ПРАВОВОЙ ЛАБИРИНТ

Дата: 
02 февраля 2015
Журнал №: 
Рубрика: 

Текст: Александра Турчанинова

Известно, что после того как рухнул железный занавес, наша страна, предвкушая торжество западных ценностей, пережила разгул криминала 90-х и опьянение от свободы. Такие тогда демократичные и либеральные, с хмельной головой ещё от «ельцинского» спирта «Рояль» граждане, получив новый правовой статус, ринулись вступать во всевозможные международные организации.  

Слушания Международного суда

КТО СУДЬИ-ТО?

Начнём с того, что последней организацией стала пресловутая ВТО, после чего мы вернули Крым и нас перестали куда-то брать – даже наоборот: начали резво вычёркивать. Только в прошлом году Россия оставила Большую восьмёрку, а теперь с нами не хотят общаться в ПАСЕ и Совете Европы. Остаются пока в союзниках Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, ООН, Совет Европы, АТЭС, Международная организация по стандартизации, G-20 и наш собственный, потому и дружелюбный ШОС.

Кроме того, Россия ратифицировала Конвенцию Организации экономического сотрудничества и развития о взаимной административной помощи по налоговым делам только в ноябре прошлого года, а ранее Европейскую конвенцию по правам человека. К тому же немало конвенций ООН, Европейскую хартию местного самоуправления.

Страна на протяжении 24 лет вступала в международные организации, чтобы идти в ногу с мировым сообществом. Удалось нам это или нет, оценивают теперь международные суды. Их решения, в том числе об утверждении мировых соглашений, признаются и исполняются в Российской Федерации, если это предусмотрено международным договором, так говорит буква, а что говорит дух законов – совсем другая история.

Для прояснения ситуации и понимания того, какие суды наиболее влиятельны в Европе, редакция журнала обратилась к правозащитнику из страны – участницы ЕС, Латвии, Алексею Димитрову, убеждённому приверженцу международного права, который в переписке отметил, что верит в справедливость этих судов. Благодаря эксперту становится понятно не только огромное количество данных инстанций, но и история их появления.

Итак, международные суды – явление сравнительно новое в международном праве. Об их создании начали по-настоящему задумываться в XIX веке, чтобы споры между государствами решались не на поле брани, а в кабинетах судей. Однако система международной юстиции расцвела только после Второй мировой, когда окончательно стало понятно, что война не может считаться допустимым способом разрешения разногласий. Деятельность международных судов базируется на двух принципах. Первый: чтобы суд мог рассмотреть иск против какого-либо государства, это государство должно согласиться с юрисдикцией суда. Оно может сделать это прямо (например, направив в суд согласие с рассмотрением конкретного дела) или косвенно (ратифицировав международную конвенцию или вступив в международную организацию, которая предусматривает рассмотрение споров в конкретном суде). Второй принцип: каждый суд имеет ограниченную юрисдикцию. Например, Европейский суд по правам человека не будет рассматривать иск о нарушении норм международного морского права – его компетенция исчерпывается вопросами прав человека.

Конференция Лиги Наций. Женева. 1924 г.

ПАЛАТЫ ДЛЯ ФЕМИДЫ

История Международного суда начинается с его предшественницы – Постоянной палаты международного правосудия. Она была создана под эгидой Лиги Наций и провела своё первое заседание в 1922 году. Рассматривали дела между государствами, снабжали Лигу Наций консультативными заключениями по вопросам международного права. Палата базировалась в Гааге и до 1940 года успела рассмотреть 29 дел между государствами, а также дать 27 консультативных заключений. Дела были самыми разными – о задержании в Кильском канале французского судна с военным грузом, о доступе в школы с немецким языком обучения в польской Верхней Силезии. В 1937 году Эстония обратилась в Палату с иском против Литвы. Согласно Тартускому мирному договору Эстонии были переданы акции компании, которая владела железной дорогой Паневежис – Салдутишкис, и компания хотела взыскать с Литвы компенсацию за национализацию этой железной дороги. Палата сочла, что компании следовало сначала попытаться решить вопрос в национальных литовских судах, и прекратила рассмотрение дела.  

Когда началась Вторая мировая война, Палата формально продолжала существовать и перебралась в Женеву, однако дела уже не рассматривала и была распущена в 1946 году. После войны было решено создать Международный суд под эгидой ООН, который по сей день находится в Гааге.   

На данный момент суд рассмотрел или начал рассматривать 161 дело. Много дел касается территориальных споров между государствами. Из дел последних лет можно выделить следующие.

Югославия против США и Испании по поводу бомбёжек во время косовского кризиса (в 1999 году Международный суд прекратил дело, поскольку государства-ответчики не дали согласие на рассмотрение и между сторонами не было договора, предусматривающего рассмотрение дел в суде). Сербия и Черногория против Бельгии, Канады, Франции, Германии, Италии, Нидерландов, Португалии судилась по поводу тех же бомбёжек (в 2004 году суд прекратил судопроизводство, сочтя, что на момент подачи иска Югославия не была членом ООН, поэтому не могла обращаться в суд). Босния и Герцеговина против Сербии и Черногории по поводу событий во время боснийской войны (в 2007 году суд решил, что Сербия и Черногория не несёт ответственности за геноцид в Боснии, однако несёт ответственность за непредотвращение геноцида в Сребренице в 1995 году).

Дворец мира - Международный суд ООН в Гааге, Нидерланды

Грузия против России по поводу событий в Абхазии и Южной Осетии в 2008 году (в 2011 году суд прекратил дело, поскольку упрёки в этнической дискриминации на данных территориях Грузия сначала должна была адресовать через прямые переговоры или Комитет ООН по ликвидации расовой дискриминации).   

Было ещё и консультативное заключение по делу Косово (на вопрос Генеральной Ассамблеи ООН суд ответил, что декларация независимости Косово 2008 года не нарушила международное право, поскольку там отсутствует запрет на одностороннее объявление независимости).

Постоянная палата третейского суда является старейшей организацией для разрешения международных споров. Она создана в 1899 году по итогам Первой Гаагской мирной конференции. Изначально при Палате, как и было запланировано, рассматривались споры между государствами. Затем в связи с созданием Постоянной палаты международного правосудия фокус переместился на дела, где с государством судится иностранное юридическое лицо – например, инвестор, который считает, что ответчик не выполнил договор о защите инвестиций с государством инвестора. Однако в последние годы дела между государствами всё чаще снова попадают в регистр Постоянной палаты третейского суда − стороны привлекает возможность больше влиять на подбор судей и конфиденциальность.   

В некоторых договорах Палата является обязательным механизмом рассмотрения споров. Например, в последние годы Палата выступала в качестве секретариата при рассмотрении споров Эритреи и Эфиопии (по итогам войны между этими государствами), Эквадора и США (в связи с двусторонним договором о защите инвестиций), Дании и Евросоюза (о мерах ЕС против Фарерских островов в связи с ловлей сельди). В настоящее время при Палате рассматривается спор между Нидерландами и Россией в связи с задержанием судна Arctic Sunrise.

В то же самое время львиную долю дел составляют споры иностранного инвестора с государством. Например, в июле 2014 года арбитраж закончил рассматривать объёмное дело компании «ЮКОС», постановив, что Россия нарушила Договор к Энергетической хартии своим поведением в отношении иностранных инвесторов. Сейчас в производстве находится иск ОАО «Газпром» к Литовской Республике, касающийся защиты инвестиций.

Постоянная палата третейского суда не является монополистом в рассмотрении споров иностранного инвестора с государством. Во многих договорах о защите инвестиций фигурируют другие арбитражи, способные быстро рассмотреть дело. Например, при Всемирном банке в системе ООН существует Международный центр по урегулированию инвестиционных споров, секретариат которого базируется в Вашингтоне (сейчас в производстве центра находится дело литовской компании E energija против Латвийской Республики). Другой пример – Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма, который в своё время стал популярным в связи со своим нейтралитетом при рассмотрении торговых споров между СССР и государствами Запада. Именно в этом стокгольмском арбитраже будет рассматриваться иск украинской компании «Нафтогаз» к ОАО «Газпром».

Первая Гаагская конференция. 1899 г.

В 2002 году в Гааге начал функционировать Международный уголовный суд. В его компетенцию входит уголовное преследование лиц, несущих ответственность за геноцид, военные преступления, преступления против человечности и агрессию.

В некоторых случаях рассмотрение споров между государствами требует специальных знаний в какой-либо области права. Поэтому некоторые международные договоры предусматривают создание особого органа, который будет рассматривать споры на основании такого договора. Один из примеров – Международный трибунал по морскому праву, который находится в Гамбурге. Он начал работу в 1996 году на основании Конвенции ООН по морскому праву. В составе трибунала 21 судья, на данный момент в суд поступило 22 дела. Как и Международный суд, трибунал не только рассматривает дела между государствами, но и даёт консультативные заключения. Например, этот трибунал рассматривал дело об освобождении судна Arctic Sunrise (спор Нидерландов и России).       

Другой пример – Орган по разрешению споров Всемирной торговой организации (Женева). Его задача – разрешать споры, связанные с применением норм ВТО. Если по соответствию этим нормам возникает спор, государства должны провести двусторонние консультации. Если решение не найдено, назначается панель из 3 − 5 независимых экспертов, которые анализируют дело и выносят своё решение. С 1995 года в регистр Органа по разрешению споров попало 486 дел, но большинство из них решается по обоюдному согласию участников. Из дел этого года стоит выделить жалобу Российской Федерации на нормы «Третьего энергетического пакета ЕС» и жалобу ЕС на российские тарифы на некоторые товары.

Пожалуй, самый загруженный международный суд находится в Страсбурге – ЕСПЧ. Он рассматривает дела, связанные с нарушениями Европейской конвенции о правах человека. Суд был создан в 1959 году и вынес решения примерно по 18 000 дел. При этом ещё несколько десятков тысяч дел находятся в производстве – правда, не все они дойдут до решения по существу, большинство жалоб будет признано неприемлемыми. Гораздо реже рассматриваются дела между государствами – когда одно государство считает, что другое серьёзно нарушает конвенцию. Например, в этом году Украина подала две жалобы против России в связи с ситуацией в Крыму и на Восточной Украине. От физических и юридических лиц по этим ситуациям подано около 160 жалоб против России, Украины или обоих государств.

С 1952 года в Люксембурге существует даже суд Европейского союза, который следит за выполнением норм этой международной организации. Суд рассматривает споры между органами ЕС и государствами ЕС (причём даже органы ЕС могут судиться между собой). Также он правомочен рассматривать жалобы индивидуальных физических и юридических лиц, направленные против органов ЕС (но не против государств). Все эти дела должны касаться нарушений нормативных актов Евросоюза – суд не имеет права рассматривать дела, связанные только с национальным правом государств – участников ЕС.

Задержанное в России голландское судно "Arctic Sunrise"

ПРАВОСУДИЕ В ДЕЙСТВИИ

Вернёмся к «справедливости» и абсолютной «неполитизированности» европейских судов. Вспомним дело нашего ветерана Великой Отечественной войны Василия Макаровича Кононова. 17 мая 2010 года после многолетней тяжбы – а заявка была зарегистрирована в 2004 году – большинством в 14 голосов против 3 Большой палатой ЕСПЧ было принято решение в пользу латвийских властей. Суд посчитал, что Кононов нарушил ряд статей международного права.

28 июля 2014 года Международный арбитражный суд в Гааге постановил, что государство осуществило полномасштабную атаку на ЮКОС и её бенефициаров с целью обанкротить компанию и присвоить её активы в пользу государственных компаний «Роснефть» и «Газпром», таким образом экспроприировав собственность и нарушив положения Договора к Энергетической хартии.

На сумму компенсации в 50 миллиардов долларов, которую Постоянная палата третейского суда в Гааге присудила бывшим владельцам ЮКОСа за экспроприированную у них российским государством компанию, 15 января начали начисляться проценты. Их размер определяется по доходности 10-летних казначейских бумаг США, которая в настоящее время составляет 1,89%. Как известно, выполнить решение Россия должна была до 15 января, но представитель финансово-экономического блока правительства РФ сообщил, что в федеральном бюджете на 2015 год расходы на выплату компенсации по делу ЮКОСа не предусмотрены.

Это напоминает ушедшую в народ трактовку: «Гаагский суд вынес решение, обязующее Россию выплатить компенсацию бывшим владельцам ЮКОСа, но Мытищинский суд Москвы уже отменил его». Этот анекдот, иными словами, vox populis, родился по одной простой причине – как бы ни любила наша власть инициативы снизу, а люди уже давно не имеют никакого желания подчиняться решениям иностранных государств. С юридической точки зрения приходится отметить, что по состоянию на сегодня исполнение решения международного арбитража не является автоматическим и бесспорным не только в нашей стране – участнице конвенции, а рассматривается в каждой конкретной юрисдикции. Во-вторых, из российской госсобственности вряд ли удастся что-либо арестовать, так как большинство таковой обладает иммунитетом. А вот если сюда привлекут как ответчиков «Роснефть», «Газпром», РЖД и другие ОАО, которые на Западе давно считают государственными, сумеют это провести через суды различных юрисдикций, то собственность наших компаний за рубежом может быть арестована.   

БЕЗ РАТИФИКАЦИИ

Политизированность международных инстанций и их сущность рассмотрел Александр Мезяев в своей статье «Украина против России в международных судах», опубликованной на портале Фонда стратегической культуры.

Напомним, что в середине апреля 2014 года секретарь Международного уголовного суда (МУС) сообщил, что суд получил от правительства Украины заявление о признании его юрисдикции по преступлениям, которые, как утверждается, были совершены на её территории в период с 21 ноября 2013 года по 22 февраля 2014 года. Через несколько дней прокурор данного суда Фату Бенсуда приняла решение начать предварительное расследование ситуации на Украине.

Но ведь это только означает, что прокурор признаёт хунту, а не легитимного президента Януковича, иными словами, руководство суда находится под полным контролем Запада и не способно проводить самостоятельную политику, в том числе по чисто правовым вопросам!

В исследовании Мезяева есть пример использования международных судебных учреждений как стороны внутреннего конфликта и даже орудия войны. Международный трибунал по бывшей Югославии, как в 1999 году, когда тот стал орудием вооружённой агрессии стран НАТО против Союзной Республики Югославия и спешно (без проведения расследования и сбора доказательств) издал международный ордер на арест главы государства, подвергшегося агрессии.

А в 2012 году, по словам всё того же автора, Международный уголовный суд выступил орудием внешнего воздействия в вооружённом конфликте в Кот-д’Ивуаре, когда он прямо встал на сторону незаконно пришедшего к власти Алассана Уаттары. Точнее, на сторону приведённого к власти теми странами, которые играют первую скрипку в самом МУСе.

И в то время, отмечает Мезяев, заявление России в Международный уголовный суд о преступлениях, совершённых Саакашвили в Южной Осетии в августе 2008 года, МУС рассматривает уже шесть лет и всё никак не может решить – возбуждать дело или нет.

Замечу, что самое интересное в том, что «власти» Украины признали юрисдикцию МУСа только в отношении событий, произошедших между 21 ноября 2013 года и 22 февраля 2014 года. Однако Статут Международного уголовного суда украинская Рада ратифицировать отказалась, несмотря на то что подписан он был ещё в январе 2000 года.

ДЕСЯТИЛЕТНЕЕ ДЕЛО

Вернёмся туда, откуда начали повествование, – к стране, в которой проживает один из авторов статьи. Недавно там завершилось дело почётного негражданина, как называют его в шутку соратники по партии, Юрия Петропавловского.

«Десять лет мы ждали решения Европейского суда по правам человека по делу Юрия Петропавловского. 13 января (что символично) решение было принято. Скажу сразу: оно отрицательное, но не окончательное», − пишет евродепутат и непосредственная начальница Петропавловского Татьяна Жданок, ведь Юрий числится её помощником. 

Совет национальной безопасности и обороны Украины поручил правительству страны начать процедуру обращения в Гаагский трибунал для расследования преступлений против человечности, которые были совершены на территории страны в 2014-2015 годах. Киев. 2015 г.
Европейский суд по правам человека. Страсбург

В 2003 – 2004 годах в Риге проходила так называемая Школьная революция, а Петропавловской был одним из лидеров Штаба защиты русских школ. Тогда же решением кабинета министров его фамилия была вычеркнута из списка лиц, которым присваивалось латвийское гражданство по итогам натурализации. К моменту отказа были проведены все проверки, а компетентные учреждения подтвердили, что Петропавловский лоялен законам страны и может быть натурализован. В том числе и латвийские суды приняли ряд решений о законности действий Петропавловского во время проведения акций протеста. Но министры из кабинета, которым тогда руководил премьер Индулис Эмсис, решили не давать Петропавловскому гражданство, поскольку тот «не лоялен Латвии». Естественно, это решение помешало Юрию занять кресло мэра рижской Думы, на пост которого его выдвинули 12 ноября 2004 года, а 16-го власти отказали ему в натурализации.

Суды в Латвии отказались рассматривать протест относительно этого политического решения. Петропавловский при помощи квалифицированных юристов обратился в Европейский суд по правам человека. В его заявлении в ЕСПЧ оспаривались два основных момента: отказ латвийских судов рассматривать решение правительства (нарушение права на справедливый суд) и подавление латвийским государством свободы слова. В конечном счёте ЕСПЧ поддержал решение латвийского суда. 

На дворе давно уже 2015 год, и на сопредельной территории идёт война. Пролитая кровь напоминает блицкриг 2008 года. Есть полномасштабная трагедия славянского народа, раздираемого западным львом на две части. И всё же, узнавая клоунаду в международных судах, мы, связанные прошлыми обязательствами, продолжаем внимать решениям извне.