NEW MEDIA И "АРАБСКАЯ ВЕСНА"

Дата: 
18 марта 2014
Журнал №: 
Рубрика: 

Текст: Николай Беляков

Анализ работы социальных сетей во время революций в Тунисе, Египте и в Ливии показывает, что их влияние на события сильно преувеличено. Тем не менее, это инструменты, которые активно используются Госдепартаментом США и другими американскими фондами и центрами для продвижения своего влияния в соответствующих странах. Фактически «новые медиа» стали лишь новыми инструментами в информационных войнах, которые США ведут в собственных интересах по всему миру.

Победа «революций» в Тунисе, Египте и Ливии дала повод политикам и журналистам с восторгом говорить о победоносных Twitter- и Facebook революциях, которые творят чудеса. Впрочем, в научных и экспертных кругах Запада к возможностям социальных сетей относятся скептически, считая, что раз раньше революционеры могли обходиться без Twitter и Facebook, то и теперь смогут.

Тем временем в стране победившей революции - в Египте, активистов пло-щади Тахрир и их американских сподвижников готовятся судить за антигосударственную деятельность. Впрочем, пока Госдепартамент США выражает озабоченность судьбой американских граждан в Египте, Facebook продолжает назначать новые цели по «демократизации», в числе которых и Россия. А потому вопрос об истинной роли New Media в революциях социальных сетей приобретает для нас особенную актуальность.

После отставки Мубарака Барак Обама в обстановке строгой секретности отужинал с главами крупнейших высокотехнологических компаний мира: Facebook, Google, Twitter, Yahoo!, NetFlix, Oracle. Говорят, на тайную вечерю вытащили даже уже умиравшего от рака шефа Apple Стива Джобса. Считается, что, таким образом, Обама стремился закрепить успех и спешит с помощью высоких технологий распространить свою тунисско-египетско-ливийскую победу на другие страны региона и далее по миру.

Впрочем, учитывая, что информация об этой встрече обнаружилась только в одном, причем, российском источнике, хоть и связанном, вероятно, со спецслужбами, может быть это одна из тех историй, которые заполонили интернет и прочие СМИ после начала «арабской весны» и триумфальной победы «революции социальных сетей» в Тунисе и Египте.

Шок «революций», сотрясающих арабский мир, оказался настолько силен, что многие СМИ приняли за чистую монету, например, информацию о том, что «саудовский король по совету Golgman Sachs покупает Facebook за 150 миллардов долларов, чтобы предотвратить арабскую революцию». Причем, читателям напоминают, что еще недавно Golgman Sachs оценил Facebook «невообразимой суммой – 50 миллиардов долларов».

«Сенсационную новость» перепечатали многие СМИ, не обратив внимания ни на баснословные цифры, ни на то, что первоначально она была опубликована в юмористической колонке популярного блоггера Дона Уайерса.

Серьёзность, с которой стоит относиться к социальным сетям, подтверждают и беспорядки в Великобритании, и акции протеста, организованные с помощью социальных сетей в странах Европы и США, а так же то, что и США и европейские страны, с одной стороны ратуя за свободу интернета, вводят ограничения на его использование.

В Германии правительства ряда земель обсуждают проекты законов о запрете использования Twitter и Facebook для организации собраний и вечеринок. В Великобритании двум подросткам, в шутку опубликовавшим в Facebook призывы «пойти что-нибудь погромить» судом были назначены сроки по четыре года лишения свободы. Хотя и было доказано, что конкретно их призывы, ни к каким погромам не привели. Для сравнения в «тоталитарном» Египте блоггерам призывавшим к беспорядкам назначают не многим больше, чем в Великобритании – пять лет лишения свободы.

В США еще в 2006 году был принят закон, поставивший крест на конфиденциальности пользователей. А теперь здесь обсуждается законопроект, после принятия которого президент страны получит право отключать интернет на территории США сроком до 120 дней.

Примечательно, что после публикации в одном из номеров журнала New Yorker статьи «Разменная монета: почему революция не будет щебетать (Twitter с английского переводится, как "щебетать, чирикать". - Н.Б.), в западных журналистских и экспертных кругах прошла дискуссия о роли социальных сетей в современных революциях. Ее участники разделились на киберутопистов, считавших, что социальные сети могут перевернуть мир, и киберскептиков, утверждавших, что ни для Великой французской революции, ни для Октябрьской революции в 1917 ни Twitter ни Facebook не потребовались, а потому и сегодня революционеры могут обойтись без них.

После победы «революций» в Тунисе, Египте и Ливии может показаться, что позиция киберутопистов нашла практическое подтверждение. Однако главные герои киберреволюций в Ливии, Египте и Тунисе, почему-то оказались по большей части в стане киберскептиков.

Чтобы понять какую роль сыграли новые СМИ в арабской весне, требуется проследить хронологию событий в той ее версии, которая отражает работу социальных сетей Twitter и Facebook, статистику посещения данных ресурсов, а так же упомянуть о социальных процессах, происходящих в упомянутых арабских странах.

ТУНИС. ХРОНОЛОГИЯ СОБЫТИЙ

Фактически точку на дебатах о роли новых СМИ в Тунисе ставит тот факт, что интернет в стране был заблокирован еще в 2008 году.

Ряд исследователей считает, что революцию в стране инициировал WikiLeaks, опубликовав сообщения американского посольства, о коррупции в семье президента Туниса Бен Али. Однако тунисцы не могли прочитать эти сообщения, так же как и пользоваться Facebook. Впрочем, революцию в Тунисе называют Twitter-революцией. Однако пользование Twitter, было просто не по карману большинству тунисцев.

Спуковым крючком тунисской революции стал акт самосожжения 17 декабря 26-летнего Мохамеда Bouazizi, из Сиди-Бу-Зид на Юге Туниса. Социально-экономическая ситуация в стране была настолько напряжена, что этого «незначительного», по словам английской «Гардиан», инцидента оказалось достаточно, чтобы отправить Бен Али в отставку.

Уже 17-го вечером в Тунисе начинаются волнения, которые постепенно пе-рерастают в серьезные массовые демонстрации. 19 декабря в Facebook появляется первая страница посвященная протестам против диктатуры президента Туниса Бен Али. С этого же дня в Facebook, YouTube и Flickr активно публикуются видеоролики и фотографии с митингов и акций протеста. Однако только через 26 дней восстания - 12 января мониторинг отмечает первый призыв к собраниям через Twitter. В группе, объединенной хэштегом #sidibouzid, появляется сообщение пользователя @glennnnnM: «Истинная сила тунисцев (будет видна), если завтра мы все соберемся в центре города, чтобы показать наш гнев».

Среди прочих обращает на себя внимание сообщение пользователя @tunisiacrowdmap, появившееся в Twitter 13 января: «нам не нужны #Ushahidi и #sidibouzid, ни обмана, ни фантазии "цифровой активности", пожалуйста! это чистая и 100% тунисская работа!». Речь идет о том, что группы #Ushahidi и #sidibouzid модерируются из-за рубежа. Модератор #sidibouzid находился в Европе. #Ushahidi – кенийская неправительственная организация, спонсируемая из США.

13 января в группе #sidibouzid появляется новый призыв: «Завтра: 1 млн. тунисцев ударит мирно прямо в центре Хабиб Бургиба». И это «завтра», то есть - 14 января становится последним днем тунисской революции, когда президент страны уходит в отставку. И лишь за несколько часов до этого в Тунисе включают интернет. Фактически те не многие тунисские блоггеры, кто мог каким-то образом выходить в интернет, работали лишь на информирование внешней аудитории, и их главной задачей было обеспечение международного давления на Бен Али.

14 января 2010 года

В 0:43 проходит сообщение пользователя @yroog о том, что BTOT (проф-союзы Туниса) назначили на 11 утра всеобщую забастовку и демонстрацию. Примерно в это же время пользователи обнаруживают, что интернет больше не блокируется. «Даже порносайты находятся без цензуры, что случилось?» - удивляется пользователь @walidsa3d из группы #sidibouzid.

Собственно это последний день революции в Тунисе. В результате событий случившихся в течение 14 января, Бен Али ушел в отставку и уехал из страны. Примечательно, что интернет в стране включают лишь на 28-й день от начала событий, а потому не приходится говорить о том, что Facebook, YouTube и прочие новые СМИ могли оказать какое-то влияние на тех тунисцев, которые вышли на площади еще в декабре.

Стоит так же обратить внимание на то, что «рабочим языком» «тунисских» групп в Twitter был французский. Сообщения на арабском встречаются значительно реже. Многие исследователи отмечают, что «арабская весна» - это выступление арабской молодежи, но лишь однажды прозвучало, что революцию в Тунисе сделали студенты, обучающиеся в Европе.

Это, безусловно, не совсем так. Большинство экспертов подчеркивают, что причины революций в Египте, Йемене и Тунисе носят вполне реальный экономический характер, так же как причиной волнений в Бахрейне стали реально обострившиеся национальные отношения. У Ливии был несколько свой путь в революцию, но и в этой стране поводом для начала волнений стали вполне объяснимые причины.

Но говоря о роли социальных сетей и влиянии их на молодежь, следует отметить, что Facebook и Twitter, кроме того, что обеспечивают, прежде всего, международное давление на правительства пораженных волнениями государств, оказывают влияние именно на молодых людей из среднего класса, которым пользование этими сервисами доступно. Повторимся, что, за исключением Бахрейна, где интернетизация населения почти 100-процентная, доступ к интернету, а, следовательно, и Facebook довольно дорогое удовольствие для жителей арабских стран. Использование Twitter, в значительной степени увеличивает счета за мобильную связь, что так же в этих странах может позволить себе отнюдь не каждый.

Подтверждением этому являются замечания участников неудавшейся Twitter-революции в Иране в 2009 году, а это, прежде всего, молодые люди из обеспеченных семей, которые отмечают, что иранская революция провалилась именно потому, что не была поддержана рабочей молодежью.

ЕГИПЕТ. ХРОНОЛОГИЯ СОБЫТИЙ

События в Египте так же были спровоцированы, прежде всего, тяжелой экономической ситуацией в стране. Общим с Тунисом здесь является и высокий уровень цен, и высокий уровень безработицы. Но в Тунисе события начались спонтанно, а в Египте они планировались заранее.

Ноябрь 2004 года

300 египетских интеллектуалов, при поддержке Международного центра ненасильственных конфликтов (США), создают движение «Кифая» (Хватит). Параллели с сербскими, грузинскими, украинскими – «Отпором», «Кмаррой» и «Пора» очевидны.

2005 год

С декабря 2004 года «Кифая» проводит акции протеста по всему Египту, кульминация которых приходится на период парламентских выборов 2005 года. Но организации не удалось достичь каких-либо радикальных политических реформ. С тех пор движение отходит на второй план, способствуя, тем не менее, созданию новых групп, в том числе движений за независимость университетов, работников за перемены, молодежи за перемены, врачи за перемены и других.

2008 год. Апрель

При содействии «Кифая» в Facebook создается группа «6 апреля – День гнева», которая призывает страну к всеобщей забастовке в поддержку забастовки на текстильной фабрике в городе Махалла, начавшейся накануне.

К этому времени призыв к всеобщей забастовке в Египте ходил уже более недели в Интернете, с помощью текстовых сообщений по электронной почте и SMS, и в социальной сети Facebook. Однако забастовка, по данным МВД Египта, началась только после провокации, когда на фабрику позвонил неизвестный и объявил, что ее работникам будет снижена зарплата.

В поддержку забастовки в Махалле «Кифая» призвала египтян на демонстрации, а тех, кто боится столкновений с полицией – просто не выходить из дома.

О том, как этого добивались, свидетельствует рассказ одного каирца, работавшего водителем высокопоставленного чиновника. На допросах в полиции о том, почему он не был на работе, он рассказал, что с утра к нему зашел знакомый, который сказал ему, что правительство в этот день организует забастовку. Дескать, где-то в городе должны показывать голландский фильм, в котором проклинают пророка. А потому правоверных мусульман призывают выразить свой протест и остаться дома в знак не согласия с авторами фильма. А Министерство внутренних дел будет проверять выполнили ли египтяне соответствующие действия (далее идет список того к чему призывала оппозиция, например, держать ставни закрытыми). А тех, кто не выполнит, будут арестовывать. Причем, оказывается, что слухи об этом он слышал и раньше.

Данный рассказ свидетельствует не только о методах работы оппозиции, но и о развитии средств коммуникации в стране, где даже водитель высокопоставленного чиновника получает информацию из слухов. Во время демонстрации в Газе полиция только арестовывает около 500 человек. 6 апреля в столкновениях появляются и первые жертвы – 20-летний юноша и 9-летний мальчик.

Вот как это описывает в своем блоге, ведущемся на английском языке некая Zeinobia – «простая египетская девушка», в блоге которой нет ни слова на арабском: «(противостояние с властями) достигло точки невозврата, когда два человека были убиты, чтобы стать первыми мучениками 6 апреля, которое я всегда буду помнить, первый был 20-тилетний молодой человек, а второй девятилетний мальчик. Сегодня в Газе был убит мальчик!»

Отмечается, что основная масса участников – подростки с 11 до 16 лет, многие из которых вооружены, как минимум холодным оружием. Эти «мирные демонстранты» жгут АЗС, машины, разбивают витрины магазинов и громят их, нарушают линии электропередач. Очевидно, что полиция намерено, провоцируется на жесткие меры противодействия «мирным демонстрантам».

О том, что творилось в самой Махалле, где бастовали текстильщики, свидетельствует заголовок заметки в блоге Zeinobia о данных событиях – «Махла в огне». События перекидываются и на другие города Египта. В честь солидарности с бастующими текстильщиками блоггеры начинают организовывать новые акции. В Facebook блоггер Atralnadal (под этим псевдонимом скрывался музыкант Рами Эссам, получивший известность благодаря тому, что написал «гимн египетских революционеров» и ролик с ним выставил на YouTube), опубликовал несколько призывов. В одном он объявил о сборе митинга протеста 12 апреля «ровно в полдень возле здания Верховного суда». В тот же день в другом сообщении он призвал всех «кто в состоянии» пробираться в осажденный лагерь бастующих в Махалле. Потом, на своей странице, он объявляет о времени встречи журналистов с бастующими: «У входа в лагерь в одиннадцатом часу утра в пятницу, 11 апреля». Среди координаторов он дает имена и адреса электронной почты двух египтян-сотрудников Американского университета в Каире.

Май

Сразу после апрельских событий группа активистов «Кифая» едет на учебу в США. Здесь, как сообщает Freedom House, «ребята приобрели навыки в общественной мобилизации, лидерства и стратегического планирования, узнали как извлекать выгоду от сетевых возможностей на основе взаимодействия с вашингтонскими координаторами, сотрудничества с международными организациями и средствами массовой информации. После возвращения в Египет, ребята получили небольшие гранты для реализации инновационных инициатив, таких как пропаганда политических реформ через Facebook и SMS-сообщений».

Декабрь

В декабре в США едет учиться новая группа, которая проходит семинар с участием «Facebook», «Google», «YouTube», «MTV», «Howcast», юридического факультета Колумбийского университета и Госдепартамента США. Участники семинара отрабатывали практические приемы использования сетевых ресурсов «в борьбе с насилием и угнетением». По данным американских правительственных организаций по программам в области развития демократии Госдепартамента США обучение в США в 1998 году прошли – 3300 человек из Египта, в 2007 – 47300, в 2008 – 148700 египтян.

2010 год

Одна из последних групп из Египта проходит обучение в США с 27 февраля по 13 марта. В ходе поездки блоггеры прошли обучение цифровой безопасности, получили навыки цифровых видео-решений, подготовки цифрового картографирования. Ребята приняли участие в брифинге Сената, а также встретились с высокопоставленными должностными лицами в государственных структурах и Конгрессе, а также с представителями международных СМИ, включая аль-Джазира и Washington Post».

А уже с мая 2010-го в стране начинается очередная волна протестных акций. На волне борьбы с диссидентами 7 июня египетские полицейские в Александрии убивают молодого человека по имени Халед Саид. 10 июня в Facebook появляется анонимная страница «Мы все Халед Саид», где рассказывается об этом убийстве. Здесь же позже появляется призыв к всеобщей забастовке 25 января 2011 года, который в течение первых трех дней собирает 50 тысяч сторонников.

Создателем страницы был Wael Ghonim, исполнительный директор Google по Ближнему Востоку. Про него известно, что он проходил обучение в США, и ряд арабских пользователей подозревают его в сотрудничестве с ЦРУ.

Движение «6 апреля», а с ними и «Кифая» поддержали инициативу созыва забастовки и создают в Twitter группу с хэштегом #Jan25. Как «6 апреля» активно использовало сотовые телефоны, блоги, Twitter, Facebook, YouTube для документирования эксцессов с полицией, организации встреч и протестов, оповещения друг друга, в частности о действиях полиции, и для оказания юридической помощи тем, кто был арестован.

2011 год

14 января, то есть еще за 10 дней до начала объявленной забастовки, на странице «Мы все Халед Саид» было зарегистрировано более 350 тысяч сторонников. Впрочем, организаторы все равно не слишком надеялись на успех. Главная роль, которая отводилась таким ресурсам как блоги, Twitter, Facebook, YouTube состоит, прежде всего, в информировании внешней – европейской и американской общественности, и СМИ – той же аль-Джазиры, например.

Для организации же событий в самом Египте на первое место выходили более «древние» методы – прямое общение, листовки, и уже ставшие почти традиционными – SMS. Традиционно местами встреч назначаются мечети, а уже здесь, собравшиеся группы связываются друг с другом, выясняют свои силы и определяют свои дальнейшие действия. Именно поэтому в первых призывах места встреч еще не назначаются.

16 января

На странице «Мы все Халед Саид» появляется очередной призыв к забастовке и подробные инструкции о том, как работать со СМИ, как распространять в интернете информацию, видео- и фото отчеты о событиях, как работать с людьми старшего возраста, как организовывать явку на акцию. Даются технические инструкции и интернет-адреса координаторов направлений.

25 января

Правительство Египта зачем-то отключает весь интернет в стране и мобильную связь. Как потом отметил, теперь уже бывший министр связи Египта, - это была самая большая ошибка правительства в этих событиях.

По оценкам экспертов, отключение практически не привело к снижению аудитории в Facebook и Twitter. С одной стороны это еще раз доказывает преобладание в них внешнего по отношению к Египту элемента. С другой, безработная молодежь, сидевшая до этого дома в интернете и не принимавшая ранее участия в событиях теперь вышла на улицы, потому что ей больше нечего было делать. В итоге, правительство само обеспечило массовость первых выступлений возмущенной молодежи.

26-27 января

После удачной акции 25-го января в сети появляется новый призыв провести День гнева в пятницу 28 января. Местом встреч назначаются мечети, которые один из американских экспертов назвал «сетевым инструментом». «Протесты были запланированы по всему Египту на пятницу, чтобы извлечь выгоду из способности религиозного истеблишмента собирать, организовывать, вдохновлять и развертывать большие группы людей, при полной легитимности мечетей и их действий».

28 января

В результате новых демонстраций протестующие захватывают площадь Тахрир и устраивают там постоянный лагерь, вокруг которого и разворачиваются дальнейшие события. Полиция не справляется с протестующими, тем более что любое ее действие вызывает бурю возмущения мировой общественности. Главная роль, которая выпадает в это время на новые СМИ – поставка видео- и фото- информации для СМИ традиционных, благодаря которым и производится возмущение европейской и американской публики.

11 февраля

После двух недель противостояния, паралича полиции, без-действия армии и под сильнейшим международным давлением Мубарак подает в отставку.

НЕМНОГО СТАТИСТИКИ

Казалось бы, события в Египте демонстрируют торжество социальных сетей. Но Марк Цукерберг, создатель Facebook, после визита в Египет летом 2011, рассказал: «Когда я был в Египте, люди объяснили мне, почему они стекались на протесты в начале этого года. Их истории сосредоточены на личных трудностях и жалобах. Имела место власть "уличных сетей", или методов, используемых в мечетях, профсоюзах и общественных организациях, которые сплачивают людей рабочего класса. Почти никто из них не использует социальные медиа (Менее 5 процентов населения Египта использует Facebook, и менее 1 процента использует Twitter). Некоторые египетские блогеры объяснили мне, что они пришли к площади Тахрир только после того, как режим Мубарака выключил Интернет».

По данным арабских исследовательских организаций, только 20 процентов участников протеста на Тахрир узнали об акциях из Интернета.

Служба мониторинга социальных медиа фирмы Sysomos проанализировала twitter-сообщения за декабрь 2010-февраль 2011. Из 52 миллионов твиттов, посвященных революциям в Египте, Тунисе и Йемене - только 14 642, или 0,027 процента, по местонахождению определяются, как Египет, Йемен и Тунис ... Из этих людей, 88,1 процента были из Египта, 9,5 процента из Туниса и 2,13процента из Йемена».

При таких статистических показателях, с достаточно большой долей уверенности можно говорить о том, что роль социальных сетей в арабской весне, кажется преувеличенной. Зато акцент на организующей роли мечетей и последующая победа «Братьев мусульман» на выборах в Египте более наглядно демонстрируют какие силы реально организовывали и руководили египетскими событиями.

ВЫВОДЫ

Рассматривая роль социальных сетей в арабских революциях, прежде всего, стоит отметить, что Facebook, Twitter и прочие не существуют сами по себе и не играют ни какой самостоятельной роли. Считается, что Facebook, используется для назначения даты, Twitter – для тактического реагирования на ситуацию, Google и YouTube – для информирования общественности. Однако – это лишь отведенные им роли инструментов в том сложном комплексе революционных мероприятий, сценарий которых разрабатывается американскими стратегами.

Практика показывает, нет смысла бороться с инструментами. Многолетнее блокирование интернета в Тунисе не уберегло страну от переворота. Отключение интернета в Египте лишь привело к тому, что на улицу вышло несколько тысяч обозленных молодых людей, а экономика страны понесла убытки в размере 90 миллионов долларов за первые 3 дня блэкаута.

Кроме того, сценарий всегда предусматривает применение дублеров. Во время, так называемой, Twitter-революции в Молдавии, здесь вместе с Румынией насчитывалось всего 70 пользователей Twitter, поэтому основная координация действий толпы проводилась с помощью SMS.

В Египте главную роль в организации протестов играли мечети, а не Facebook. YouTube лишь избавил журналистов от необходимости выезжать в горячие точки. Кадры же для YouTube, и фотоматериалы для Flickr готовят профессиональные «революционеры» подготовка, которых для разных стран уже несколько десятилетий ведется в одних и тех же центрах.

Не случайно связи между Facebook, Twitter, Google, Госдепартаментом США, фондами Freedom House, NED, POMED, ЦРУ, британской разведкой, аль-Джазирой и CNN, и множеством других коммерческих компаний и негосударственных фондов, как в США, так и на местах, сами по себе напоминают развитую социальную сеть, которая использует местных диссидентов в своих целях. А цель - оказание давления на строптивые правительства.

Противостоять подобному давлению можно лишь оперативно реагируя даже не на американскую повестку дня, иначе мы все время будем отставать, а на социальные сигналы самого общества.