ШЕРИНГОВАЯ ЭКОНОМИКА НАСТУПАЕТ

Дата: 
06 июня 2019
Журнал №: 
Рубрика: 

Можно ли говорить о шеринг-экономике как о глобальном явлении? Насколько конкурентноспособна новая социально-экономическая модель? В чём залог успеха шеринговых сервисов? О ≪шеринговой экономике≫ (Sharing Economy), ≪экономике по требованию≫ (On-demand Economy), ≪совместной экономике≫ (Collaborative Economy), в общем, всё о ней ― в материале доктора экономических наук, доцента экономического факультета МГУ Людмилы Беловой.

Текст: Людмила Белова

Специфика новой экономической модели
Разные названия такого феномена, как шеринг-экономика, делают акцент на том или ином нюансе. Так, определение ≪шеринговая экономика≫ (ШЭ) подчёркивает стремлениек максимальному снижению стоимости услуг; ≪экономика по требованию≫ ― возможность участия в товарно-денежных отношениях в качестве и потребителя, и исполнителя услуг; наобе характеристики ориентируется понятие ≪экономика совместного потребления≫ (ЭСП). ШЭ ― бизнес-модель, позволяющая эффективно использовать свободные ресурсы при помощи специализированных сайтов на цифровых платформах и представляющая собой начало движения на пути к циклической экономике.

Сама идея брать вещи напрокат стара как мир, но ШЭ имеет ряд отличительных особенностей. Прежде всего, ― это цифровая платформа, позволяющая агрегировать данные со всего света и организовать бизнес в массовом, порой глобальном масштабе, тогда как ранее обмен происходил на основе личностных взаимоотношений.

Подобно бизнес-модели Г. Форда, позволившей на базе поточного производства современного типа ≪одарить≫ сограждан возможностью ездить на дешёвых и надёжных автомобилях, но встретившей неприятие в период конок, развитие феномена ШЭ сопровождалось яростным противостоянием сообщества. Тем более что в начале своего формирования ШЭ имела ряд недостатков. В их числе: нечестная конкуренция; рост безработицы; усугубление проблем общества, в частности, в результате выгодности сдавать недвижимость в аренду на короткий срок с большей прибылью, тогда как спрос на недорогое жильё не покрывается предложением рынка; нерегулируемый рынок, т. к. мобильные бизнес-платформы существовали в ≪серых≫ областях закона; уклонение от уплаты налогов; несправедливое распределение доходов; и главное ― отсутствие доверия.

Большие изменения произошли в 2017 году в связи с внедрением в ШЭ блокчейн-технологии, что породило шеринговую экономику нового типа, получившую в мировой экономической литературе наименование ≪шеринговая экономика 2.0≫ (Sharing Economy 2.0). Внедрение блокчейна, играющего решающую роль в создании гиперсвязного, децентрализованного и прозрачного мира и других новых технологий, обусловило переход предприятий на децентрализованные модели на широкомасштабных публичных платформах, что позволило обеспечить большую интеграцию цепочки создания стоимости, размывание граней между отраслями промышленности и замену бизнес-вертикалей горизонтальными межотраслевыми экосистемами.

В мировой экономической литературе появилось ясное разграничение двух типов ШЭ. В ШЭ 1.0 властвует несправедливое распределение стоимости: платформы присваивают самый большой ≪кусок пирога≫. ШЭ 2.0 (Sharing Economy 2.0) представляет основанную на токенах экономику без посредников, в которой технология помогает демократизировать доступ к активам и финансовым решениям, ранее доступным только самым богатым. Устранение посредников происходит путём включенияпрямых отношений ≪один-на-один≫ (one-to-one) в интеллектуальных (≪смарт≫) контрактах. В новых условиях ≪цифровые аборигены≫ (digital natives) уступают приоритет ≪серебряным сёрферам≫ (≪silver surfers≫, возрастная группа лиц старше 50 лет), а платформы, привлекающие людей именно этой возрастной группы, получают конкурентное преимущество. Понятно, что такая специфика ШЭ 2.0 способствует разрешению не только острой социальной проблемы вытеснения живого труда, но и не менее острой проблемы эйджизма в непрерывно стареющем мире.

