ЮЛИЯ ЧИЧЕРИНА. МУЗЫКА ИСТОРИИ

Дата: 
29 октября 2019
Журнал №: 

Юлия Чичерина, знаменитая рок-певица, автор всероссийских хитов и дважды лауреат высшей музыкальной награды РФ «Золотой граммофон». Как наследница славы древнейшего рода, давшего России воевод, генералов, учёных, а Советскому Союзу — первого наркома иностранных дел, Юлия блестяще подтверждает «Закон Голицына — Чичерина», сформулированный в статье нашего автора Игоря Шумейко.

Текст: Игорь Шумейко
Фото из архива Юлии Чичериной

«Закон Голицына — Чичерина» для российской и советской элиты
Князья Голицыны, 611 лет служения России — СССР: воеводы, фельдмаршалы, главы правительств...

Чичерины: знаменитый дворянский род, идущий от Афанасия, чичероне Софьи Палеолог. Чичероне в Италии: гид, переводчик для важных визитёров. Название профессии идёт от римского оратора, писателя Цицерона (на языке оригинала Чичеро, Цезарь — Чезаре). Яркое красноречие, быстрый ум сделали Афанасия советником Софьи в переговорах с Римским папой, московскими послами, сватавшими её Ивану III. Поехал с ней в Россию в 1472 году, и с тех пор Чичерины: воеводы, генералы, учёные. За шесть веков служба часто сводила их с Голицыными. Праправнук софьиного чичероне, Дмитрий Иванович Чичерин, воевал под началом Михаила Голицына, погиб под Казанью в 1552 году.

Москва и Думы
Выдающийся русский философ, историк Борис Николаевич Чичерин преподавал право цесаревичу Николаю Александровичу, сыну и наследнику Александра II. Вся Россия, начиная с императора, читала, почитала его. И сегодня редкая книга, конференция по истории русской философии обходится без упоминания о нём… Брокгауз и Евфрон: «Чичерин — один из наиболее выдающихся представителей не только русской, но и общеевропейской мысли».

Но в книгах, статьях, в т. ч. научных, ВАКовских изданиях, я подходил к деятельности знаменитого философа с другой, малоизвестной стороны. А изюминка её в том, что в 1881—1883 годы знаменитый русский философ Б. Н. Чичерин был московским городским головой, мотором важнейших проектов в городском хозяйстве столицы.

Городской голова, избираемый гласными (депутатами) Московской городской думы, в XIX веке был «аналогом» нынешнего мэра, и должность эту традиционно занимали представители купечества. Считанными исключениями за почти полтора века стали родовитые дворяне Б. Н. Чичерин и князь В. М. Голицын. Как биограф рода, друг ныне здравствующих Голицыных, я впервые опубликовал документы их семейного архива и Центрального государственного архива Москвы. Не «кризис», а отсутствие инфраструктуры, вот с чем столкнулась тогда Москва: единственный крупный город Европы, не имевший газового освещения, канализации, транспорта.

В книге «Князь В. М. Голицын и Московское городское самоуправление», изданной в 2017 году, мною показано, как князь Голицын и Борис Чичерин перешагнули сословные преграды, ушли от Закревских, Дурново (худшие российские дворяне, московские губернаторы, третировавшие, публично унижавшие «городских голов из купчин», во многом виновные в итоговом антимонархическом повороте московского купечества). Работая на «купецкой должности» рядом с Ляминым, Третьяковыми, Гучковыми, Алексеевым… они строили Москву, направляя энергию сословий к общим целям.

Известное «Хождение в народ»: бездарная пропаганда с фальшивыми «Манифестами царя» и целым арсеналом подстрекательств, своей безуспешностью толкнула «народников» к террору. А «Хождение в купцы» Чичерина и Голицына оставило не воронки взрывов, а картинные галереи, театры, родильные приюты, больницы, электричество и трамвай.

Далее по шкале времени
Племянник Бориса Чичерина, талантливый музыкант и музыковед Георгий Чичерин, вступил в РСДРП в 1905 году. С марта 1918 года — нарком иностранных дел. С нуля создал аппарат наркомата, вывел страну из полной дипломатической изоляции. Заключил первые международные договоры РСФСР. Чичерин — глава делегации на исторической Генуэзской конференции. Подписание не менее исторических Рапалльского и Лозаннского договоров — тоже его заслуга. Вот как писал о нём В. И. Ленин: «Чичерин — работник великолепный, добросовестнейший, умный, знающий».

Позже Георгий Чичерин был оклеветан подсидевшим его замом Максимом Литвиновым и с 1930 года ушёл на пенсию…

Старт Голицыных в СССР был более труден: аресты, изгнания из институтов. Но «старейший в роду» (неформальный, но очень важный «пост» в древних родах) князь В. М. Голицын наказал: «Оставаться в России, служить, где только возможно». Сохранилось и фамильное чадолюбие: у фельдмаршала Михаила Голицына было 17 детей, у героя моей книги, московского головы В. М. Голицына — 8. И сегодня у Голицыных в каждой семье по 5—6 детей. После войны, когда для них открылись двери вузов — бросились в науки. Россыпь талантов: академики, изобретатели, художники.

Большая удача историка: наблюдать, прослеживать объективные черты талантливого рода, порой даже обобщать. Люди часто отвергают применимость к их биографиям каких-либо социальных статистических закономерностей: «Я — особь статья! Моя свобода воли!». Но парадокс: на неординарных, выдающихся личностях, семьях прекрасно проявляются тенденции.

Приближаясь к «Закону»
Ещё поколение и уже в новой России ведущий геофизик мира, эксперт ООН, академик Георгий Голицын — один из наиболее переманиваемых в США учёных, на получаемые им гранты поддержал в лихославные 1990-е Институт физики атмосферы РАН. А народный художник России Илларион Владимирович Голицын получил Государственную премию 2003 года. Его брат, открыватель важнейших месторождений академик Михаил Владимирович Голицын практически на моих глазах завершал энциклопедию «Угли России». К нему, патриарху советской геологии, приезжали угольщики Казахстана, Донбасса. Очередную популяризаторскую статью в 2015 году я начинал под его приглядом, а публиковать пришлось с врезом — «Памяти М. В. Голицына». Бесценны даже его беглые присказки, вроде: «Нас, Голицыных, на Бородино было двадцать, погибло двое, а в декабристы попал только Валериан».  Интонация «Нас, Голицыных…» — словно речь о Голицыных, гулявших вчера у него на даче в Дмитрове. О декабристе Валериане — как о перепившем, подгулявшем, но всё равно любимом племяннике. Просто, непринуждённо и… монументально.

И всем бы нам так же просто «залиговывать» себя, предков, СССР, Российскую империю и Федерацию… Сохраняемые сквозь века общие черты внешности, характеров довершают впечатление: словно ты сидишь за столом с фельдмаршалом Александром Голицыным. Да и боярин Андрей Голицын, член Семибоярщины, хоть и не так понятен — но всё же не инопланетянин! Представим хоть отчасти.

Кстати, о предках-декабристах. О предке, тоже «отдавшем дань» поветриям века, кавалергарде Василии Ивашеве — в похожем тоне упоминает президент Академии геополитики генерал Ивашов…

Так, порой бессознательно, сшиваем мы полотно своей истории. Общие черты Голицыных, Чичериных позволили их потомкам достойно прожить годы Октябрьской революции, Гражданской войны, достичь успехов в СССР, затем и в новой России. Сферы приложения их талантов поражают широтой, «разбросом»: кажется, гениальные гены, скрученные в пружинках их ДНК, способны «выстрелить» в любом направлении.

Меня роскошь этих знакомств толкала к обобщениям, «Закону». Но главному сюрпризу, «ньютонову яблоку», ещё только предстояло упасть.

Не раз цитируя философа Бориса Чичерина, зная, конечно, о невероятном его племяннике, красном наркоме, я как-то не связывал, не предполагал, что звучавшая в динамиках всей страны и в моих наушниках, талантливейшая рок-певица и автор песен Юлия Чичерина — из той же дивной династии!

Вообще-то, «династия» — это родня плюс какая-то общая сфера: «рабочая династия», «королевская». А тут. Философ, нарком, рокер… Кто придумает более невероятный разброс?! Общее — лишь щедрая мера таланта. Но вглядевшись, различишь ещё черты сходства: социальный темперамент и… зоркий патриотизм. То, что подтолкнуло Бориса из древнейшего дворянского рода, пойти на «купецкую должность», когда это остро понадобилось Москве, а Георгия — создавать наркомат иностранных дел.

А Юлю? Сочинять и на всю страну петь «Ту-лу-ла», «Жара», «Блюдца», «Комета»?! Печатными знаками никак не объяснить обаяние, весёлый драйв этих песен, не доказать их…нужность стране. Тут подошёл бы старый советский музыкальный журнал «Кругозор»: рассказы, беседы и гибкая пластинка меж страничек. А пока сошлюсь на огромные тиражи её альбомов, аудитории концертов, две высшие музыкальные награды «Золотой граммофон» (2000, 2002), премию «Муз-ТВ»…

Светлая память и поклон земной итальянскому чичероне Атанасио, что не оставил Софью Палеолог, рискнул, поехал, раскрыл сердце далёкой стране. Стал нашим Афанасием, родоначальником Чичериных, и помог мне доформулировать сей «Закон Голицына ― Чичерина для российской элиты»: широкий до снисходительности взгляд на сословные ограничения + органический патриотизм + непризнание «непреодолимых пропастей» меж Российской империей и СССР, и РФ = успех на всех поприщах во благо страны.

По «Течению» с Юлей Чичериной
Мои студентки недоверчиво переглядывались, удостоверившись, что в наушниках у меня звенело: «Никто не поймает мои мысли радаром/Я беру всё, что можно и беру это даром». А с поколением их отцов — то есть своим, по поводу Юли я спорил. Некоторым коллегам, журналистам, писателям «Белая скатерть, разбитые блюдца» (песня из популярнейшего альбома начала 2000-х — «Течение») казалось забавной ерундой, «хитом для девочек». Я же в ответ напоминал им любимый рекламный слоган: «Наш джип завязнет там — куда другие не доедут!». Юля пишет и поёт тем, до кого мы, серьёзные, старшие… старые — и не доберёмся!

Публикуя статьи о Rolling Stones, Pink Floyd, я касался в основном культурного, общественного, политического шлейфа, всё «околомузыкальное»: рок-музыка — значимый фактор истории конца ХХ века. И в рецензиях на поэтические книги я не очень увлекаюсь цитатами. А тексты песен в отрыве от музыки преподнести ещё сложнее. Но... строки поэта Ю. Чичериной: «От тебя до меня лишь окно с погасшим светом. От меня до тебя сорок тысяч километров». Так завораживающе пропетое число — вроде бы страшное удаление. Но эти 40 000 км — максимум, полная окружность Земли, пройдя которую, покинув человека —вернёшься к нему же. Этот уход-возвращение ещё совсем юной Юле был продиктован словно во сне. Впрочем, можно и без «словно»: её первый альбом с «Жарой», «Ту-лу-лой» и другими сенсациями назывался «Сны» (2000).

То было время, перефразируя титул модного романа: «околонулей». Миллениумные нули маркировали интересную эпоху, о которой можно говорить — хоть до следующего миллениума, но в пределах обозначенной темы это: «Наше Радио», «Кино-Братья» Балабанова («Брат‑2» уже никак не мог обойтись без песни Чичериной). Юлины хиты попали во многие наши и зарубежные фильмы. Она и сама снималась, роль гладиаторши Дейдры (2001) у Тимура Бекмамбетова можно назвать пророческой: через полтора десятка лет ― у неё Сирия, Донбасс.

Но как раз на этом «выигрышном военном фоне» Юля — вовсе не воинственна, просмотрите репортажи: нет и сотой доли Дейдры. Потому что для неё ― это не фон, не PR, а ― люди, страдание. Даёт донбассовцам десятки концертов, порой в каком-нибудь углу передовой линии — даже для нескольких бойцов. Привозит гуманитарную помощь. Объявленная СБУ в розыск (ей грозит пять лет тюрьмы «за посягательство на целостность» Украины) она ответила: «С глубоким состраданием я отношусь к народу, временная власть которого объявляет в розыск за «пару песен» для своих же детей и закрывает глаза на свои кровавые ошибки против своего же народа, желаю вам быть более самокритичными и менее эмоциональными, ведь в ваших руках миллионы людей. Мир всем».

Известный своей русофобией музкритик Троицкий (его кредо, похоже: «Артистом можешь ты не быть — но либералом быть обязан!»), изругав всех недиссидентстующих рок-музыкантов, признал: «Но Чичерина абсолютно искренна».

Командные пункты нашего шоу-бизнеса так расставлены, что артист даже из самого первого эшелона, как Юлия, решаясь на такие прямые и резкие высказывания и поступки: концерты в Сирии на базе Хмеймим, в Донбассе в концертных залах и на передовой — многим рискует, объективно теряет, однако… дежурная фраза: «но это её не останавливает». Прислушавшись к её новым альбомам «Сказка о странствии, поиске счастья и спасении мира», «Войнаимир», выступлениям на ТВ..., скажем точнее: «...но она этого не замечает».

Недавно знакомый журналист бурно сожалел:

— Ах, Юля! Была ж такая безбашенно весёлая! «Ту-лу-ла», «Разбитые блюдца»! А теперь: «Мой Сталинград», «На передовой», «Рвать!»... Прям, метаморфоза!

Я ему отвечал:

— Да какая метаморфоза? Это просто ветер!
— Чего?
— Она как пела «то, что ветром в голову надуло», так и поёт! Ветер просто теперь другой!

А она всё: «…такая честная».

Это я чуть переделал строку её песни «Чистая». Хит как раз периода, о котором жалел мой собеседник:

«Бесполезные диеты, вина красно-кислые И чужие сигареты, а я такая чистая!»

«Мой Сталинград» в клубе «Мумий Тролль»
Мы говорили с Юлей перед её выступлением в «центровом» музыкальном клубе. Юлия Чичерина освоила самые разные форматы: успешно выступает с джазовым ансамблем, симфоническим оркестром, рок-группой, сольно с акустической гитарой (рок-певица ещё и неплохо играет на ударных, гитаре). Я спросил её про недавнее выступление на Koktebel Jazz Party.

— Расскажите о Вашей коктебельской «джаз-банде».
— Я очень подружилась с Сергеем Головнёй, гениальным джазовым саксофонистом, он приезжает ко мне в гости и играет тут на природе, ему подпевают птицы и мои собаки. Это космический опыт, нечто пока непостижимое для меня. Он импровизатор, учит меня смелости, не боится предстать таким, какой он есть. Ведь все мы стараемся выглядеть лучше, чем на самом деле. Безупречные заученные партии музыкантов, страх ошибиться и опозориться перед всеми заставляет нас лицемерить и тянет на дно. Импровизация очищает, мне кажется, это и есть связь с Господом, в эти моменты, когда ты не думаешь ни о чём, как в бою — Он играет нами.

Тот концерт в Коктебеле прошёл по многим ТВ‑каналам, а вот «джазовый джем» на природе близ её подмосковного дома можно лишь вообразить. Дом с гигантскими треугольными окнами (проект её супруга Сухраба Раджабова), лес соседнего заповедника и полная ферма-зверинец с подвывающими собаками. Собачий старейшина Рекс (породы малинуа — бельгийская овчарка) сопровождал Юлю и на этот клубный «сэйшен» в центре Москвы, и в многочисленных поездках на Донбасс, можно сказать: её «роуди» (член гастрольной бригады).

— Какие песни особенно любят, просят спеть на Донбассе ополченцы и условные «гражданские»?
— Солдаты любят весёлые мирные песни про жару, ту-лу-лу, смеющихся и плачущих девочек, но командиры просят петь «На передовой», «Рвать» и «Моя Спарта», потому что многие за эти годы потеряли страх и им нужно постоянно напоминать, что их работа — ежедневный героизм, а мой путь — воспевать, что не будет напрасным их подвиг благородный, так что все при деле.

В Сирию ездили с группой? Где побывали?
— Со звукорежиссёром, он же играл на гитаре, я — на укулеле. Несколько концертов в укреплениях и нашей базе Хмеймим. Поздравляла с Новым годом наших военных. Вечером катались к морю, видела апельсиновые рощи. Мне, автопутешественнику, понятно, как тяжело находиться вдалеке от Родины. Моя новогодняя музыкальная весточка приукрасила суровый военный быт.

— Творчество, реплики, интервью Сергея Бобунца (знаменитая рок-группа «Смысловые галлюцинации») показывают удивительные совпадения взглядов, вкусов: органичный, спокойный патриотизм, любовь к автомобилям, путешествиям. Даже космос: видел его фото в футболке «Космос наш»... А о чём-то Вы спорите в студии?
— Мы ни о чём не спорим, он помогает мне в меру своих сил, просто я на передовой, а он в тылу, откуда лучше видны мои ошибки и про- счёты. У Бубы важная миссия, я берегу его, стараюсь им не рисковать.

— Все статусные рок-группы, даже супер-концептуальные Pink Floyd, рано или поздно выпускают сборники «Лучшие песни». А группа «Чичерина» со своим очень не спешила: двадцать лет мы ждали. Но Ваш «Best off... » вышел совсем не типичным: знаменитые хиты исполнены по-новому. В чём замысел?
— Никакого особого замысла, на юбилей группы хотелось поздравить слушателей, собрали из того, что было актуально на тот момент.

