ЗАЩИТА БИЗНЕСА КАК НАЦИОНАЛЬНАЯ СТРАТЕГИЯ ВОЗРОЖДЕНИЯ ЭКОНОМИКИ

Дата: 
26 сентября 2016
Журнал №: 
Рубрика: 
Б. Титов представляет программу «Экономика роста» на заседании Столыпинского клуба

Как сформировать комфортную бизнес-среду в России, как защитить российских предпринимателей, что необходимо сделать, чтобы голос представителей бизнеса был услышан? На эти и другие вопросы отвечает уполномоченный при президенте России по правам предпринимателей Борис Титов.

Текст: Дмитрий Сурмило
Фото из личного архива Бориса Титова

Б. Титов представил президенту очередной ежегодный доклад о состоянии бизнес-климата в России. Москва, Кремль. 2016 г.

– Борис Юрьевич, на родине омбудсмена – в Швеции – в сферу его компетенций входит контроль за деятельностью всех чиновников в администрации, судов (кроме Верховного суда) и церкви. А что может бизнес-омбудсмен в России? Как он чаще всего работает – по ходатайству стороны или по собственной инициативе?

– Бизнес-омбудсмен в России – это не один человек, это институт с разветвлённой региональной сетью и мощной экспертной поддержкой. Суды и тем более церковь мы не контролируем, но кое-что можем. Жалобы бизнесменов служат для нас сигналами к конкретному действию, почвой для последующих системных инициатив уполномоченного на законодательном уровне.

За три года работы института уполномоченного принято почти 25 тысяч обращений предпринимателей. Более 4,5 тысячи из них поступили непосредственно в центральный аппарат, остальные – уполномоченным в регионах. Почти 21 тысяча жалоб отработана, 3,7 тысячи сейчас в работе, 115 – на контроле. Около 30% жалоб, поступающих на федеральном уровне, касаются незаконного уголовного преследования. Примерно 7% – вопросов малого и среднего бизнеса. Остальной поток распределяется на десятки тематических направлений.

Проблем перед бизнесом, как видим, меньше не становится. Административный гнёт по-прежнему силён. Однако самые большие опасения вызывает ситуация с уголовным преследованием предпринимателей. В 2015 году число возбуждённых дел по экономическим статьям выросло на 22% и превысило 230 тысяч в год. В суде оказывается по-прежнему ничтожно малый их процент.

– Экспертный совет при уполномоченном, включающий в себя профессиональных юристов, адвокатов и законодателей, нацелен на анализ нормативно-правовой базы, изучение судебной практики и формирование предложений по внесению изменений в законодательство. Расскажите, пожалуйста, о конкретных шагах и результатах этой деятельности.

– У института уполномоченного есть два способа помощив решении проблем бизнеса. Первый из них направлен на устранение нарушений действующих законов, и основным инструментом здесь является инициирование прокурорских проверок. 

В 2015 году результатом совместной работы с Генеральной прокуратурой стало устранение 171 тысячи нарушений законодательства о защите прав хозяйствующих субъектов. 23 тысячи должностных лиц привлечены к дисциплинарной ответственности, 3 тысячи – к административной, возбуждено 98 уголовных дел.

Но из-за несовершенства законодательства многие проблемы не могут быть решены в текущем режиме. В этом случае уполномоченный инициирует принятие законопроектов через межфракционную рабочую группу Госдумы по защите прав предпринимателей. В частности, в 2015 году подготовлены следующие инициативы:

  • Пакет законов по легализации самозанятых. Создаёт упрощённый режим регулирования для индивидуальных предпринимателей, не использующих наёмный труд.
  • Поправки в законодательство об обязательном страховании вкладов. Распространяют систему страхования  вкладов на счета юридических лиц на сумму до 5 миллионов рублей.
  • Поправки в новую версию КоАП. Сокращают размер штрафов для субъектов МСП в два раза.
  • Поправки в закон «О торговле». Дают гарантии владельцам объектов нестационарной торговли, позволяют добросовестным арендаторам перезаключать договоры аренды без конкурса.
  • Пакет законов в сфере регулирования малоэтажного строительства. Упрощает регулирование малоэтажного строительства. Устанавливает современные принципы управления малоэтажными комплексами.
  • Пакет законов по мотивации муниципалитетов к развитию МСП. Предусматривает возврат в бюджет муниципалитета 75% от прироста налоговых платежей от субъектов МСП.
  • Поправки в закон «О специальной оценке условий труда». Освобождают от обязательной специальной оценки условий труда часть субъектов МСП.
  • Поправки в закон «Об оценочной деятельности в Российской Федерации». Предусматривают повышение прозрачности кадастровой оценки.
  • Поправки в закон «О приватизации государственного и муниципального имущества». Создают условия для ускоренной приватизации имущества, не используемого государством.
  • Поправки в законы, регулирующие поддержку лизинговой деятельности. Расширяют возможности рефинансирования лизинговых компаний посредством гарантий (поручительства) Федеральной корпорации по развитию МСП.
  • Поправки в законы, регулирующие развитие проектного финансирования. Повышают эффективность правового регулирования специализированных обществ проектного финансирования.
  • Поправки в Водный кодекс. Устраняют правовую коллизию, когда прибрежная зона может быть в праве пользования у одного лица, а водный участок – у другого. Арендаторам и владельцам прибрежных зон установлены преференции при конкурсе на пользование водным участком.

Бизнес в России часто сталкивается с искусственными барьерами и ограничениями, связанными с политикой региональных властей. Это проблемы с обеспечением равного доступа к системе госзакупок, бюрократические проволочки при подключении к инфраструктурным сетям,аренде помещений, торговых площадей и сельхозугодий – перечень можно продолжать… Как быть предпринимателям, ведь за каждым вопросом не станешь обращаться в Москву?

– Как уже говорилось, институт уполномоченного – это разветвлённая сеть. Федеральный закон № 78-ФЗ «Об уполномоченных по защите прав предпринимателей в Российской Федерации» действует с 2013 года, с тех пор в 83 субъектах РФ приняты собственные региональные законы на ту же тему. Практически во всех субъектах федерации созданы общественные приёмные уполномоченного при президенте РФ, куда можно обратиться для консультаций и оформления обращений в адрес уполномоченного. В 34 субъектах Российской Федерации созданы региональные центры общественных процедур «Бизнес против коррупции».

– В начале августа Генпрокуратура России опубликовала доклад об итогах работы ведомства за первые шесть месяцев 2016 года, в котором приведены данные по самым коррумпированным регионам страны. Из каких регионов поступает больше всего обращений на Ваше имя? Считаете ли, что это показатель неэффективности региональной власти или, что ещё хуже, её коррумпированности?

– Первая пятёрка регионов по частоте обращений выглядит так: Татарстан – 1441, Башкортостан – 899, Нижегородская область – 888, Московская область – 764, Владимирская область – 758. И эти цифры – не показатель неэффективности или коррумпированности местной власти. Это сумма двух показателей – количества бизнеса в регионе и степени его доверия региональному уполномоченному.

Дополнительный материал: 
Борис Титов

– Каковы самые болевые точки наших предпринимателей – на что жалуются? В каких сферах деятельности чаще других имеет место так называемый чиновничий прессинг?

– В нашем ежегодном докладе президенту приводятся данные соцопроса ВЦИОМа, проведённого в марте сего года. В нём приняли участие 2 тысячи руководителей компаний, расклад примерно отражает реальную статистику по отраслям. Так вот, об улучшении своего бизнеса в минувшем году заявили лишь 7%. Ещё 18% не заметили изменений. А у остальных трёх четвертей дела пошли хуже (причём у каждого четвёртого – значительно хуже). Снизился спрос, выросли издержки и так далее. Кстати, 24% отметили, что из-за санкций им стало труднее получать материалы и комплектующие для своих производств. Если рассматривать отдельно по отраслям, то лучше всего себя чувствует сельское хозяйство. Правда, лучше лишь на фоне других. 21% фиксируют улучшение, у 30% ничего нового, у 46% дела пошли хуже. Во всех остальных отраслях 70–80% опрошенных отмечают спад.

Сильнее всего бизнес беспокоят неопределённость экономической ситуации, высокие цены на энергоресурсы, упавший спрос, подорожавшие кредиты. В эффективности борьбы правительства со спадом в экономике большая часть опрошенных сомневается (а каждый четвёртый уверен, что правительство работает плохо). Половина респондентов отмечает рост налоговой нагрузки (включая штрафы, сборы, рост кадастровой стоимости) и считает её снижение главным инструментом выхода из кризиса. Почти каждый третий бизнесмен ответил, что административная нагрузка на его бизнес составляет более 20% от выручки.

Максимальные административные барьеры, по мнению опрошенных предпринимателей, им создали ФНС, Роспотребнадзор и МЧС. Эти же ведомства, только в ином порядке, названы лидерами по предъявлению принципиально неисполнимых требований (МЧС – 14,9% ответов, ФНС – 14,1%, Роспотребнадзор – 13,5%). Более 55% респондентов полагают, что за последний год административные наказания в той или иной степени ужесточились. Более 50% предпринимателей считают минимальными шансы выиграть судебное разбирательство в случае, если их оппонентом будут государственные органы, и только 3,8% респондентов оценивают шансы как высокие.

В Госдуму внесён законопроект, расширяющий права бизнес-омбудсменов. 2016 г.

– Для большинства предпринимателей одной из основных проблем является либо отсутствие стартового капитала для открытия бизнеса, либо нехватка оборотных средств для его расширения или инвестиций в модернизацию. Чаще всего банки отказывают им в финансировании, а если и предоставляют средства – условия финансирования являются драконовскими и кабальными. Есть ли возможность разрубить этот гордиев узел?

– Мы понимаем, что никакое развитие невозможно без кредита. Бизнес не может развиваться только на собственные средства или на средства родственников, как у нас часто получается в малом бизнесе, – нужны кредиты. Где эти кредиты взять? Как можно кредитоваться, если у нас процентная ставка такая высокая, что делает кредиты неподъёмными? Это всё приводит к тому, что наш корпоративный сектор сидит без кредитов. Кредитоваться по такой ставке на короткие сроки при невысоких уровнях рентабельности по отраслям практически невозможно, так как это не совпадает с производственно-технологическими циклами предприятий. Да ещё предпринимателю, чтобы взять кредит, надо предоставитьбанку огромное количество обеспечений, по крайней мере на 130–140% от того кредита, который запрашивается. Считаем, что правительство и Банк России должны изменить денежно-промышленную политику. Не надо бояться эмиссии, пора срочно стимулировать отечественное производство. Промышленности необходимы дешёвые долгосрочные кредиты, и финансировать инвестиционные проекты надо на уровне не менее 1,5 триллиона рублей в год. Инвестиции в новые производства и модернизацию старых нужно по максимуму освободить от налогообложения. Тарифы естественных монополий необходимо поставить на службу развитию промышленности, а не обогащению самих монополий. Это основные инструменты для того, чтобы перейти к росту экономики даже в нынешних трудных условиях.

– В последнее время в обществе и среди экономистов заговорили об экономике, основанной на этических принципах, о развитии долевого финансирования – что Вы об этом думаете?

– В частный сектор, конечно, инвестиции пойдут. Мы считаем, что если инвестиции довести до 25% от ВВП к 2020 году, то надо порядка 20 триллионов рублей всего. Конечно, основную часть всё равно даст бизнес, это понятно, но надо дать толчок. Знаете, как снежок бросаешь по склону горы, и он катится и постепенно становится большим комом снежным и потом в лавину превращается. Вот такой первый снежок должно бросить государство. Нас убеждают, что эти деньги никогда до бизнеса не дойдут, всё будет своровано. Даже если дойдут, то потом будут сворованы и в реальные предприятия не превратятся. Мы говорим: «Вот, пожалуйста: мы вам даём механизм, который апробирован бизнесом». Причём бизнес не боится свои деньги вкладывать, у нас есть нормальные способы. Поверьте, это хорошие инвестиционные проекты, в каждый из них деньги можно вкладывать, не боясь, что они будут неправильно использованы. Они будут вложены в реальные дела, потому что есть механизмы, которые это обеспечат, в том числе, например, Фонд развития промышленности, Институт развития, который уже работает – и очень эффективно работает – у нас в стране. Есть ещё способ, вид финансирования, который называется проектный, где не надо обеспечения. Риски снимаются за счёт других вещей, во всём мире это работает. Создаётся специальное общество, там идёт софинансирование двух сторон – коммерческого банка и частного сектора, то есть этим снимаются риски. Есть двойной аудит, который обеспечивает чистоту бизнес-плана, и ряд финансовых инструментов, что становится гарантией под рефинансирование в Центральном банке, который на 100% гарантирует, что деньги вернутся, потому что есть ещё и гарантия Института развития, который тоже существует у нас в стране, – гарантийное агентство. Считаю эти подходы к финансированию проектов очень перспективными и востребованными бизнес-сообществом.

Б. Титов представил президенту предложения по улучшению делового климата, которые прорабатывались в тесном взаимодействии с бизнес-сообществом. На фото также присутствуют: президент ТПП РФ С. Катырин и президент РСПП А. Шохин. 2015 г.

Каков потенциал роста нашей экономики в нынешних условиях, и в каких отраслях он наиболее перспективен?

– Мы президенту показали, что без нефти у нас полно возможностей в стране, где можно заработать. Выведя малый и средний бизнес из тени, мы уже получим 1% добавки в ВВП. Но кроме этого, восстановление экономики простых вещей – тоже странно для такой страны, как наша, что очень мало производится самых базовых вещей: инвентаря, базовой мебели, гвоздей, кирпичей. Всё это обычно производится локально, в той стране, где потребляется. Крупные хозяйственные магазины в других странах на 85% представлены местными товарами, у нас сегодня средний показатель – 15%. Представляете, какой огромный потенциал имеется только в этом сегменте…
Кроме этого, конечно, у нас есть возможности увеличения переработки сырья. Например, возьмём лес… Китай, Финляндия просто создали свою лесоперерабатывающую промышленность нароссийском лесе, а у нас это в зачаточной стадии. Такая же картина по минеральным удобрениям из газа. Газ поставляем – ни одного завода, как, например, в Катаре, который построил огромную промышленность прямо в портах и производит азотные удобрения, поставляя по всему миру, а у нас все предприятия малоэффективны для экспорта. Можно было давно уже построить целый комплекс по минеральным удобрениям. Здесь существует очень много разных вариантов. Это касается и металлов, это касается всех видов сырья, которые мы могли бы перерабатывать. Вообще-то тема глубокой переработки сырья и ресурсов и, соответственно, более высокой добавленной стоимости очень актуальна для России и может вывести её на передовые позиции в мире. Кроме этого, мы, конечно, должны повышать производительность труда действующих производств – станки, транспортное машиностроение. Огромное количество предприятий, которые у нас сегодня функционируют, показывают производительность труда в три-четыре раза ниже, чем на аналогичных предприятиях в других странах. Здесь тоже имеется большой потенциал для роста.

– Что в Вашем понимании «бизнес-патриотизм»?

– Настоящий бизнес – это тот, который производит реальный продукт или оказывает услугу, востребованные на рынке; внедряет новые технологии; создаёт рабочие места и несёт социальную ответственность. Это тот бизнес, который строит, модернизирует промышленные предприятия, разрабатывает технологии и внедряет их, реализует  новые проекты и инвестирует в них. Этот бизнес всегда патриотичен, потому что он это делает в своей стране, он очень заинтересован в развитии отечественного потенциала и не видит себя без России в будущем. Я вообще думаю, что для нас патриотизм – это то слово, которое означает силу и уверенность в себе и нашей Родине. И очень важно, чтобы она была сильной, конкурентоспособной, современной и технологичной, ведь без сильной экономики невозможна сильная держава.

Международная конференция «Россия и Китай: новое партнерство в меняющемся мире». 2015 г.

– Какая страна мира, по Вашему мнению, сегодня по-настоящему любит и бережёт своих предпринимателей?

– Можно назвать много стран, но, чтобы далеко не ходить, проще посмотреть на нашего ближайшего соседа – Казахстан. За три последних года количество необходимых для бизнеса разрешений и лицензий там сократилось на 74%. Внеплановые проверки невозможны. О плановых же предприниматель узнаёт за год до их проведения. Всё то, что в России называется ГУПами, МУПами и прочими государственными предприятиями, в ближайшее время будет ликвидировано. Нет никаких ограничений для иностранных инвесторов. Подоходный налог – 10%. НДС на треть меньше, чем в России. У нас принято считать бывшие республики СССР «младшими братьями», однако Казахстан нам не младший, а скорее старший брат. Проблемы, которые нам ещё предстоит решить, у них уже в прошлом.

– Считаете ли Вы, что евразийская интеграция с нашими соседями приведёт к тому, что увеличение взаимных инвестиций потребует большей защиты? В этой связи не считаете ли необходимым создание такого института, как бизнес-омбудсмен при Евразийском экономическом союзе?

– Бизнес-омбудсмены есть во многих странах – членах ЕАЭС, прежде всего хочу отметить, что в Казахстане очень активный и эффективный институт уполномоченного по защите прав предпринимателя. Поэтому я не думаю, что специальный институт нужен. Но, с другой стороны, унификация законодательства, в том числе в технической сфере, конечно, способствует тому, что, во-первых, проще идёт обмен товарами и услугами внутри нашего союза, с другой стороны, мы выставляем специальные требования для импортных товаров, и это в какой-то мере является тоже важным фактором, чтобы все эти технологические требования были унифицированы.

– Если говорить об унификации технических стандартов и условий в странах Шёлкового пути, в частности в Китае, Иране и других государствах, какими Вы видите первоочередные совместные шаги наших партнёров по ЕАЭС по защите внутреннего рынка и расширению внешнего?

– Всемерно развивать партнёрские отношения с развитыми экономиками мира – это приоритет нашей политики. И форматы могут быть разными: и ВТО, и АТЭС, и БРИКС, и ШОС. Однако стоит помнить, что страны указанных объединений и особенно Китай – это всё-таки другая система технологической стандартизации. У нашего соседа и стратегического партнёра мощная экономика, и странам ЕАЭС нужно всем вместе выстраивать единую взвешенную политику по отношению к Китаю и другим крупным игрокам мировой экономики.

– 29 февраля 2016 года на VII съезде партии «Правое дело» Вы были избраны её председателем и заявили о смене политического курса партии, преобразовании её в «партию бизнеса». Уже 26 марта партия была переименована в «Партию Роста» и идёт во главе с Вами на ближайшие выборы в Государственную думу Федерального собрания Российской Федерации. Если всё сложится хорошо и Вы пройдёте в Госдуму, позволяет ли законодательство совместить пост омбудсмена с депутатской деятельностью?

– Совмещение должностей по закону невозможно. Я и моя команда, конечно, будем продолжать работать в данном направлении, но в статусе законодателя, поскольку работа в Думе будет очень важная. Очень много будет меняться и в бизнес-сообществе, и в Государственной думе с нашим приходом, а предприниматели в нашем лице найдут деятельный инструмент диалога с властью, подкреплённый полномочиями.

– Будете ли Вы рекомендовать какого-то человека президенту?

– Есть специальная система выбора нового кандидата – бизнес-сообщество должно предложить кандидатуры, а президент должен выбрать. Поэтому будет общая процедура, которая предусмотрена законом. Тем не менее, конечно, я буду рекомендовать, и если бизнес-организации сочтут приемлемой эту кандидатуру, то, конечно, буду предлагать конкретных людей. Например, у меня много сегодня общественных, региональных омбудсменов, которые очень хорошо знают работу и могли бы справиться с поставленными задачами.