Конкурентные преимущества шеринговой экономики 2.0
Отличительные особенности ШЭ 2.0 ― её конкурентные преимущества. Они формируются прежде всего за счёт технологических отличий: обмен товарами происходит в глобальном масштабе на специально созданных сайтах, агрегирующих данные со всех уголков света; основа для обмена ― онлайн-платформы. ШЭ 2.0 имеет рыночную привлекательность и мощную мотивацию для бизнеса: шеринговая бизнес-модель обеспечивает рост ресурсов за счёт массовой колаборации частных лиц на просторах интернета, объединения различных сервисов и ведёт к укрупнению производства, созданию экономического эффекта масштаба, сокращению издержек, включая транзакционные издержки, связанные с маркетингом активов, поскольку исключает владение ими. Данная бизнес-модель позволяет компаниям, объединяющим сети поставщиков и клиентов, создавать многогранные платформы (multisided platforms, MSP), обслуживающие так называемые двусторонние рынки (two-sided markets), и оказывать мобильные услуги по требованию (on-demand mobile services, ODMS) за счёт агрегирования спроса на мобильные устройства и предложения альтернативных вариантов удовлетворения потребностей (например, размещение в пиковые периоды курортного отдыха или проведения чемпионатов) через офлайновые службы. ODMS образуют ≪замкнутый цикл≫ цепочки добавленной стоимости. Это является первым шагом к модели экономики замкнутого цикла или циклической экономики ― экологичной альтернативы современной линейной экономики, нацеленной на удлинение жизненного цикла товаров. Максимальная прибыль формируется на этапах переработки, обновления, ремонта, поддержания качества товара либо услуги (на внутренних петлях цикла), поэтому выгоднее продлевать жизненный цикл товара. Конкурентные преимущества бизнес-модели ШЭ 2.0 обусловлены также внесением элемента устойчивости в развитие экономики путём защиты биосферы от истощения и загрязнения (например, Сar-sharing обусловил сокращение выбросов в атмосферу диоксидауглерода СО2 на треть), поддержания экосистемы и заполнения стратегической ниши в области устойчивых инноваций.

Конкурентные преимущества бизнес-модели ШЭ 2.0 послужили основанием для формирования прогнозов, согласно которым многие корпорации станут платформами ШЭ, отделы кадров будут применять всё более гибкие способы организации работы, ШЭ приведёт к изменению экономической парадигмы и переходу на новую парадигму товарных отношений: на смену перепроизводству и сверхпотреблению XX века придёт модель совместного потребления. Именно поэтому ШЭ называют подрывной моделью традиционной экономики (disruptive sharing economy). Во-первых, ШЭ подрывает основы индустриальной модели корпоративной собственности и индивидуального потребления, позволяет одновременно и потреблять, и зарабатывать в качестве поставщика. Во-вторых, ≪традиционные≫ отрасли и ≪классические≫  компании всё шире внедряют элементы ШЭ в ≪старые≫ бизнес-модели и утрачивают свою ≪традиционность≫ и ≪классичность≫. В результате в противовес критическим замечаниям и сохраняющимся опасностям в мире наблюдается всё более глубокое погружение в бизнес-модель шеринговой экономики.

Наиболее успешные примеры
Первый значимый проект, реализованный в рамках ШЭ, ― ≪АэйрБиЭндБи≫ (Airbnb), предоставляющий услуги по аренде жилья, яхт и т. д., ― ассоциируется с хрестоматийными  ахматовскими ≪когда б вы знали, из какого сора растут стихи, не ведая стыда≫, потому что показывает, что из ≪сора≫ растут не только стихи, но и миллиардный глобальный бизнес.

Он начался с того, что два американских дизайнера Брайан Чёски (Brian Chesky) и Джо Геббиа (Joe Gebbia) не могли более оплачивать аренду своей квартиры в Сан-Франциско и, чтобы свести концы с концами, переоборудовали чердак в жилое помещение с тремя надувными матрасами на полу. Далее они создали собственный сайт и с помощью инженера Натана Блечарзика (Nathan Blecharczyk) запустили платформу Airbed & Breakfast (первоначальное название компании Airbnb). Дословно AirBed&Breakfast — ≪надувной матрас и завтрак≫. Ныне капитализация Airbnb превышает капитализацию сети отелей ≪Хилтон≫ (Hilton), которой понадобилось 93 года, чтобы построить столько гостиничных номеров, сколько Airbnb создала за 4 года.

Второй по времени образования, но ещё более значимый проект ― платформа ≪Убер≫ (Uber), основанная в 2009 году и оперирующая более чем в 250 городах мира. Весьма благодатной для развития ШЭ 2.0 ≪почвой≫ оказались передовые восточноазиатские страны, где шеринговая культура совпадает с местными традициями.

Общества 5.0
Примером внедрения шеринга в городскую культуру служит Сеул, столица Южной Кореи, один из самых передовых в технологическом отношении и самых густонаселённых городов мира. Плотность населения в Сеуле в три раза выше, чем в Лондоне. В целях смягчения давления фактора высокой плотности населения власти Сеула обратились к шерингу, как к форме объединения ресурсов, подобной старинной корейской традиции сельских общин, называемой ≪пумаси≫ (pumasi: объединение труда и средств производства и последующее разделение полученных сообща продуктов).

Главный проект муниципальных властей Сеула ― ≪Шеринг-город Сеул≫ (Sharing City Seoul) нацелен на продвижение экономики обмена путём создания центров обмена по всему городу и обеспечения согласованной правовой базы для поддержки обмена. Фокус ― на устойчивости развития, расширении интернет-доступа, создании новой культуры в долгосрочной перспективе. На первом этапе шеринговые услуги обязана оказывать каждая компания, размещённая в городе, путём агрегации спроса на сайте sharehub.kr корейской НКО ≪Криэйтив Камэн Кориа≫ (Creative Commons Korea, CC Korea). На втором этапе гражданам Сеула предоставляется возможность организовать собственные приложения и платформы через городской онлайн-канал официальных данных ≪Соул Опен Дейтэ Плаза≫ (Seoul Open Data Plaza, data.seoul.go.kr). От муниципальных властей требуется полное раскрытие информации на созданном в 2012 году портале ≪Опен Эдминистрейшн 2.0≫ (Open Administration 2.0).

