ДИКТОФОН ДЛЯ ШТИРЛИЦА

Дата: 
22 июля 2014
Журнал №: 
Рубрика: 

Текст: Кит Мелтон, Владимир Алексеенко, Детлев Врейслебен

Фотографии: Keith Melton Spy Museum, Detlev Vreisleben Collection

История оперативной звукозаписи 

По-настоящему уникальные магнитофоны активно и успешно применялись в оперативных мероприятиях территориальных подразделений, офицерами представительств и резидентур КГБ за рубежом. Все они результат упорного, творческого труда коллектива учёных, разработчиков и конструкторов института спецтехники (ЦНИИСТ) Комитета.

Продолжение. Начало в № 48

Стойка с импортными магнитофонами одного из постов радиоконтроля ШТАЗИ

ШТАЗИ. ОБМЕН ОПЫТОМ

Комитет госбезопасности щедро снабжал своей техникой молодые спецслужбы Восточной Европы и стран-партнёров СССР. Организация их работы сопровождалась помощью официальных инструкторов и офицеров-специалистов из КГБ. И это не была «игра в одни ворота», ведь товарищеский обмен технической информацией и новинками спецтехники всегда были предметом регулярных консультативных встреч ведущих подразделений госбезопасности стран Варшавского договора и КГБ. Так, например, многие миниатюрные фотокамеры и системы агентурной микрофотографии КГБ оснащались уникальными объективами, специально созданными на всемирно известном концерне «Carl Zeiss Jena». Разведки ГДР, ЧССР и других спецслужб Восточной Европы активно помогали КГБ в закупке импортных материалов и техники, даже включённых в список «эмбарго» на поставки в СССР. В этом направлении особенно активно действовала Оперативно-техническая служба ШТАЗИ и Управление «А» – политическая и научно-техническая разведка ГДР.

Оперативная звукозапись была одним из приоритетных направлений в деятельности ШТАЗИ, одной из самых эффективных восточных спецслужб. Её конструкторы успешно сочетали собственные идеи и образцы технических новинок Запада. И если институты и лаборатории КГБ имели большой опыт в оснащении оперативного состава и агентуры современной специальной техникой, то в начальный период холодной войны конструкторские коллективы ШТАЗИ только начинали свою работу. В этой связи интересно отметить, что Оперативно-техническая служба ЦРУ (OTSCIA) пятидесятых годов испытывала трудности в разработке и проектировании специальной техники из-за отсутствия конструкторской базы и острого дефицита собственных научных кадров. Финансирование долгое время оставалось бичом для конструкторов специальной техники США. Поэтому опыт КГБ в создании собственных научно-технических лабораторий и организации серийного производства спецтехники в «закрытых» цехах ведущих фотооптических, радиоэлектронных и других заводов СССР активно изучали не только на Востоке, но и на Западе.

При существенном различии в масштабах и специфике технического оснащения подразделений КГБ и служб государственной безопасности стран Восточной Европы задачи, стоявшие перед разработчиками и конструкторами, были в целом одинаковыми. Так, например, в структуре ШТАЗИ 26-й отдел (мероприятия подслушивания и телефонный контроль) и 3-е Главное управление (радиоразведка и дешифровка) были основными заказчиками аппаратуры звукозаписи. А 26-й отдел должен был обеспечивать работу собственных подразделений в каждом из 15округовстраны. Офицеры отдела вели контроль за 4000 телефонных номеров централизованно и до 1500 – на окружных постах. Ежегодно проводили до 900 мероприятий подслушивания. А 270 стационарных постов радиоразведки и радиоконтрразведки ШТАЗИ располагались в округах вдоль границы с ФРГ ив официальных зарубежных представительствах ГДР. Для обеспечения бесперебойной работы только этих подразделений ШТАЗИ требовалось огромное количество надёжных магнитофонов с высоким качеством записи, в связи с чем, оперативные и технические службы, наряду с разработкой собственной аппаратуры звукозаписи, активно использовали импортные модели.

Магнитофоны «Uher Report» различных модификаций, 1961–1997 гг.
Магнитофоны «Uher Report» различных модификаций, 1961–1997 гг.