— Есть у Вас красивый альбом «Сказка о странствии и поиске счастья» . Песни сочинялись в Ваших путешествиях?
— «Сказка…» — по мотивам автопутешествия по маршруту Москва —Тибет — Москва: пустыни, самые высокие горы. Был поход к волшебной горе Кайлаш, другим местам силы Тибета. Некоторые песни написаны в пути, сама «Сказка…» сложилась уже по возвращению. Это сказка о поиске счастья так и не закончилась: продолжаю поиски, возможно, в следующем путешествии закончу её. Постараюсь наконец раскрыть: можно ли при жизни найти счастье, и что это такое.

— Знаю Ваше весьма насторожённое отношение (это ещё мягко выражаясь) к жанру похвал. Но сказать об «общественном значении» и просто кайфе от Ваших песен я же должен! Может, применить приём «Битлз» 1967 года? Полное отстранение, снятие груза, типа: это не мы, какой-то Сержант Пеппер Клаб Бэнд... Могли б Вы тоже отстранённо взглянуть на историю некоей группы «Чичерина»?
— С возрастом я стала отстранённо смотреть на своё творчество, больше доверяя небесам. Даже дофамин после удачного концерта или благотворительность, когда ты хоть немного чувствуешь свою значимость после помощи окружающим, — раздувает наше эго. Тщеславие и гордость приводят к душевным и физическим мукам. И мы теряем защиту, нам кажется: «За что ж нам таким хорошим так больно»? Только когда левая рука не знает, что подаёт правая — у нас есть небольшие шансы на спасение, самая главная битва — битва с самим собой. Никаких своих заслуг я не вижу, только постоянные проигрыши своей гордости и своим телесным наслаждениям, моя битва продолжается, и покой нам только снится. Публичность, земная слава и известность — тяжёлая ноша и, если ты не направишь её на благо, заблудишься, и никаких шансов на спасение.

— Сейчас состав группы «Чичерина» постоянен?
— Иногда коллектив меняется радикально, как листва на деревьях, иногда незаметно, как иголочки на ёлках, всё очень естественно. Музыкантов очень понимаю: у каждого свой путь.

— Недавно Мик Джаггер хвалился: «Выступил в своём костюме 1969 года. Ещё впору». Это он и о стандарте рок-звезды: всегда поджарый, вечно молодой, может, и не «вечно пьяный», как пели «Смысловые галлюцинации», но вечно стройный точно! Ваш облик — стопроцентное соответствие самому высокому рок-стандарту — это счастливые гены? Спорт? Здоровое питание, жизнь на природе? Или — рок-н-ролл заряжает?
— Надо стараться меньше потреблять всего съестного, чтобы не раскачивать своих чревобесов. Не всегда получается: они сильны, но вектор борьбы с ними давно определён. Возможно, это и держит в удовлетворительной форме.

На концерт в престижном, мажорном клубе Москвы Юля приехала с собакой, к которой уже все организаторы, телеведущие привыкли, видели её и на федеральных телеканалах, и за президиумными столами. Поговорка: «Любишь меня — люби мою собаку!» — тут воплощена до буквальности.

— Расскажите как поживает Ваш зверинец? Не завидуют ли прочие питомцы особому статусу Рекса?
— Живёт жизнью: кто-то рождается, кто-то умирает, есть радостные и печальные моменты. Общение с животными помогает понимать и людей. Всё наше доминирование, злоба, похоть, ревность, недоверие — свойственны и животным, но они искренни в своих проявлениях. Каждый день их приходиться прощать: они мои близкие друзья. И это позволяет пытаться снисходительно относится к человеческим порокам и слабостям, в моей ситуации, видя столько несправедливости и горя вокруг на Донбассе, можно зайтись озлобленной истерикой и не выйти из этого состояния.

— В одной телебеседе Вы сказали: если вымрут пчёлы, через сколько-то лет следом ― и люди. Показалось: какой-то яркий, броский лозунг. Потом узнал, Альберт Эйнштейн говорил: «Если с лица земли исчезнут пчёлы, человечество просуществует четыре года». Слышал, что у своих пчёл Вы мёд не забираете, держите для общей красоты, для умиротворения? Запишите их жужжание в своей песне?
— Да, мёд не беру, они опыляют мои растения: я выращиваю небольшой дендропарк, и пчёлы в этом деле — мои незаменимые помощники. Жужжание хорошо само по себе. Лучше всего слушать вживую, ни с чем не смешивая: оно совершенно...