В Сингапуре реализуется мастер-план Инфоком Медиа 2025 (Infocomm Media Masterplan 2025), направленный на создание самодостаточной экосистемы ≪умной нации≫. Мастер-план включает инициативы по выполнению энергосберегающих и экологически безопасных проектов стартапами ≪Отходы ― не отходы≫ (Waste is not Waste) и ≪Решения зелёного будущего≫ (Green Future Solutions). В 2014 году была создана Ассоциация шеринговой экономики (Sharing Economy Association) и принята Государственная Инициатива по исследованиям в области ШЭ, подразумевающаяконсультирование, исследования ШЭ, поведенческих проблем, социальных последствий, технологических платформ.

Аналогично Сеулу в Сингапуре предусмотрено внедрение шеринга в городскую культуру. Этими вопросами занимаются Совет по жилищному развитию (Housing Development Board, HDB), Управление по реформе города (Urban Redevelopment Authority, URA: жилищное строительство в государственном и частном секторах), Управление наземного транспорта (Land Transport Authority, LTA). HDB расследует случаи несанкционированной субаренды, URA следит за тем, чтобы доходы от аренды подлежали налогообложению. Правительство Сингапура наиболее открыто для изменений в области регулирования пирингового финансирования (краудфандинга, crowdfunding).

Правительство Японии реализует программу ≪Общество 5.0≫ или ≪Супер интеллектуальное общество≫ (Society 5.0, или ≪Super Smart Society≫), принятую как часть Пятого научного и технологического базового плана (Fifth Science and Technology Basic Plan, FY 16 — FY 20), начатого в апреле 2016 года. Программа ≪Общество 5.0≫ нацелена на создание общей социальной инфраструктуры процветания, основанной на продвинутой сервисной платформе.

Наибольший интерес к развитию ШЭ наблюдается в Китае, поставившем цель стать мировым лидером в этой области. ШЭ получила в Китае титул ≪Экономика общего доступа≫ (ЭОД). Развитие ЭОД и онлайновых бизнес-моделей заложено в программах ≪Сделано в Китае 2025≫ и ≪Интернет-плюс≫. Государственный комитет по делам развития и реформ ежегодно рапортует о развитии ЭОД в сферах автошеринга, образования, развлечений и здравоохранения и прогнозирует двузначный рост спроса на рабочую силу: данные сервисы обеспечивают всё больше новых рабочих мест. Для продвижения ЭОД в Пекине создан специализированный Институт экономики общего доступа при Государственном информационном центре КНР (≪мозговой центр≫ китайского правительства, аффилированный с Государственным комитетом по развитию и реформе). Предполагается использовать новое направление в экономике в интересах решения задач, имеющих стратегическое значение для экономического и социального развития страны, включая: оптимальное распределение ресурсов; сокращение избыточных производственных мощностей; создание рабочих мест; предоставление многообразных и эффективных услуг по более низкой цене. В этих целях принимаются меры по стимулированию участия предпринимателей в ЭОД, упрощению процедуры регистрации бизнеса, совершенствованию налогообложения, трудоустройству самозанятых граждан.

Аналогичные бизнес-модели развиваютсяи у нас на российских платформах подобного плана ― airbnb.ru (краткосрочная аренда жилья), ≪Яндекс. Такси≫, GetTaxi, Uber (сервисы, позволяющие зарабатывать в качестве водителя на собственном автомобиле), rentmania.org, arendorium.ru (сервисы для аренды на время с оплатой или бесплатно самых разных вещей), youdo.com (сервис, с помощью которого можно найти помощника в разных делах или самому стать помощником), darudar.org (сервисы, которые помогают малообеспеченным людям). Примером шеринга в России является сервис для выгодных междугородних поездок ≪БлаБлаКар≫ (BlaBlaCar), который работает по схожему с Uber принципу, но ориентирован на перевозки на большие расстояния.

Опыт развития ШЭ в передовых странах Востока, а также в западных странах показывает: успех достижим на базе механизма государственно-частного партнёрства, партнёрства шеринговых компаний с лицензированными компаниями, совместной разработки экономической политики, реформирования существующих нормативов и правил, распространения среди пользователей знаний юридических и налоговых обязательств. Главные факторы успеха государственного регулятора: устранение барьеров для нарождающегося рынка; поддержание принципов прозрачности и нейтралитета; тесный контакт с предпринимателями из ШЭ, знание проблем и идей; принцип ― не противостоять, но возглавить феномен. Исследование вызванных цифровизацией изменений в экономиках передовых стран (и западных, и восточных) позволяет сделать вывод, что будущая экономика будет строиться вокруг ≪равноправных≫ (peerto-peer, Р2Р, попеременно выполняющих роль клиента или сервера) децентрализованных платформ шеринговой экономики, обладающих конкурентными преимуществами справедливого распределения доходов и потенциалом изменить парадигму экономического развития в направлении создания более демократичного и стабильного общества.