СОЮЗ ИЗДАТЕЛЕЙ: ОТКРЫВАТЬ ЛЮДЕЙ ДЛЯ САМИХ СЕБЯ

Дата: 
02 сентября 2016
Журнал №: 

Слово «гильдия» впервые произнёс Пётр I в 1719 году на заседании Коммерц-коллегии. Вскоре они появились во всех городах Российской империи. История Гильдии издателей периодической печати, а с 2014 года Союза издателей «ГИПП» не насчитывает много веков. Но насчитывает много хороших дел. Вот уже более 18 лет он борется за сохранение традиций печатного слова и создание благоприятных условий для развития издательского бизнеса в нашей стране. О деятельности самой крупной издательской ассоциации России рассказывает исполнительный директор ГИПП Елена Шитикова.

Текст: Николай Кузнецов

ИСТОРИЯ ГИПП

В 1998 году 15 крупнейшими издательствами России был сделан выбор в пользу объединения: нужно было регулировать вопросы, связанные с распространением, рекламным законодательством, добиваться государственной поддержки, заниматься поиском партнёров за рубежом. Основав Гильдию издателей периодической печати (ГИПП), её участники вступили в новостную ассоциацию WAN и исследовательскую организацию IFRA (они чуть позже объединились в WAN-IFRA), а также стали членами FIPP – Международной федерации периодической печати, которая занималась журналами. В 2014 году гильдия была переименована в Союз издателей «ГИПП».

Если говорить о конкретных людях, то у истоков создания ГИПП стояли Александр Владимирович Оськин – сегодня он председатель правления Ассоциации распространителей периодической печати, а когда-то был директором «Комсомольской правды», – и Геннадий Николаевич Кудий, заместитель начальника Управления периодической печати, книгоиздания и полиграфии в Федеральном агентстве по печати и массовым коммуникациям, в те годы также работавший в «Комсомольской правде».

НАСУЩНЫЕ ВОПРОСЫ И ПАЛКИ В КОЛЁСА

Вопросы, которыми занимается Союз издателей, за годы существования организации практически не изменились. На данный момент часть из них решена жёстко, из серии «нет человека – нет проблемы». То есть вопросы отпали сами собой.

Отраслевой журнал WAN-IFRA-ГИПП

Одна из серьёзных тем, которой ГИПП занимается сегодня, – детские СМИ: в Союзе издателей пытаются доказать, что государство должно поддерживать газеты и журналы, которые энтузиасты, подвижники всё ещё выпускают для детей. Пока чуда не происходит, и детские издания умирают одно за другим. Существенную роль в их поддержке всегда играли дотации «Почте России», но теперь их нет. Да и раньше добиваться их выделения удавалось с огромным трудом.

Однако государство государством – на него сегодня большие ставки, но должны же быть и меценаты. Почему бы олигархам, владеющим крупными изданиями, «РБК» или «Коммерсант», не прикупить, к примеру, детский журнал, нанять хороших авторов, сделать его тиражным? Когда-то по решению ЦК КПСС для запуска журнала «Весёлые картинки» в редакцию были направлены лучшие детские писатели и художники – такое этому придавалось значение... А что сегодня?

Цена на бумагу – второе серьёзное направление, которым занимается Союз издателей. На данный момент сложилась парадоксальная ситуация: наша бумага, волжская к примеру, в Индии стоит дешевле, чем во многих регионах России. Когда индийский коллега на Publishing Expo 2016 в Москве назвал цену, по которой его издательство покупает бумагу, издатели в зале чуть не заплакали! ГИПП с коллегами-бумажниками уже несколько раз ходили по кругу: Министерство экономики, Минпромторг, таможенно-тарифные комиссии, Федеральная таможенная служба... Почему-то в нашей стране рентабельная деятельность целлюлозно-бумажных комбинатов ценится выше, чем работа тысяч людей в СМИ и интересы российского читателя. ЦБК считаются отечественным производителем, которого нужно поддерживать, а типографии и СМИ – нет, поэтому решения зачастую принимаются в пользу ЦБК. И здесь пока ситуацию не удаётся изменить: комбинаты обещали поднимать цены на бумагу лишь в соответствии с инфляционными коэффициентами, на деле же цены растут из месяца в месяц, бывает, на 5–7%.

МОНИТОРИНГ ЗАКОНОПРОЕКТОВ, ИЛИ ПИНГ-ПОНГ ПО-РУССКИ

Союз издателей постоянно ведёт мониторинг законодательства, прямо или косвенно касающегося издательской деятельности. При ГИПП работает юридический клуб – юристы издательских домов оперативно консультируются онлайн и собираются по мере возникновения проблем.

В целом ежегодно появляется около 20 законопроектов, не меньше, в прошлом вообще был какой-то шквал: лепили их, как пироги.

ПРИОРИТЕТЫ

Мы все ищем национальную идею. На мой взгляд, она в воспитании детей: нужно научить ребёнка ценить семейный очаг и развивать его душу путём образования и личным примером – это самое главное. Что в этом году происходит с бюджетом на образование? Он жёстко урезан. Зато на оборону тратятся триллионы. Нет, я против обороны ничего не имею, надо просто чаши весов уравновешивать. А то в итоге и обороноспособность пострадает: некому будет её поддерживать, уровень образования не позволит.

Недавно разговаривала с учительницей литературы в школе: «Вот смотрите, раньше в расписании было четыре урока литературы в неделю, сейчас – два, уроки русского языка 4–5 раз в неделю, сейчас – только три». Я спрашиваю: «Как же так? Как воспитывать детей без родного языка и литературы?», – а она говорит: «Вы мне такие вопросы не задавайте, а то я выйду за рамки и начну употреблять те слова, которые не должен употреблять учитель литературы. Я себя из последних сил сдерживаю, потому что понимаю: если уйду, кто будет учить этих детей?». То же самое происходит в медицине...

Конечно, сейчас сложно. И бюджет дефицитный, и промышленность не в лучшем положении, но опять же это вопрос приоритетов. Ни в коем случае нельзя забывать о том, что воспитание – это основа развития общества. Есть вопросы, которые просто нельзя сбрасывать со счетов, иначе вся остальная пирамида осядет, потому что не будет этой самой основы.

Прошлый год был объявлен Годом литературы. А как при этом реализуется проект «ЧИТАТЬ»? Да никак. Приходят небезразличные люди и говорят: «Давайте поддержим идею, что читать – это модно, современно». Вот только самостоятельно его реализовать невозможно – это нужно делать с экранов телевизоров, в интернете, чтобы люди с гаджетов читали. Спрос на традиционные СМИ не будет расти, если его не стимулировать. Читать прессу стоит прежде всего потому, что редакции изначально ставят перед собой задачу отобрать и качественно проанализировать тот информационный шум, который нас окружает. Купите три-четыре газеты, и у вас сложится картина дня. Когда мы будем говорить о том, что человек должен учиться не только потреблять информацию, но и анализировать её, делать какие-то выводы, тогда, может быть, начнётся рост компетенций населения и рост традиционных СМИ.

Приведу пример: в Австралии, когда хотели запустить газету «для медленного чтения», искали журналиста на должность главного редактора почти год. Нашли в Голландии – профессия уже теряется. Люди настолько навязывают сами себе клиповое мышление, что заниматься аналитикой уже не способны.

Журналистам необходимо учиться писать. Деятельность Союза издателей направлена в первую очередь на совершенствование работы издателей, менеджеров. Но очень многое зависит от подготовки именно журналистов – и творческой, и технической, и общекультурной. Слово надо беречь и относиться к нему уважительно. И вот начинаешь вес материала определять, а он там граммовый – смысла нет, фактуры нет, и ради чего написано? Ради количества слов. Не все журналисты об этом задумываются.

В этом направлении ГИПП устраивает так называемые редакторские сессии, ведёт «Школу выживания для издателя». А с прошлого года при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям запустили проект «Экспериментальная конвергентная редакция в регионе».Привозим в города и веси лучших специалистов 11 направлений из крупных издательских домов, устраиваем мозговыештурмы. Редакторы видят, как меняется мир, видят, как можно построить работу иначе – эффективнее, интереснее... И меняются сами.

В прошлом году работали в Ставропольском крае – в газете «Петровские вести», там была сложная ситуация: люди со страхом отдавали своё детище на «перевоспитание». Больше всего сопротивлялись, как ни странно, молодые сотрудники – привыкли так работать, и всё! Прошло полгода, и, когда мы уже уезжали, в последний вечер ко мне подошёл молодой человек: «Вы знаете, за что я вам благодарен? Вы открыли мне меня». У меня прямо слёзы потекли, потому что мы ради этого и приезжали: хотели, чтобы они начали жить по-другому и на мир по-другому смотреть. И он это сказал сам. А в первые несколько месяцев я было махнула на него рукой, потому что считала: наверное, здесь мы не справимся. Но у него получаться стало – он вырос над собой и на работу с другим настроением стал приходить. У него крылья раскрылись.

С этим проектом идём дальше. Сначала в Архангельскую область, потом в Ростовскую, потом в Саратов. Пока есть силы, будем этим заниматься – открывать людей для самих себя и для окружающих.