НОВЕЙШАЯ ГОНКА ВООРУЖЕНИЙ

Дата: 
14 июля 2014
Журнал №: 
Рубрика: 
Переносной ПТРК FGV-148 Javelin. США

Текст: Александра Турчанинова

Ещё лет 15 назад никто не мог вообразить, что прогноз погоды и новости люди будут узнавать от сотового оператора, компьютеры станут сверхтонкими, а общество ещё более разобщённым. Изменился под стать переменам и военно-промышленный комплекс, появились разработки, высокоточного оружия, которые ветеранам прошлых войн нелегко представить.

Пуск оперативно-тактической ракеты "Точка-У"

РЫБАЛКА В ГОРЯЧЕЙ ВОДЕ

Прошедшим летом, в разгар кризиса на Украине, экс-президент США Джимми Картер приехал в Мурманскую область. Порыбачить. Неужели и в самом деле бывшему президенту, известному по гонке вооружений, захотелось рыбки с территории оппонента? Именно в тот момент, когда Украина становится плацдармом новой «холодной войны». В новой войне не обойтись без гонки вооружения 2.0, на этот раз – высокоточного оружия (ВТО).

Неизвестно какими изменениями для ВПК и всего арсенала страны явится грядущее изменение военной доктрины. Очевидно только, что в любом случае авангард применяемого арсенала составит высокоточное оружие. А перенос основного фронта войн современности в города из лесов и полей отразились и на укладе жизни самого обыкновенного бойца. Эти перемены стали неизбежны после того, как державы стали воевать всё больше против мирных горожан и населения урбанизированных типовых посёлков. Но города – это, прежде всего, скопление мирных жителей, которые легко могут пострадать. Намеренно взорванные высокоточными ракетами многоэтажки унесут жизни сотен тысяч жителей. Уже сегодня, для того, чтобы атаковать невооружённое население достаточно навестись по любой радиопомехе, от планшета или мобильного телефона. При этом город остаётся местом, где легко исчезнуть, особенно если речь идёт о небольшой террористической группировке. В мегаполисе и вовсе редка открытая местность, здесь сложнее применять танковые войска, а значит – высокоточное оружие в умелых руках находит своё применение, что мы могли наблюдать даже по последним сюжетам военкоров новостных каналов с территорий Новороссии. Некоторые специалисты всё же считают, что при всех разрушениях там ВТО участвовало в самых малых масштабах. Вот только, как видно, даже этого достаточно для самых чудовищных разрушений и жертв мирного города.

Бомба, оборудованная комплексом JDAM. США

Чем же определяется та самая высокая точность в неумелых руках, применимая против жилых домов и мирного населения. Комментирует эксперт: «Высокоточное оружие представляет собой широкий арсенал средств поражения и боеприпасов, высокая эффективность которых, в отличие от традиционных видов, обусловлена наличием дополнительной радиоэлектронной аппаратуры индивидуального прицеливания, наведения на заданную цель, и высокоточной доставки таких боеприпасов к данной цели», – рассказывает главный редактор журнала «Арсенал Отечества», полковник запаса Виктор Иванович Мураховский.

Ударные средства ВТО нуждаются в информационных системах, которые обеспечивают рациональное распределение средств поражения по выбранным целям и управления ими в процессе нанесения удара. «Данные системы в совокупности со средствами высокоточного поражения образуют комплексы и системы высокоточного оружия», − поясняет Виктор Мураховский. По словам эксперта, развитие микроэлектроники, генераторов и датчиков физических полей, новых материалов, информационных технологий позволило вывести ВТО на качественно новый уровень: «Управляемые и корректируемые образцы ВТО обеспечивают прямое попадание в цель или круговое вероятное отклонение в пределах всего нескольких метров».

ХОЛОДНЫЙ ДУШ ОБОРОНКИ

К сожалению, 1990-е годы принесли нашей стране огромный урон во всех областях и оборонно-промышленному комплексу в первую очередь. Стоит ли говорить о том, как по кускам растаскивали вооружение, как уходили за рубеж ракеты. Но лихие годы развала, малиновых пиджаков и спирта «Рояль» остались в прошлом. Страна начала приходить в себя, при этом стало понемногу развиваться вооружение. Требования к высокоточному оружию позволяют понять, что в оснащении им должен быть прочный паритет у разных стран, подобный ядерному. Тем более, что вышеупомянутые системы точного наведения применимы и с самыми разрушительными боеприпасами, не исключая и тех, что появятся в ближайшие годы.

