдоровной из пожертвованных ей средств.

В 1897 году Николай II издал рескрипт о назначении императрицы Александры Фёдоровны покровительницей Императорского Женского Патриотического общества. В рамках этой организации государыня занималась развитием женского профессионального образования. Кроме того, она стала инициатором строительства в Петербурге государственной ортопедической лечебницы. Государыня наблюдалась у ортопеда К.Х. Хорна, и именно ему она поручила составить проект будущего лечебного заведения.

Это было первое подобное учреждение в России, и государыне хотелось, чтобы оснащение его соответствовало последнему слову медицинской науки, служило образцом для последующих ортопедических клиник. Открытие института состоялось 8 августа 1906 года. Его директором стал выпускник Военно-медицинской академии, хирург по специальности, профессор Р.Р. Вреден, так как К.Х. Хорн скоропостижно скончался в 1905 году.

Клиника института была рассчитана на 70 коек, из которых 25 были бесплатными для пациентов. В институте велась научная работа, он стал учебной базой для Еленинского клинического института усовершенствования врачей, Женского медицинского университета и Военно-медицинской академии. С началом Первой мировой войны Р. Р. Вреден ушёл на фронт, а 50 коек института занял офицерский госпиталь.

В России с XVIII века одной из важнейших государственных проблем была признана детская смертность. В конце XIX века на тысячу родившихся доживали до пяти лет только 558 мальчиков и 595 девочек.

Санаторий Морского ведомства им. императрицы Александры Фёдоровны

Государыню волновали проблемы материнства и младенчества. Было очевидно, что решение нужно применять комплексное, в том числе за счёт обеспечения медицинской и социальной помощью беременных, матерей и младенцев, просветительской работы, а также создания системы подготовки персонала по уходу за младенцами.

17 июня 1902 года Александра Фёдоровна писала сестре, принцессе Баттенбергской, что «всё новое — необыкновенно трудно, но и столь же интересно — особенно, когда берёшь всё под свой контроль. А это единственный способ довести дело до конца».

25 мая 1905 года стараниями императрицы в Царском Селе была открыта «Школа нянь». Деньги на её содержание шли из личных средств царицы.

Воспитанницы «Школы нянь» обучались уходу за детьми дошкольного возраста в течение двух лет. Практику они проходили в образцовом приюте при школе, где содержалось 50 детей. Каждая из воспитанниц закреплялась за одним ребёнком. Обучение было платным, для неимущих существовали вакансии и стипендии, оплачивавшиеся благотворителями.

По словам баронессы С. К. Буксгевден, императрица была «подлинным энтузиастом благотворительности. Ей нравилось придумывать новые схемы и затем воплощать их в жизнь. Она тщательно продумывала каждую деталь намеченного предприятия, отличалась широтой замыслов и во всё вносила элемент личного участия... Разговаривая о предметах, искренне интересующих её, государыня теряла всю свою застенчивость и сразу же предлагала единомышленникам наиболее простой и удобный способ действий».

Со временем императрица выработала свой стиль руководства благотворительными организациями. Опубликованная переписка её с императором свидетельствует, что Александра Фёдоровна вникала в дела всех подведомственных учреждений, тщательно подбирала руководителей, всегда замечала и ценила старания сотрудников.

4 мая 1913 года по инициативе Николая II было создано «Всероссийское попечительство об охране материнства и детства» и передано под покровительство императрицы. В основе начинания лежали средства, пожертвованные государю коммерческими банками в связи с 300-летием Дома Романовых.

Инициатором создания Попечительства выступил известный педиатр Карл Андреевич Раухфус. В задачу Попечительства входило создание приютов для матерей с младенцами, детских яслей для работающих матерей, молочных кухонь, детских и родильных лечебниц. К 1 января 1917 года было открыто п региональных отделов и 132 комитета в губерниях империи.

Значительное место занимала просветительская деятельность, для чего в 1916—1918 годах начал выходить журнал «Охрана материнства и младенчества», где обсуждались теоретические и практические проблемы, правила ухода за младенцами.

К сожалению, «Всероссийское попечительство об охране материнства и детства» не смогло добиться впечатляющих успехов: оно просуществовало немногим более четырёх лет.

Мимо внимания императрицы не проходили и другие социальные проблемы государственного уровня. Например, распространение туберкулёза, смертность от которого была очень высока. Желая дать шанс жителям бедных кварталов, благотворительные организации проводили «День белого цветка», ставший символом борьбы с туберкулёзом.

В 1911—1914 годах императрица Александра Фёдоровна в Ялте занималась организацией больших базаров по сбору средств в пользу туберкулёзных больных. Только в апреле 1911 года было пожертвовано 1 миллион 500 тысяч рублей. А на средства, собранные в 1912 году, Морское министерство приступило к строительству в Крыму, в Массандре, санатория имени императрицы Александры Фёдоровны для лечения моряков, больных туберкулёзом.

Великие княжны с братом Алексеем на традиционном благотворительном празднике «Белый Цветок». 1912 г.

В полной мере организаторские таланты императрицы проявились в годы русско-японской и Первой мировой войн. В начале русско-японской войны в Зимнем дворце государыня организовала склад. Он был призван сгладить разницу в положении раненых и больных воинов в госпиталях Красного Креста и военного ведомства.

Предполагала государыня улучшить снабжение не только госпиталей, но и всех медицинских пунктов, санитарного транспорта. Осуществление этих задач затруднялось тем, что расстояния от столицы до мест боевых действий были огромными, а помощь требовалась безотлагательно. Чтобы способствовать быстрому решению проблем на местах, в Харбине был открыт Особый склад её величества.

Для выполнения оперативных задач работало его отделение в Ляояне, а также несколько подвижных складов, которые передвигались по железнодорожной ветке Ляоян — Харбин.

В ведении склада находилось снабжение госпиталей Владивостокского крепостного района и врачебно-санитарных учреждений в Приамурском военном округе, военных госпиталей Читинского района и Морского госпиталя в Нагасаки.

Склад императрицы в Зимнем дворце сформировал несколько военно-санитарных поездов. Первый из них получил имя великой княжны Ольги Николаевны. Стараниями государыни он был отправлен на Дальний Восток п февраля 1904 года. Вскоре за ним последовали ещё три именных поезда — великой княжны Татьяны Николаевны, великой княжны Марии Николаевны и великой княжны Анастасии Николаевны. Поезда были укомплектованы на складе её величества сверх положенного по табелю военного ведомства: к типовому списку были добавлены тёплые вещи, дезинфекционные аппараты, одеяла и многое другое, что могло потребоваться в условиях военного времени.

В начале июня 1904 года поезд имени императрицы состоял из 14 вагонов (два из которых были приспособлены для тяжелораненых, три — для операционного отделения, снабжённого рентгеновским аппаратом) и мог перевозить до 164 раненых. Следом был сформирован поезд имени цесаревича Алексея Николаевича, вмещавший от 310 до 422 раненых.

В 1905 году по повелению императрицы Верхнеудинский лазарет её имени на 50 кроватей был предназначен для нервнобольных. Получая регулярные отчёты от уполномоченных, государыня выясняла потребности в лечебных заведениях вдоль эвакуационной линии Сибирской железной дороги и узнала об отсутствии возможности получения врачебной помощи для этой категории больных.

Помимо комплектации санитарных учреждений и поездов склады императрицы были предназначены для заготовки подарков нижним чинам. В сшитый мешок или цветной платок вкладывали рубашку, чай, сахар, табак, гребень для волос, нитки и иголки—всё то, что могло пригодиться солдату в повседневной жизни. Здесь же принимали именные посылки для воинов, обеспечивая доставку адресатам.

Заботясь о раненых воинах, возвращающихся в центральные районы империи, государыня повелела организовать для них по пути питательные пункты, где всегда была кипячёная вода, можно было бесплатно получить чай и горячую пищу, писчую бумагу, фитили для ламп, свечи и т. д.

Санитарный поезд великой княжны Ольги Николаевны 1914-1917 гг.

По окончании военных действий все предметы оборудования поезда наследника цесаревича были сданы в Крестовоздвиженскую общину, а поезда императрицы — в лазарет Царскосельского комитета Красного Креста. Многочисленные предметы со склада в Зимнем дворце в 1906 году были отправлены на Дальний Восток в организации, занимающиеся попечением о раненых и больных. Только небольшая часть была отдана в аналогичные учреждения Петербурга и его окрестностей.

С началом Первой мировой войны организации императрицы составили единую систему, подчинённую задачам помощи вдовам, сиротам, увечным воинам, беженцам, военнопленным, семьям нижних чинов.

Императрица и её старшие дочери получили свидетельства сестёр милосердия военного времени и работали в операционных и перевязочных «Собственного Её Величества лазарете № 3». Они близко к сердцу принимали нужды больных и раненых, заботились о них, относились к профессиональным обязанностям ответственно и серьёзно, о чём есть многочисленные свидетельства современников. Например, В. И. Гедройц отметила вдумчивое отношение августейших сестёр «к делу милосердия. Оно было именно глубокое, они не играли в сестёр, как это мне приходилось потом неоднократно видеть у многих светских дам, а именно были ими в лучшем значении этого слова».

В первые дни войны государыня организовала особый эвакуационный пункт, в который входили около 85 лазаретов в Царском Селе, Павловске, Петергофе, Луге, Саблине и других местах. Обслуживали лазареты почти 20 санитарных поездов.

Младшие великие княжны Мария и Анастасия опекали больных и раненых в госпитале своего имени в Фёдоровском городке Царского Села. Они практически ежедневно навещали раненых офицеров и солдат, играли с ними или беседовали. Государыня пожертвовала личные средства на создание рентгеновского кабинета в «Собственном Её Величества лазарете № 3». Под покровительством императрицы находился и лазарет для «нижних чинов» на тысячу мест в Зимнем дворце, содержавшийся на средства, пожертвованные Александре Фёдоровне.

В августе 1914 года Комитет Попечительства о трудовой помощи по инициативе государыни открыл приём заказов на изготовление предметов снаряжения военных госпиталей и солдатского белья и одежды.

В первые дни войны согласно Высочайшему указу императора Николая II от 11 августа 1914 года «Об образовании Верховного Совета по призрению семей лиц, призванных на войну, а также семей раненых и павших воинов», было создано временное учреждение для координации правительственной, общественной и частной помощи пострадавшим от военных действий. Его августейшей покровительницей стала императрица. Вице-председателями назначены великая княгиня Елизавета Фёдоровна и великая княжна Ольга Николаевна.

Старшая дочь возглавила «Особый Петроградский комитет её императорского высочества великой княжны Ольги Николаевны по оказанию помощи семьям лиц, призванных на войну» (Ольгинский комитет), созданный Высочайшим указом п августа 1914 года. Его задачей была определена помощь жёнам и детям «нижних чинов» — солдат и унтер-офицеров, в основном путём предоставления работы за вознаграждение.

Спустя три дня, 14 сентября 1914 года, был учреждён «Комитет её императорского высочества великой княжны Татьяны Николаевны по оказанию временной помощи пострадавшим от военных действий» (Татьянинский комитет), оказывавший помощь беженцам. Он занимался перераспределением денег в адрес местных организаций, способствовавших решению продовольственных, жилищных, медицинских проблем населения, пострадавшего от военных действий. Главное внимание уделялось детям-беженцам. Обе организации вошли в состав Верховного Совета и получали от него финансирование.

Великая княжна Ольга за игрой в шашки. Царскосельский лазарет. 1915 г.
Императирица Александра Федоровна с дочерью Татьяной и медперсоналом в палате с солдатами

Переписка императорской четы в период военного времени даёт представление о повседневной жизни государыни и её старших дочерей. Так, 24 октября 1914 года её величество сообщила, что «Татьяна была на заседании в своём комитете, оно продолжалось полтора часа.

Она присоединилась к нам в моей Крестовоздвиженской общине, куда я с Ольгой заезжала после склада. Масса народу работало в Зимнем дворце, многие приходили за работой, другие приносили уже сшитые вещи. Я там встретила жену одного врача. Она только что получила письмо от мужа из Ковеля, где он служит в военном госпитале. У них там очень мало белья, и не во что одеть выписывающихся из госпиталя солдат. А потому я тотчас велела собрать побольше белья и фуфаек для отправки в Ковель...»

В одном из писем государыня отметила, что «полезно предоставлять девочкам работать самостоятельно, их... ближе узнают, а они научаются приносить пользу».

Постепенно и Ольгинский, и Татьянинский комитеты превратились в мощные и серьёзные организации. В частности, Ольгинский комитет с и сентября 1914 по I ноября 1916 года оказал помощь разного рода 89 тысячам 113 семействам воинов. А Татьянинский комитет к 1 января 1917 года собрал 2 миллиона 446 тысяч 658 рублей пожертвований. Около четверти этой суммы в виде продуктов и предметов первой необходимости было роздано беженцам, а остальные средства пошли на устройство жилищ и приютов.

На первом заседании Верховного Совета, состоявшемся 18 августа 1914 года под председательством императрицы, первоочередными задачами было названо установление норм пособий и круга лиц, имеющих право на помощь. Также был поставлен вопрос о выдаче из казны 1 миллиона рублей на пособия семьям воинов и об организации сбора пожертвований. К 1 января 1916 года Верховный Совет выделил пособий на 17 миллионов 113 тысяч 24 рубля.

Н.Л. Матвеева, изучая деятельность именных комитетов, отметила, что наряду с денежными пособиями, снабжением одеждой и обувью, они уделяли внимание трудоустройству бывших солдат и офицеров, особенно имевших увечья. Если было необходимо, их обучали профессиям.

Работа в Верховном Совете вдохновляла государыню, давала возможность искать новые возможности в благотворительной деятельности и позволяла чувствовать единство со своим народом, переживающим тяжёлые времена. В одном из писем своему венценосному супругу от 24 июня 1916 года она поделилась ближайшими планами: «...Мы заинтересуем губернаторов и организуем ... кустарные комитеты по всей стране (и для раненых)... О,... как много можно сделать и мы, женщины, можем оказать большую помощь. Наконец, все проснулись и готовы помогать и работать. Таким образом, нам удастся ближе узнать страну, крестьян, губернии и быть в действительном единении со всеми. Помоги мне, Господи, быть полезной в этом деле тебе... И они рады работать со мной, ты помог и всё наладил тем, что дал мне Верховный Совет и «Младенчество и Материнство». Всё это вместе обслуживает мой народ, в котором наша сила и который душой предан России».

Используя опыт русско-японской войны, 19 июля 1914 года государыня повелела открыть «Петроградский склад Её Императорского Величества в Зимнем дворце», что и было сделано 23 июля. Деятельность этого временного учреждения была призвана сократить разрыв в снабжении военно-санитарных госпиталей и лазаретов.

Структура склада отражала направления его деятельности. В нём были созданы отделы вещевых и денежных пожертвований, справочный, по церковному сбору, медицинский, выдачи работы на дом, бельевой, тёплой одежды, упаковочный и другие. При складе находились две закройные мастерские, два особых отделения по изготовлению рубашек и кисетов, отделение машинно-вязальных работ. Работа в них предоставлялась членам семей, призванных на войну. Однако мало было заготовить вещи для отправки на фронт, важнее было быстро доставить их по назначению. По повелению её величества с сентября по октябрь было организовано четыре Подвижных склада. Два из них функционировали на Юго-Западном фронте и два — на Западном.

Подвижные склады помещались в вагонах, имели возможность перемещаться по железным дорогам, быстро доставлять запасы белья, продуктов, хозяйственных вещей и медикаментов.

При 3-м Подвижном складе возник летучий санитарный поезд для перевозки раненых на короткие расстояния: было приспособлено несколько товарных вагонов с учётом потребностей как легко-, так и тяжелораненых. Эти вагоны курсировали отдельным составом или прицеплялись к пассажирским поездам.

Подобная организация работы позволила добиться того, что раненые поступали туда преимущественно на первые и вторые сутки после ранения. В это же время был оборудован вагон-баня с ванными и душами.

При изменении линии фронта склады изменяли место своего нахождения. 5 марта 1916 года императрица в своём письме к супругу отмечала: «Генерал-майор Гурко от имени пятой армии телеграфировал мне из Двинска, благодаря за мои поезда-склады, которые там стоят и очень помогают полкам. Мне отрадно узнать, что эти небольшие учреждения... так хорошо работают».

Переоценить значение системы складов довольно сложно. Для военно-санитарных учреждений они были практически единственным источником получения разного рода предметов, иногда крайне необходимых, однако, не полагающихся по штату, «и поэтому отсутствующих на складах интендантства и полевой аптеке... Только за апрель месяц 1916 года было удовлетворено 905 требований, из которых 237 — по бельевому отделу, 180 — по отделу вещей и продуктов и 495 — по медицинскому».

В 1915 году под высочайшим покровительством императрицы создано Всероссийское общество здравниц в память войны 1914—1915 годов. Его главной задачей было организовать восстановление здоровья участников войны на основе последних достижений науки. А чтобы поддержать людей, частично потерявших трудоспособность из-за ранений и увечий, её величество повелела создать Кустарный комитет.

В течение войны Александра Фёдоровна была инициатором и покровителем многих благотворительных учреждений. К февралю 1917  года она стояла во главе сложной системы организаций и учреждений, деятельность которых была подчинена оказанию помощи лицам, пострадавшим от военных действий. Через систему складов императрица занималась улучшением бытовых условий низших чинов на фронтах, обеспечением «неотложной помощи» в доставке раненых и всего необходимого для военно-медицинских учреждений и иных организаций.

Принцип «жизнь предназначена для трудов, а не для утех» был, по сути, главным в жизни императрицы, чему учила она и детей своих, призывая к милосердию и состраданию.

К сожалению, на оценку её благотворительной деятельности повлияла антимонархическая пропаганда, следы которой ощущаются до сих пор. Подлинную царицу нам ещё предстоит узнать.