ЖИЗНЬ ДРУГИХ

Спецслужбы и КГБ придерживались практики оснащения ведущих подразделений качественными пусть и импортными магнитофонами. Справедливости ради надо сказать, что многократные попытки КГБ организовать в СССР серийное производство ленточных магнитофонов высокого качества и надёжности не вызывали поддержку у крупных радиоэлектронных предприятий. Заводы этой промышленности предпочитали столь сложному заказу Комитета – массовое производство недорогих и, потому не особенно надёжных магнитофонов, активно раскупаемых непритязательными советскими гражданами.

А вот любимыми поставщиками техники звукозаписи для восточных и западных спецслужб в период холодной войны стали западногерманский концерн «Uher» и швейцарская фирма «Nagra». Магнитофоны марки «Uher» были надёжнее и дешевле, имели выгодные технические параметры и охотно закупались странами Востока и Запада, что ежегодно увеличивало производство и денежные обороты самой западногерманской фирмы.

«UHER REPORT»

Но самым популярным для западных и восточных спецслужб стал знаменитый портативный магнитофон «Uher Report», модификации которого можно было найти в самых разных уголках мира. Оперативные и технические подразделения армий, разведки и контрразведки, многие полицейские и детективные службы использовали «Uher Report» в мероприятиях подслушивания и для телефонного контроля. Небольшие размеры и высокая надёжность, качественная запись на четырёх скоростях, аккумулятор для автономной работы и многие другие выгодные параметры делали аппараты «Uher Report» незаменимыми для оперативной работы. В мировую историю техники звукозаписи магнитофоны серии «Uher Report» вошли как легендарные. Офицеры КГБ справедливо считали магнитофоны «Uher Report» наиболее подходящими для работы и, как правило, настаивали на включение этих магнитофонов в состав комплекта оперативной техники при планировании самых разных мероприятий, когда требовалась надёжная и качественная звукозапись. Если, например, контрольный пункт в операциях подслушивания должен был располагаться в легковой автомашине или микроавтобусе, можно было не сомневаться, что документирование информации будет организовано с помощью магнитофонов «Uher Report». Запись вербовки, длительная беседа с ценной агентурой на конспиративной квартире или в отеле, фиксирование «подозрительного» радиосигнала во время контроля эфира из автомобиля и многие другие оперативно-технические мероприятия редко обходились без использования аппаратов «Uher Report». Западные спецслужбы и, в первую очередь ЦРУ, также активно практиковали широкое применение магнитофонов «Uher Report» в самых разных операциях. Многие американские государственные ведомства и даже аппарат Президента США длительное время пользовался этими аппаратами.

Магнитофоны серии «Uher Universal 5000» 1963–1978 гг.
Магнитофоны серии «Uher Universal 5000» 1963–1978 гг.

СЕРВИС И «ГАРАНТИЯ»

В КГБ активная работа с магнитофонами марки «Uher» подтолкнула технические подразделения к тому, чтобы организовать самостоятельный ремонт и профилактику импортной техники. На местах составлялись списки наиболее ходовых запчастей, затем оперативно-техническое управление КГБ готовило «Перечень Потребности» в импортных запасных частях, которые закупали через резидентуры «под крышей» торгпредств СССР за рубежом или напрямую в ФРГ через Машприборинторг.

Военная разведка (ГРУ) и другие ведомства СССР, а также ведущие корреспонденты и журналисты советских СМИ, активно применяли аппаратуру марки «Uher Report», и потому поставки этой техники из-за рубежа для нужд КГБ не были заметными внутри потока импортной электронной аппаратуры, поставляемой в Советский Союз по разным каналам.

Другими легендарными аппаратами холодной войны стали стационарные магнитофоны серии «Uher Universal 5000», имевшие три скорости записи, электронное управление лентопротяжным механизмом, высокую надёжность и ремонтопригодность. КГБ и другие спецслужбы часто применяли эти магнитофоны для записи оперативных бесед и личных отчетов о крупных и важных мероприятиях, для прослушивания и анализа ранее записанной информации и подготовки справок. Магнитофоны эти эффективно использовали в 60−70-егоды XX века для постов радиоконтроля.