Виктор Мураховский отмечает, что наиболее полно инновационные военные технологии реализованы теперь лишь в сегодняшнем облике вооружённых сил США: «Только военная машина США, ежегодный бюджет которой равен 40% всех военных расходов мира, имеет возможность интенсивно развивать практически все направления перспективных военных технологий. В этом смысле Вооружённые силы США являются авангардом, демонстрирующим генеральное направление для остальных армий мира, пытающихся выйти на современный уровень военных технологий».

Тяжёлый ПТРК BGM-71 TOW. США

По данным экспертов российские вооружённые силы существенно отстали от передовых армий в развитии современных направлений военных технологий. «Достаточно сказать, что в операциях 1990-х годов на Северном Кавказе доля ВТО в общем применении оружия составила всего лишь 1,5%, а в операции по принуждению к миру Грузии в 2008 году – 0,5%. Для сравнения, если в 1999 году (Югославия) доля ВТО в применении вооружения странами НАТО составила около 30%, то в 2003 году (Ирак) армия США поражала цели в основном ВТО, чья доля достигала 65%», такие невесёлые цифры приводит эксперт.

Однако есть место и для оптимизма. Известно, что после 2010 года Россия прилагает гигантские усилия по ликвидации отставания в современных вооружениях от передовых армий. «На госпрограмму вооружений до 2020 года направляется 20 триллионов рублей, ещё 3 триллиона – на технологическую модернизацию предприятий оборонно-промышленного комплекса. К исходу 2020 года доля современных образцов в российских Вооружённых Силах должна составить 70%», − отмечает Мураховский и добавляет, что, тем не менее, на сегодняшний день в войсках не хватает высокоточного оружия, роботизированных систем, систем управления, боевой экипировки. «По всем направлениям ведутся интенсивные разработки, но принятие на вооружение и серийные поставки в войска в основном спланированы на 2016−2020 годы», – напоминает эксперт.

ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ

Впрочем, согласно военному обозревателю издания «Новая Газета» Павлу Евгеньевичу Фельгенгауэру не всё так радужно. Ведь успех применения высокоточных боеприпасов как современного вида оружия зависит от слаженной работы всех систем наведения и самой разведки. «На Западе основа современного, сравнительно недорогого ВТО – GPS наведение, а у нас с этим проблемы: американское GPS использовать нельзя, а наш ГЛОНАСС пока недостаточно надёжен и недостаточно точно определяет координаты цели. Поэтому приходится использовать более дорогие, более капризные системы наведения, например, лазерные и оптические головки самонаведения. А они не работают, если плохая погода, дым, туман и вообще плохая видимость, − сообщил эксперт, – на Западе, конечно, есть образцы гораздо лучше. Например, переносной американский ПТУР «Javelin», который действует по принципу «выстрелил и забыл», в отличие от наших. Но, скажем, специализированная тандемная БЧ «Javelin» не слишком эффективна против небронированных целей. Есть американо-израильский самонаводящийся (так же по принципу «выстрелил и забыл») ПТУР SRAW, который существенно легче «Javelin». В модификации SRAW-MPV у него осколочно-фугасная БЧ прежде всего для городского боя».

САУ М109 А6 "Paladin" 155мм. США

Есть и системы, которые лучше прочих применяют именно для городского боя. Причём, совсем не для обстрелов жилых кварталов, а именно для поражения реального противника. Они-то интересовали нас больше всего, и Павел любезно их перечислил: «Прежде всего, авиационные средства: с лазерными, оптическими головками самонаведения. Такие остались ещё с советского времени. Можно, опять же, использовать ПТУР, но у нас его для таких целей обычно не используют. В то же время американский спецназ, например, в 2003 году в Ираке, в городе Мосул, уничтожил несколькими ПТУР «TOW» укрывшихся в здании сыновей Саддама Хусейна: Удея и Кусая. Насколько я знаю, у нас сейчас стараются догнать американцев и наладить массовое производство недорогого высокоточного оружия на основе ГЛОНАСС. Но для этого надо сначала довести до ума сам ГЛОНАСС. В своё время произошла революция, когда массово стали использовать GPS наведение. Оно, например, позволяет вести артобстрел на большую дальность, в зависимости от боеприпасов, до 40 км из гаубиц совершенно обычными боеприпасами без всяких нововведений, но с высокоточным наведением посредством GPS. Для этого нужны точные координаты цели, точные данные о рельефе местности, точные цифровые карты. Нужно, чтобы в воздухе висели беспилотники, которые будут давать, так же в режиме онлайн, информацию о цели. Сложно использовать дорогое высокоточное оружие, если у тебя нет оперативной информации о том, что происходит в районе цели. Не забывайте, что у американских и израильских военных есть оперативно-боевая информационная сеть, информационное пространство, куда поступают данные отовсюду: от беспилотников, спутников, наземных наблюдателей – в реальном режиме времени, и так становится известно, где находится даже мобильная цель», – напомнил эксперт, но наиболее ценен в комментарии Фельгенгауэра оказался, что называется, реальный пример:

