ТЫСЯЧА ЛЕТ УСПЕХА

Дата: 
14 ноября 2017
Журнал №: 
Рубрика: 

В 2019 году Россия получит девятитомную историю освоения русскими севера, рассказанную языком музейных экспонатов. Наглядным итогом трёхлетнего межмузейного выставочного проекта, охватывающего девять регионов России от Кольского полуострова до Таймыра, станет серия каталогов, в которых наряду с изображениями редчайших артефактов будут помещены научные статьи об освоении Севера с конца X века и до настоящего времени.

Текст: Наталия Савощик
Фото: Екатерина Степанова

Общие планы новгородской выставки

На Север всегда стремились отважные романтики, которые жаждали расширить представления о мире и освоить новую, суровую среду обитания. В этом убеждены организаторы масштабного межмузейного выставочного проекта «Освоение Севера: тысяча лет успеха». Рассчитанный на три года и охватывающий музеи девяти знаковых городов России от Мурманска до Норильска, проект инициирован компанией «Норникель», реализуется под её патронажем и предваряет празднование 100-летия с момента открытия в 1919 году Норильского медно-никелевого месторождения.

«Этой гуманитарной акцией мы хотим привлечь внимание к «северной» теме и стимулировать интерес к изучению истории освоения русскими северных территорий, — подчёркивает руководитель проекта, доктор исторических наук Юлия Кантор. — В течение трёх лет музеи различного профиля — художественные, краеведческие, литературные — будут вести выставочный «рассказ» о яркой, полной драматизма и захватывающих приключений истории русского пути на Север».

В 2017 году первый этап проекта реализуется под девизом «Три столицы», и участвуют в нём Великий Новгород, Москва, Санкт-Петербург — три русских города, которые в разные исторические эпохи были столицами Новгородской республики, Руси, Российской империи, Советского Союза, новейшей России.

ПУТЬ НА СЕВЕР: ИСТОКИ
Выставка, давшая старт проекту, была развернута с 7 апреля по 7 июля 2017 года в Новгородском государственном объединённом музее-заповеднике и называлась «Путь на Север: истоки». Эта экспозиция в древнейшей столице Руси была посвящена первым свидетельствам продвижения новгородцев на Крайний Север. Экспонаты из богатейшей археологической коллекции Новгородского музея-заповедника убедительно свидетельствуют о том, что русские начали освоение Севера ещё в конце X— начале XI века.

«Это дань нашей исторической памяти, ведь именно наши предки первыми стали осваивать территории северных земель, проложили путь на Урал и в Сибирь, — констатирует директор Новгородского музея-заповедника Наталья Григорьева. — Новгородцы были пионерами не только в освоении русского Севера. Великий Новгород — родина российской государственности, первая республика на русской земле. Новгородская псалтирь, хранящаяся в нашем музее, — древнейшая русская книга. Великий Новгород — экономический, политический и культурный центр Древней Руси, ведущий партнёр Ганзы, самого крупного торгового объединения средневековой Европы».

Российская государственная библиотека

Экспонаты на выставку «Путь на Север: истоки» были взяты из сокровищницы музея — уникальной археологической коллекции, равных которой по количеству предметов и их сохранности в мире практически нет. Здесь собраны сотни артефактов, связанных с древнейшим периодом отечественной истории: древнерусские актовые печати, берестяные грамоты, деревянные пломбы для запечатывания дани, наконечники стрел, рыболовные снасти, средства передвижения по воде и по суше и многое-многое другое. Особой гордостью новгородцев является коллекция средневековых изделий из моржового клыка, созданных местными косторезами.

«Все эти предметы рассказывают историю предприимчивых, находчивых, отважных людей: охотников, рыболовов, земледельцев, добытчиков — первых русских, пришедших на новые территории, — подчёркивает Наталья Григорьева. — И история эта была не только мирной. Ведь новгородцы выступали и в роли завоевателей, покорителей местного населения и сборщиков дани. В этом они соперничали с представителями Владимиро-Суздальской земли, поэтому конфликты возникали довольно часто».

Выставка «Путь на Север: истоки» состояла из трёх разделов. Первый рассказывал о стремлении новгородцев найти новые источники ресурсов: это — пушной промысел, охота на крупных морских млекопитающих, сбор дани. Второй раздел был посвящён походному быту новгородцев, так как продвижение русских на Север в X—XI веках было сопряжено с длительными экспедициями и часто кровопролитной борьбой с конкурентами, в первую очередь — шведами. И третий раздел показывал средства передвижения — отлично сохранившиеся фрагменты средневековых деревянных судов, уключины, вёсла, лыжи, санные полозы и многое другое.