Интересно, что «Uher Universal 5000» был в комплекте аппаратуры, арестованной американской полицией в деле «Уотергейт», когда команда бывших специалистов ЦРУ пыталась организовать подслушивание одной из штаб-квартир Демократической партии США в ходе предвыборной кампании 1972 года.

Комплект: магнитофон и усилитель «Яхта» и «Nagra SN»

А в 1971 году швейцарская фирма «Nagra» начала серийный выпуск оригинального портативного магнитофона«Nagra SN» c высокими параметрами записи для нужд киноиндустрии, радиовещания и телевидения. Интересно, что разработка этого аппарата, ставшего мировым символом качества и надёжности, началась за десять лет до серийного выпуска. Неожиданно новый портативный магнитофон вызвал огромный интерес западных и восточных спецслужб, которые предоставляли столь дорогие аппараты оперативникам для скрытой записи, при маскировке техники под одеждой. В силу повышенного спроса, уже в 1972 году появляется новая модель «Nagra SNS» с увеличенным временем записи до 5 часов, получившая широкую известность благодаря своим исключительным техническим характеристикам. В практике КГБ был интересный случай обнаружения в спинке автомобильного сидения аппарата «Nagra SNS», скрытно установленного американскими спецслужбами для подслушивания личных бесед советских сотрудников, работавших в США.

КОНТРАФАКТ «ПОД ЧУЖИМ ФЛАГОМ»

Примечательный факт – на украинском радиоэлектронном заводе им. Мануильского, где многие годы серийно изготавливались проволочные диктофоны для нужд КГБ, в 80-е годы XX века попытались повторить уже ставшую знаменитой на весь мир модель «Nagra SN». Советская копия под названием «Яхта» была выпущена небольшой партией в полсотни комплектов. Каких-либо точных сведений о параметрах «Яхты» и сфере её использования не имеется. Возможно, что первые серийные образцы «Яхты» не прошли испытания, и КГБ пришлось отказаться (что случалось нередко) от советской копии. Вероятнее всего «Яхтами» планировалось оснастить территориальные подразделения КГБ, поскольку все надписи на магнитофонах и усилителях были сделаны на русском языке.

Надо сказать, что КГБ проводил агентурные и специальные мероприятия с использованием портативной аппаратуры, когда нельзя было расшифровывать принадлежность участников операций к СССР (работа «под чужим флагом» в терминах КГБ – прим. авт.). И потому большая часть отечественной спецтехники для нужд КГБ собиралась из импортных компонентов, а надписи на элементах управления делали в обязательном порядке по-английски.

Стефан Кудельский, создатель магнитофонов "Nagra"

Радиоэлектронная промышленность ГДР и ЧССР в большей степени зависела от заказов подразделений госбезопасности, владевших значительными финансовыми ресурсами для технического оснащения. В 60-е годы прошлого столетия на многочисленных постах радиоконтроля и телефонного прослушивания ГДР и ЧССР длительное время работали чехословацкие блочные магнитофоны серии «Jesenik», созданные под оригинальную кассету.

В 70-e годы прошлого века, когда только появлялись кассетные магнитофоны, немецкое предприятие «VEB Electronik Gera» выпускало специальные аппараты марки «CEG» на основе собственных идей и технических новинок Запада. Всего было поставлено пятнадцать тысяч комплектов магнитофонов для стационарных постов подразделений разведки ГДР и ЧССР.

В дальнейшем на предприятии «VEB Electronik Gera» сконструировали и серийно выпустили «двухкассетник» CAG-EZ для Главного управления радиоразведки ГДР. А поздние модификации этих специальных магнитофонов комплектовались дополнительными блоками с электронными часами для одновременной записи на кассету даты, времени и телефонного номера разговоров, проходящих через различные каналы связи, круглосуточно контролируемые ШТАЗИ.

В середине 80-х годов XX века посты радиоразведки и телефонного контроля ШТАЗИ оснащались советскими спецмагнитофонами «Береза». В этих аппаратах использовали запись на видеоленту с помощью вращающихся магнитных головок, что давало возможность одновременно записывать до 30 телефонных переговоров с радиорелейных каналов связи, контролируемых подразделениями госбезопасности ГДР.

Дополнительный материал: