К-19: РУССКАЯ «ХИРОСИМА»

Дата: 
12 сентября 2016
Журнал №: 
Рубрика: 

4 июля 2016 года на Кузьминском кладбище в Москве отмечался День памяти моряков-подводников, членов экипажа первой атомной ракетной подводной лодки (АПЛ) СССР К-19. Их подвиг навсегда вписан в историю отечественного подводного флота как образец исключительной стойкости, мужества и самопожертвования: именно в этот день 55 лет назад на борту субмарины далеко в океане произошла авария ядерного реактора – мир оказался на краю глобальной радиационной катастрофы. Позже экипаж вспоминал: при «крещении» лодки одна из бутылок с шампанским так и не разбилась о её правый винт…

Текст: Виктор Стрелец, Николай Карпюк – ветераны первого экипажа АПЛ К-19
Фото из личного архива Виктора Стрельца

Первая атомная ракетная подводная лодка СССР К-19 была спущена на воду 11 октября 1959 года и стала, наверное, одной из самых несчастливых за всю историю отечественного атомного подводного флота: до трагической аварии 4 июля 1961 года она несколько раз испытывала экипаж на прочность. В историю вошли два серьёзных инцидента, которые только благодаря профессионализму экипажа не привели ни к человеческим жертвам, ни к гибели субмарины.

Первый произошёл во время государственных ходовых испытаний в конце лета 1960 года, при глубоководном погружении, что по конструктивным тактико-техническим характеристикам составляло 300 метров. В тот день, достигнув этой отметки, команда не обнаружила в отсеках каких-либо неполадок, в том числе поступления забортной воды через сальники и другие забортные устройства, поэтому командир решил нырнуть чуть глубже, ещё на 25 метров. Но этого оказалось достаточно, чтобы морская вода под давлением в 30 с лишним атмосфер стала поступать в прочный корпус лодки через съёмный лист шестого реакторного отсека. Аварийное всплытие с большой глубины едва не привело к оверкилю, то есть опрокидыванию лодки вверх килем.

Второй инцидент случился в день полёта Юрия Гагарина – 12 апреля 1961 года – в Баренцевом море. Лодка шла на небольшой глубине, около 80 метров. Свободные от вахты моряки смотрели фильм в самом просторном носовом торпедном отсеке, и вдруг экран-простыня пошёл вниз, а зрители начали сползать со своих мест… Позже выяснилось, что из-за обесточивания кормовых горизонтальных рулей АПЛ, идя на высокой скорости, «провалилась» почти на предельную глубину. Нос лодки вместе с рубкой успел уйти в ил, едва не достигнув твёрдой породы, и, чтобы смыть его с субмарины, пришлось после устранения причины обесточивания рулей снова погрузиться и на скорости пройти несколько десятков миль.

Оба этих эпизода произошли не по вине экипажа. Они были связаны с техническими, конструктивными неполадками или недоработками, которые, к счастью, не привели к трагическим последствиям, чего нельзя сказать о самом тяжёлом, последнем, который и закрепил за К-19 прозвище «Хиросима»…

«ХИРОСИМА» ОТЕЧЕСТВЕННОГО ПОДВОДНОГО ФЛОТА

Авария произошла, когда подлодка участвовала в учениях «Полярный круг» и уже две недели находилась в автономном плавании. Обычно такие субмарины возвращались на базу спустя 10–12 дней, так как некоторые компоненты силовых установок АПЛ первого поколения были не совсем надёжными, поэтому срок в 30 суток, которые подлодка могла провести в море согласно «паспортным данным», обычно сокращался в два-три раза.

На этот раз перед АПЛ, которой командовал капитан 2 ранга Николай Владимирович Затеев, стояла задача: пройти из Атлантического океана через Норвежское море в Северный Ледовитый океан и подойти к берегам Советского Союза со стороны Северного полюса. Лодка имитировала действия условного противника.

Однако на выходе из Датского пролива, примерно в 100 милях от американской военно-морской базы связи, расположенной на норвежском острове Ян-Майен, 4 июля в 04:15 по московскому времени на субмарине сработала аварийная защита реактора правого борта. В результате течи, образовавшейся в трубке одного из датчиков давления, в трубопроводах первого контура системы снятия тепла с урановых стержней реактора резко упало давление воды. Из-за его снижения заклинило два насоса, которые обеспечивали циркуляцию теплоносителя – реактор остался без охлаждения.

Расплавление урановых стержней при отказе системы охлаждения было неминуемо, а образование критической массы урана могло привести к непредсказуемым последствиям: если не ядерному, то тепловому взрыву аварийного реактора, что, в свою очередь, могло вызвать детонацию ядерных зарядов – имеющихся на борту ракет. Положение усугублялось ещё и тем, что строители атомных реакторов считали невозможными неполадки и сбои в их работе, поэтому и каких-либо инструкций на этот счёт не предусматривалось.

Когда температура в активной зоне повысилась до критической величины, грозящей разрушением тепловыделяющих элементов, командир, капитан 2 ранга Николай Затеев, после совещания с составом, управляющим реакторами, принял решение смонтировать силами экипажа из подручных материалов трубопровод, обеспечивающий аварийное охлаждение. На помощь с Большой земли рассчитывать не приходилось: из-за длительного плавания во льдах оказалась повреждена антенна главного передатчика. В течение двух часов подводники, находясь в зоне повышенного воздействия радиации, смонтировали аварийную систему охлаждения реактора, предотвратив тепловой взрыв.

Встреча ветеранов первого экипажа АПЛ К-19 в день 55-летия героического подвига. 2016 г.

Однако из-за отсутствия на АПЛ бидистиллята, то есть воды двойной очистки, в аварийную систему охлаждения пришлось подать пресную воду. Это ухудшило радиационную обстановку в отсеке: имеющиеся в такой воде соли после облучения нейтронами стали исключительно радиоактивными и, выйдя через свищи в местах неплотной сварки, образовали в воздухе высокие концентрации радиоактивных аэрозолей и газов.

Через несколько часов у 32 подводников начали проявляться симптомы лучевой болезни, причём у 13 из них – в тяжёлой форме. Таким образом, радиационная обстановка в обитаемых отсеках лодки серьёзно осложнилась. В конце концов экипажу удалось связаться по радио с дизельными подлодками, участвовавшими в учениях. Они сообщили командованию об аварии на АПЛ. К вечеру 4 июля с АПЛ К-19 были эвакуированы 75 моряков, а ещё через четыре часа подлодку оставили остальные члены экипажа. Спустя несколько дней, когда к месту аварии подошли надводные корабли, К-19 взяли на буксир и перевели на базу.

Примерно через двое суток после аварии весь экипаж К-19 был госпитализирован. Восемь человек, получивших максимальные дозы радиации, скончались в течение одной-двух недель. Правительственная комиссия признала действия экипажа правильными. Однако не многих подводников наградили орденами и медалями, а об их подвиге было приказано забыть на долгие годы. О нём не знали даже те, кто сменил экипаж Затеева на К-19.

Более того, как выяснилось позже, переоблучённых подводников, умерших в страшных муках, тайно похоронили ночью в специальных свинцовых гробах, не оповестив об этом даже их родственников. Между тем в настоящее время из 139 моряков, бывших на борту АПЛ во время аварии, в живых осталось около 30. Командир подлодки скончался в 1998 году.

Благодаря личному мужеству героев-моряков были фактически предотвращены тепловой взрыв реактора и последующая экологическая катастрофа акватории океана. В 2006 году экипаж выдвигался на Нобелевскую премию мира. При этом мы считаем, что наши спецтрюмные, монтировавшие аварийную систему охлаждения реактора, достойны присуждения им звания Героев России.

К-19 В АМЕРИКАНСКОМ КИНЕМАТОГРАФЕ

6 октября 2002 года в Мариинском театре Санкт-Петербурга состоялась российская премьера американского фильма «К-19, оставляющая вдов» (режиссёр Кэтрин Бигелоу), снятого по мотивам тех событий. На просмотр картины были приглашены и мы, оставшиеся на сегодняшний день в живых ветераны первого экипажа субмарины, принимавшие её у судостроителей города Северодвинска и ходившие на ней в моря вплоть до июля 1961 года.

Одними из самых драматичных моментов фильма стали, конечно, события, связанные с аварией реактора на нашей АПЛ.

Справедливости ради стоит отметить, что многие сцены в фильме показаны достоверно и правдиво, найдены достойные, проникновенные слова. А игра актёров Лиама Нисона в роли таршего помощника командира и особенно Харрисона Форда  роли командира то и дело возвращала ветеранов к тем теперь уже далёким событиям, и у многих наворачивались слёзы на глаза. Правда, последнему по сценарию фильма почти всё время приходится что-то кому-то доказывать, он всё время чем-то недоволен…

АПЛ К-19 в очереди на утилизацию. 2003 г.

Фильм был заявлен как художественный, и авторы, безусловно, имели право на вымысел, но по большей части он здесь не лучший: это и конфронтация старпома, замполита и минёра (торпедиста) с командиром, вплоть до ареста последнего с надеванием наручников, и трусость офицера – командира реакторного отсека, и своеобразный ответ моряков американцам на их предложение о помощи и т.д.

К сожалению, на пресс-конференции, которая состоялась в зале театра после просмотра картины, о ветеранах просто забыли – никто не удосужился поинтересоваться нашим мнением о фильме.

Сегодня мы, живые свидетели и участники драмы, произошедшей 4 июля 1961 года в Норвежском море на К-19, заявляем: не было никакой конфронтации между членами экипажа и её командирами, не было трусов и паникёров среди моряков, ликвидировавших аварию реактора и бывших в тот момент на АПЛ. И предложения помощи со стороны американцев, как и их самих, не было, а значит, и нашего ответа им – тоже. Более того, мы не держали крыс в клетках, не вспарывали льды рубкой, где находились выдвижные устройства, крышки ракетных шахт и сами ракеты. Для этого на лодке есть эхоледомер, определяющий толщину льда «над головой», с помощью которого мы могли среди льдов отыскать полынью, всплыть и произвести запуск имевшихся на борту ракет, а при её отсутствии – подорвать лёд специальной торпедой. И аварию реактора мы ликвидировали не на глубине 300 метров, а в надводном положении! Подобных ляпов в фильме масса. Непонятно, как кинокомпания «Интермедиа» позволила выпустить на экраны мира эту напичканную ложью картину, представляющую, по нашему мнению, мину замедленного действия.

Уже на основе этого фильма в «Российской газете» от 13 июля 2006 года журналист В. Кичин писал, что «наше командование отказалось принять помощь американцев, поставив экипаж на грань гибели, планету – на край ядерной катастрофы», а «американцы сделали фильм о советских моряках с таким уважением к их подвигу», что «просмотрев его, ветераны аплодировали стоя».

В тот день мы ушли, горько осознавая, что если уж Великую Отечественную войну на Западе переписывают на свой лад, делая из эсэсовцев героев, а из героев – преступников, то что о нас самих скажут после просмотра фильма наши дети и внуки, и пойдут ли они служить на наши АПЛ…