«Самые древние экспонаты на этой экспозиции можно датировать концом X—началом XI века, — рассказывает кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Новгородского музея-заповедника, куратор выставки Илья Хохлов. — Это, так называемые, бирки вирника — деревянные пломбы для запечатывания дани, мешков с пушниной. На бирках вырезаны надписи, на некоторых из которых упомянуты северные топонимы».

Назначение этих предметов, в разные годы извлеченных из новгородской земли археологами, долгое время оставалось загадочным. Какую функцию исполнял небольшой деревянный цилиндр диаметром 5,5 см и длиной 8 см с двумя взаимно перпендикулярными внутренними сквозными каналами? Надписи говорили то об их принадлежности князю, то «емцу» или вирнику, «емлющему» (так в древнейшем своде законов «Русской Правде» назывался княжеский чиновник, собиравший государственные доходы с податного населения и «кормящийся» с этих податей от населения «градов и весей»). И только в 1980 году учёные-археологи Новгородского музея-заповедника разрешили эту почти 30-летнюю загадку! 

Камень с рисунком. XI-1половина XII вв.
Копоушки (кость). XII в.

История находок, научные гипотезы и выводы учёных по атрибуции загадочных некогда деревянных цилиндров помещены в первом томе каталога проекта «Освоение Севера: тысяча лет успеха», автор статьи — действительный член Российской академии наук, доктор исторических наук, профессор, почётный гражданин Великого Новгорода Валентин Лаврентьевич Янин.

«Когда мы говорим об освоении севера новгородцами, мы имеем ввиду прежде всего Заволочье — историческую область, точные границы которой учёным не известны, — продолжает Илья Хохлов. — Но понятно, что это были территории в бассейне Северной Двины и в бассейне Онеги, то есть территории к востоку и северо-востоку от Онежского озера. Из названия понятно, что располагались эти земли «за волоками». Волоки — это участки пути, где суда волоком перетаскивались по суше. О каких конкретно волоках идёт речь, мы не знаем, но наиболее вероятными «воротами» на ранних этапах освоения северных земель для новгородцев были волоки в районе озера Белое. Оттуда новгородцы проникали на северо-восток и уже в XI веке достигли Югры — северного Приуралья. Ходили и на северо-запад, достигая даже Кольского полуострова».

Об активном продвижении новгородцев на север говорят и многочисленные берестяные грамоты. Несколько из них были представлены на выставке. Например, берестяная грамота, атрибутированная периодом 1120—1140 годов, содержит предписание волочанам — жителям Заволочья выплатить дань. Грамота периода 1161—1167 годов описывает конфликт из-за северных даней: предводитель сборщиков Савва сообщает о распоряжении посадника Захарии не давать ему «ни единого песца». Берестяная грамота 1320—1340 годов рассказывает о доставке из Заволочья в Новгород серебра, которое новгородцы могли получать в виде военной добычи или дани, собранной у живших там угро-финских племён.

На северных территориях новгородцы пытались заниматься и земледелием. Но по вполне понятным климатическим ограничениям сельское хозяйство приносило доход малый. Поэтому новгородцы предпочитали собирать дань с местного населения, заниматься охотничьим промыслом и торговать. Причём огромной статьей дохода была не только пушнина. Настоящей золотой жилой для средневековой республики стали северные взморья — побережья Северного, Баренцева, Белого, Карского морей.

«Очень большая часть находок, которые были представлены на выставке, сделаны из моржовой кости, — рассказывает заведующий отделом хранения и изучения археологических коллекций Новгородского музея-заповедника Алексей Андриенко. — Мы с абсолютной уверенностью можем говорить, что нигде в мире нет такого количества средневековых изделий из моржовой кости, как в Великом Новгороде, так как вплоть до XV века Новгород был монополистом, который поставлял эти изделия на внешние рынки. Кроме того, богатые новгородцы тоже хотели обладать такими ценными предметами, поэтому часть этих вещей оседала здесь».

Томар - тупой наконечник стрелы для охоты на пушного зверя. Материал - дерево, резьба. X-XV вв.
Деталь саней с резьбой

Клык моржа, поступавший в Новгород наряду с пушниной, ценился как материал драгоценный: по свойствам он почти не уступал слоновой кости, отлично полировался, и благодаря строению клыка при полировке на нём отображалась текстура, которая по своему внешнему виду напоминала мрамор. Местные косторезы делали из моржовой кости предметы быта и украшения, которые за довольно большие деньги продавались, как в Западную Европу, так и в Византию.

Новгородский культурный слой — поистине уникальный, он отлично сохраняет органику. И поэтому здешнее собрание средневековых артефактов из моржового клыка самое большое в мире. На выставке «Путь на Север: истоки» экспонировалось более 20 редчайших предметов из этой коллекции.

«Причём мы представили не только конечные изделия — гребни, костяные рукояти ножей, шахматные фигурки, пуговицы, копоушки (средневековые «ватные палочки» для чистки ушей), — подчёркивает Алексей Андриенко, — мы показали также сырьё, из которого всё это производилось. Поскольку косторезы работали в Новгороде, у нас в собрании есть и отходы производства, обрезки моржового клыка. А ещё довольно редкая находка — практически целый череп моржа. Череп был в работе, но почему-то весь не был использован. Распиленный на две части он частично орнаментирован. Возможно, с ним работал подмастерье, и в какой-то момент череп был признан непригодным для дальнейшей обработки. То есть, мы показали всю цепочку от момента поступления в Новгород сырья до его обработки и конечного результата».

Так как водные пути в древние времена были одними из основных, не обошли устроители выставки и тему судостроения. Оно в Новгороде было развито с самого начала. Город стоит на реке Волхов, на водном пути «из варяг в греки», поэтому средства водного перемещения в средневековой республике играли огромную роль. Незаменимыми они были и при освоении северных земель. В коллекции музея больших и малых фрагментов судов огромное количество: шпангоуты и лодочные скамьи, наборные детали днищ и обшивки, вёсла и уключины, фрагменты мачт и многое другое... Всё это найдено в культурном слое Новгорода. И благодаря его характеристикам и работе реставраторов великолепно сохраняется. Отсутствие в почве аэробных бактерий, которые способствуют гниению органических материалов, позволяет археологам при раскопках получать предметы 800—900-летней давности практически в первозданном виде.

«Мы поднимаем кожаные, деревянные, берестяные изделия в очень хорошей сохранности, — подчёркивает Алексей Андриенко,— Конечно, все они пропитаны водой, и чтобы процесс их высыхания и дальнейшего хранения прошёл нормально, сначала они поступают в лабораторию, где их обрабатывают специальными химическими растворами. Через год—два эти предметы перемещают в музейное хранилище, и при соблюдении температурно-влажностного режима они хранятся в прекрасном состоянии многие годы».

Старинные карты

КАРТЫ ЗЕМЕЛЬ РОССИЙСКОГО СЕВЕРА: РЕАЛЬНОСТЬ И МИФЫ
В октябре 2017 года эстафету выставочного проекта «Освоение Севера — тысяча лет успеха» подхватила Москва: в Российской государственной библиотеке открылась экспозиция «Карты земель российского Севера: реальность и мифы». Прославленная «Ленинка» — второе по величине книжное собрание мира и крупнейшая библиотека Европы — развернула эту выставку в отреставрированном недавно просторном Ивановском зале.

«Выставка рассказывает об освоении севера и одновременно знакомит посетителей с историей картографии. Для Российской государственной библиотеки — это первый опыт, когда мы показываем карты во всей их красе и как исторический источник, и как художественные произведения», — сказала, открывая экспозицию, Наталья Самойленко, заместитель генерального директора РГБ по внешним связям и выставочной деятельности.

Здесь в одном пространстве собраны рукописные и печатные карты, по которым можно представить историю освоения северных территорий с XVI до XXI века. Это старинные и современные атласы, генеральные карты Российского государства и карты губерний, навигационные карты и карты экспедиций, учебные иллюстрированные карты.

Столь масштабная выставка — новый опыт для коллектива, но такая форма работы позволяет более эффективно подходить к раскрытию и пропаганде фондов Российской государственной библиотеки, подчёркивает исполняющий обязанности генерального директора библиотеки Владимир Гнездилов: «Мы сейчас, по сути, объединяем две формы работы, два направления: музейно-выставочное и библиотечное, традиционное. И с помощью таких экспозиций мы имеем возможность показать очень большому числу читателей и посетителей библиотеки наши фонды. А они у нас уникальные. Отдел картографии — это порядка 250 тысяч единиц хранения».

Раритеты, представленные на выставке, не только из фондов Российской государственной библиотеки. Часть экспонатов — артефакты из частного собрания коллекционера Андрея Леонидовича Кусакина. А три ценнейшие карты, существующие каждая в единственном экземпляре, представил Петербург, Российская национальная библиотека.

«Карта, составленная по показаниям ясновидящих, из книги Долгорукова, который лечил больных гипнозом. И вот больные, находясь под гипнозом, наговорили ему эту карту, на которой в районе Северного полюса показана земля Слава Руссии. Карта входила в состав этой книги. И в нашем отделе хранения она фигурирует не как картографическое произведение, а как некий картографический казус, — улыбается Светлана Свириденко, заведующая картографическим отделом Российской национальной библиотеки, и добавляет: «Тем не менее эта карта-миф, составленная в Петербурге в 1852 году, вполне накладывается на современные карты, где районы мифической земли Слава Руссии — это гигантские залежи углеводородного сырья и других ископаемых на Арктическом шельфе России».

Общие планы новгородской выставки

Ещё одна петербургская карта на выставке в Москве — одна из очень редких, так называемая «карта-марина». Это — общепринятое название морских карт. Составленная первоначально шведским политическим деятелем Олаусом Магнусом, она была издана в Европе в 1532 году. В Российской национальной библиотеке хранится экземпляр уменьшенного размера из переизданных в 1570-х годах. Эта карта знаменательна тем, что на ней наряду со Скандинавским впервые показан Кольский полуостров — часть нынешней территории России. И замечательна карта тем, что её украшают более 100 гравюр — рисунков, которые характеризуют территорию, одновременно с военно-историческими событиями отражают различные природные явления и пугающие загадочные. Там есть, например, изображения мифических чудовищ, пожирающих корабли. По словам Светланы Свириденко, так в XVI веке люди объясняли бесследное исчезновение кораблей в неизведанных морях.

Бесценнейшим экспонатом из Петербурга стала на выставке «Карты земель российского Севера: реальность и мифы» единственная в своём роде карта середины XVIII века из отдела рукописей Российской национальной библиотеки. На рукописи представлена карта, составленная Ломоносовым, который был тогда начальником географического департамента России, руководил всей географией страны, картографической съёмкой России. Как известно, Ломоносов занимался поисками морского северного пути. И под руководством учёного карту в 1760-х годах составил один из его учеников. На ней показаны возможные проходы по северному морскому пути. Позже Ломоносов пересмотрел свою версию. И существуют более поздние его карты, тоже рукописные, на которых путь отмечен несколько иначе.

Экспозиция в Ивановском зале Российской государственной библиотеки показывает, как постепенно расширялся круг знаний о холодном и неприступном русском Севере, как белые пятна таинственной Тартарии заполнялись реальными очертаниями побережий, гор и островов, как на карте появлялись имена первопроходцев — Виллема Баренца, Семёна Дежнёва, Витуса Беринга. И нередко ценой движения от мифа к реальности, от незнания к знанию была человеческая жизнь.

Н.Самойленко на выставке

В декабре 2017 года — очередь Санкт-Петербурга: в Государственном музее истории города развернётся выставка «Образы Севера». Экспозиция расскажет, как в столице огромного государства, расположенной на самом его краю, ещё с петровских времён велась многогранная работа по пропаганде освоения приполярных территорий, как с начала XVIII века формировался и продолжает формироваться притягательный образ Русского Севера.

Говоря о рассчитанном на три года проекте, старший вице-президент компании «Норникель» Лариса Зелькова резюмирует: «Мы — большая промышленная компания. Наши основные производства находятся на территории России за Полярным кругом. И для нас виртуальная выставочная экспедиция в то, как наши предки в течение многих столетий осваивали русский север, что предпринимали для того, чтобы выжить в суровых условиях, чтобы быть там успешными, — это способ приблизить историю к сегодняшнему дню и перекинуть мостик в будущее. Важно сформировать у наших детей причастность к светлой, большой, амбициозной идее, которая и двигала всеми, кто осваивал Север. Мы хотели бы, чтобы наше сегодняшнее дело было продолжением дела наших отцов, дедов, прадедов и поколений задолго до них. Чтобы наши дети и внуки могли эту эстафету принять и продолжить то, что сделали мы. В том числе и через любовь к собственной истории, к собственной культуре и к тем чудесным предметам и артефактам, которые символизируют эту историю и культуру». В 2018 году у Петербурга эстафету примут Выборг, Омск и Пермь.