«Когда я был в 2006 году на батарее израильских гаубиц, которые стреляли по Ливану от горной части границы недалеко от Сирии, там стоял центр управления: БТР, весь обвешанный антеннами, от которого к каждой гаубице М-109 (155мм) был протянут кабель управления. В центр управления поступала информация из самых разных источников, прежде всего, для беспилотников. Но не только. Боевые расчёты просто загружали в орудия пороховой заряд, а всё остальное – дело компьютера, на основании данных, которые поступали далеко от этого места. А стреляли они километров на 30−40. Оружие высокоточное, а снаряды были обычными, по 10 долларов штука. У них это называется GPS-система ведения огня, GPS-прицеливание, и у нас такого пока нет, хотя разрабатывается. Уже проводились учения с использованием израильских беспилотников, которые выдавали цели, указания артиллерии и даже системам залпового огня».

12,7-мм крупнокалиберная снайперская винтовка (ВССК) "Выхлоп". Россия

Тот арсенал, который собирается обновить для ВС Украины Европа, также может потребовать новейших средств информационной поддержки, о которых упомянул Павел Фельгенгауэр. Тем не менее об арсенале Украины и наличии всего необходимого у её новых союзников кое-что можно утверждать вполне уверенно. Открытым остаётся риторический вопрос: успеем ли мы эффективно конкурировать в том, что касается технического обеспечения наведения ВТО.

Но если всё же заглянуть в будущее, которое уже становится реальностью, то стоит уделить внимание и робототехнике, которая ведёт к вопросу, а возможна ли война дронов из апокалиптического кошмара фантастов?

ОЖИДАЯ ТЕРМИНАТОРА

И снова начнём с оппонентов. По предоставленной Виктором Мураховским информации узнаём, что мобильные наземные роботы (МНР) поступают для снабжения Вооруженных сил США последние несколько лет! «Армия США уже имеет свыше 7000 колёсных и гусеничных МНР семи различных типов для выполнения задач разведки, охранения, инженерного обеспечения. С 2005 года боевые потери МНР США в Ираке и Афганистане составили 250 единиц, что, по оценке американских военных, позволило сохранить несколько сотен жизней военнослужащих. В ближайшее время бригады армии США получат транспортные, разведывательные и другие обеспечивающие МНР, которые планируется включить в состав мелких подразделений: отделений и взводов. В среднесрочной перспективе ожидается появление МНР с оружием на борту», − рассказал Виктор Иванович.

В ответ ему эксперт Красавин, рассматривающий вопрос с точки зрения бойца, полагает, что говорить о войне дронов всё ещё преждевременно. «Война дронов будет, наверное, если мы, конечно, до этого момента все друг друга не перебьём. Думаю, это перспектива от пяти или десяти лет, потому что должно вырасти поколение, которое уже умеет этими дронами управлять. То поколение, которые мы имеем сейчас, может воевать только в интернете. Скорей всего, сначала начнутся некие состязания. К примеру, как сейчас в Японии или Америке проходят соревнования роботов. Вот и у нас, на набережной, была такая выставка, хоть и не чемпионат, на котором роботы играют в футбол», – считает практик, – по его мнению, уже на первом этапе роботы станут дешевле, подвижнее и проще в управлении, и тогда начнутся соревнования по типу страйкбола, в которых будут бегать уже не люди, а машины.Но это будущее. А пока у всех на слуху Украина. И если роботы там не использовались, то использования ВТО совершенно очевидно, вот и Дмитрий Красавин это подтверждает. Он Красавин рассказал, что обе стороны использовали винтовки Драгунова, целепопадание 500−700 метров, что очень хорошо.

Радиоуправляемый боевой робот Gladiator TUGV. США

СНАЙПЕРСКИЙ ОГОНЬ БУДУЩЕГО

Наиболее интересна городская практика применения высокоточного оружия, созданного как снайперское вооружение и его комплексы. За разъяснениями мы снова обратились к экспертам. Советник президента Лиги оборонных предприятий Владимирской области инструктор ЦСН ФСБ РФ эксперт по вооружению Дмитрий Александрович Красавин обратил внимание на особые условия боя в городе и в лесу.

Он назвал современные города некими форпостами, которые даже в условиях глобального военного конфликта мировой войны будут ими оставаться, потому что это, прежде всего укрытие, где есть коммуникации, и в которых легко найти остатки пищи. «Человек, который не может выжить в лесу, и который родился и вырос в городе, будет выживать в городе. Но и городской воин сильно отличается от лесного. Ведь в лесу, если брать не пересечённую местность, не смешанные лесополосы, а просто обычный пригородный лес, высокоточное оружие, как таковое, не нужно. Оно нужно где-то в засадах, потому что дистанция боя в лесу – это 30, максимум 50 метров, а дальше будет просто не видно, поскольку дальность прицеливания из пистолета составит 10 метров, а из автомата – 30», − считает Дмитрий Александрович. Он также видит в сложившейся на сегодня ситуации позитив глазами практика: «Есть и новые разработки, в арсенале бойцов много разных видов оружия, например, ОСВ-98, эффективная не только в городских условиях». Как утверждают эксперты, в руках спецназа высокоточное оружие это скорее ПТУРы и системы наводки на цель. Но именно уровень современных снайперских систем позволяет причислять к ним и тяжёлые снайперские комплексы, поражающие цель на многокилометровом удалении. Так, по мнению Красавина, современные российские аналоги ни чем не хуже западных: «Они, может быть, дороже и тяжелее… Есть, например, пистолет «Вектор», который не имеет аналогов в мире. Существует подводное оружие, которое также не имеет аналогов, поэтому если говорить о качестве западного оружия, то я бы не сказал, что оно лучше». Из недостатков российского ВТО он назвал прицельный комплекс, который у оппонентов лучше. «Взять хотя бы оптику Zeiss, Леопольд (Leupold). Она ведь есть и в свободной продаже, даже лицензии никакой не надо: деньги есть, пошёл в магазин, купил», – полагает инструктор ЦСН ФСБ РФ.

Снайперская винтовка Лобаева (СВЛ). ООО "Царь-пушка". Россия

Ещё одна тонкость касается стволов стрелкового оружия, Красавин заметил, что особой разницы нет, так как западная и российская линейка почти одинаковы, и на Западе и у нас всё начинается с небольших снайперских комплексов, которые работают на 150, на 200 метров, а на 300 и заканчиваются противоснайперскими комплексами, которые работают 2−3 километра, так что бетонную стену 20-сантиметровую пробивают совершенно спокойно. «По качеству немецкие «Хеккер и Кох» естественно, получше. Они сейчас больше сконцентрировались на производстве спортивного оружия. Есть финские разработки, есть американские, израильские, шведские, немецкие – какие угодно. Зато наши надёжнее. А весь мир всё равно воюет автоматом Калашникова и снайперской винтовкой Драгунова (СВД)», − добавил эксперт. Кроме того Красавин рассказал о ведущихся разработках «умных пуль». «Пуля имеет нечто вроде нанодвигателя, в процессе полёта идёт подсветка цели лазером… Но она применяется при стрельбе 1,5−2−3 километра, 12,7 калибра и выше. То есть разработка уже есть, но она безумно дорогая, чтобы делать её штатной, да и особого смысла нет. Снайперу эффективнее и проще работать просто человеческим глазом», − считает эксперт.

Среди разработчиков ВТО снайперов эксперт выделил ФГУП «ЦНИИТОЧМАШ», в прошлом советский НИИ, и ООО «Промтехнологии», торговая марка ORSIS. Эти предприятия заняты разработками высокоточного оружия, и имеющие, по его мнению, весьма неплохие шансы.

«Есть такая у нас разработка – снайперская винтовка Владислава Лобаева или СВЛ. При распаде СССР конструктор какое-то время работал на Родине, но потом уехал за границу. Что интересно, сама разработка была сделана за границей. Но с 2011 года Лобаев практически всю свою техническую базу и весь свой бизнес перевёл обратно в Россию. Но СВЛ пока ещё малоприменима. По технико-тактическим данным, по всем параметрам она представляет из себя образец стрелкового высокоточного оружия», − заключил эксперт-практик.

Дополнительный материал: