МАДЬЯРСКАЯ ВОЛЯ

Дата: 
05 марта 2015
Журнал №: 
Рубрика: 
Здание венгерского парламента. Будапешт

Текст: Роман Михайлов

Внезапное противоречие, содержащееся в конфликте довлеющих США и скромной по размерам и политическому влиянию Венгрии, может быть признаком неверной доселе внешней и в целом международной политики как россиян, так и мадьяр.

О ВЕНГРИИ ЕДИНОЙ

Похоже, российское неумение выбирать себе партнёров на международной арене способно подлить масла в огонь европейской распри. В тот тлеющий костёр противоречий, который виден жителям Европы и США, ведь в наших СМИ конфликт Штатов с Венгрией пытаются выдать за неразборчивую агрессию самих американцев против бывших сателлитов СССР. И более всего настораживает то обстоятельство, что в данном противостоянии такая аналогия, мягко говоря, неуместна. Вынужденный визит зависимого от Вашингтона канцлера Германии Меркель, казалось бы, подтверждает, что реальные стороны идеологического спора – это США и все, кто на стороне России.

На момент укрепления во власти фактический лидер мадьяр – Виктор Орбан – имел такую же националистическую репутацию в своей стране, как и затем в Европе. Позже к присутствию его привыкли, тем более что и Штаты стремительно теряли очки вместе с американской мечтой в сознании многих современников по всему миру. Образ жизни американцев переставал быть мерилом сытной жизни. Вот и Орбан в не первое своё правление значительно изменился и теперь выглядит как рьяный защитник Венгрии от любого внешнего влияния, включая российское.

Для самой Европы всё настолько же просто, насколько воспринимают российскую политику в Вашингтоне. Орбан националист – значит он не поддерживает европейские ценности нынешнего времени и может оказаться союзником Путина, политика которого выглядит для Европы столь же независимой, сколь и сумасбродной.

По инерции взглядам США вторят и европейцы, но ведь инерция рано или поздно заканчивается. Для себя основная часть зажиточной Европы решила многое и давно: дескать, только сумасшедший будет портить отношения с Вашингтоном. Поэтому и Орбана, и Путина проще воспринимать как недалёких отщепенцев, тем самым поддерживая курс единственного планетарного гегемона.  

Встреча канцлера Германии А.Меркель и премьер-министра Венгрии В.Орбана в Будапеште. 2 февраля 2015 г.

Тем не менее, Европа в лице Меркель упускает из виду, что мир стремительно меняется, и возрастающая роль Китая, как и приготовления США к пожару в Европе – факторы, которые нельзя не учитывать. Кто знает, возможно, Орбан взвешивает все обстоятельства тщательнее, чем заматеревшие старожилы европейской политики стран – лидеров ЕС.

На этом фоне интересно подметить, что настораживающее Европу сотрудничество мадьяр с Россией не так уж и влияет на поведение Венгрии. Кредит на энергетические объекты Венгрии или иное сотрудничество между ней и Россией не смогут перевесить то обстоятельство, что до четверти всей экономики венгров зависит от Германии. Поэтому-то преждевременно со стороны России радоваться появлению союзника, он сможет уравновесить наши интересы в Европе очень нескоро. В этом упрёк всей новейшей внешней политике после распада СССР. Мы не сохранили те связи и позиции, с которых могли бы восстановить влияние и взаимодействие в отношениях с давними союзниками.

НЕ МЫТЬЁМ, ТАК КАТАНЬЕМ

Там же, где нет влияния, в ход идут другие методы. Заигрывание России с местным националистическим лобби, которое изредка в ответ поддерживает РФ в конфликте с Западом, очень напоминает кокетство последних десятилетий с националистами Украины. Панибратство с такими политиками также создаёт условия для горячего конфликта близ самой Венгрии, а затем и в центре Европы. Но этого по каким-то причинам Орбан не боится – возможно, до большой войны в Европе ещё действительно далеко. Возможен пожар только в том случае, если такого поворота захотят сами Штаты. Но ведь Вашингтону, судя по всему, не важно, в какой части воспламенить Европу, если кризис в самом её центре поможет укрепиться американской экономике, как водится: на чужом несчастье. Эта ситуация вспоминается ещё и потому, что аналогия с выгодами США после Второй мировой вполне уместна спустя время после проигрыша Россией войны холодной. Иначе говоря – наш некогда второй политический полюс проиграл войну, и НАТО придёт туда, куда ему вздумается. Поэтому-то спекуляции на самости не приведут к возрождению Варшавского договора – они, наоборот, смогут, что называется, «под копирку» перенести похожий на донбасский конфликт к границам Венгрии.    

Поэтому сепаратное партнёрство России и Венгрии хорошо с психологической точки зрения, но опасно, если Штаты захотят развязать здесь тлеющий конфликт или Третью мировую войну. Истоки нелюбви американцев к венграм лежат ещё в событиях раздела Австро-Венгрии. Помнится, именно президент Вудро Вильсон предлагал превратить Австро-Венгрию в федерацию, заявляя: «Не стоит играть в федерализм – народы империи хотят получить полную независимость». Под влиянием федеративных настроений тогдашний монарх издал губительный для Австро-Венгрии манифест о преобразовании империи в федерацию самостоятельных государств.

Собственно, и сегодня напряжённость подпитывает похожее разногласие в восприятии Венгрии мадьярами и американцами. В прошлом веке американцы хотели разделения – сегодня мадьяры настаивают на собирании земель в формате старой Венгрии, вплоть до возврата к границам Австро-Венгерской империи. При этом вступать в союз с Россией или по её примеру – с Китаем в Венгрии не хотят: «Между США и Россией устанавливаются отношения, как во времена холодной войны. Мы не хотим принимать в этом участие», – заявил премьер Виктор Орбан в интервью венгерскому телевидению 24 декабря прошедшего года. Формально всё выглядит так, что США разъединяет страны, а подобные националистам политики собирают земли и противостоят агрессору.

"Венгерская гвардия" - праворадикальная военизированная организация в Венгрии, тесно связанная с националистической партией "За лучшую Венгрию" (Йоббик)

ДРУГ ИЛИ ПАРТНЁР?

Венгрия, как и многие страны Варшавского договора, имеет схожие с другими экс-сателлитами СССР причины недолюбливать русских и нашу политику в Восточной Европе прошлого. И когда от правительств таких стран, как Венгрия, потребовалось решительно выйти из-под влияния СССР, эта маленькая страна быстро сделала свой выбор. Более того, в своё время именно Орбан был настроен проамерикански и получил в восьмидесятые годы поддержку от Сороса. Стоит ли усматривать в этом заявку на повторение судьбы Хуссейна, покажет время.

Сегодня же Орбан остаётся популярным внутри страны за счёт популистски простых, но эффективных решений, которые позволяют ему оставаться у власти. Устами своего премьера именно Венгрия указала всемогущей «исключительной» стране США на непозволительность её действий в современной нам Европе. Виктор Орбан дал понять, что прекрасно видит: Штаты манипулируют противоречиями, умело давят на болевые точки старушки Европы. Этому влиянию крайне сложно сопротивляться, слишком уж прицельно бьёт Госдеп: отсюда и санкции в адрес мадьяр. Естественно, что в смелой позиции Орбана не оказалось какого-либо подобострастия, основанного на ностальгии по социалистическому прошлому.    

Видимо, настаёт момент, в который Европа способна всё трезвее оценивать настроения внутри отдельных своих государств. То есть европейцы начинают отдавать себе отчёт относительно тех подлостей, которые США совершают, в очередной раз нагревая руки на конфликтах подальше от своих пределов. Скромная по размерам Венгрия в нынешних условиях выглядит, как созревающий юнец, способный поучать бесчувственную мачеху, «свихнувшуюся» на своеобразном толковании демократии. За этой моделью стоит хладнокровное и рациональное желание строить независимо жизнь в стране, возвращаясь к истокам. И если кто-то захочет увидеть в политических поступках Орбана что-то угождающее «нашим» – в России или «вашим» – в США интересам, хотение это не сбудется. Похоже, здесь теперь без дураков – постараются жить в интересах собственного государства. Поэтому-то в поддержку заявлений самоубийственности антироссийских санкций раздаются диаметрально противоположные крики того же Орбана: «Украина должна стать буферной зоной Венгрии в случае похожих конфликтов в центре Европы».

ЗА ЧТО ЖЕ САНКЦИИ?

Тем не менее, внутри Венгрии существует своё объяснение свободомыслия власти. Судя по данным национальных СМИ Венгрии, в ней нет сильной оппозиции, которая имела бы отличные от взглядов партии Орбана взгляды. Оказывается, альтернативой умеренно националистической партии Фидес, возглавляемой премьером, является ещё более радикальная партия, известная агрессивными настроениями, угрозами в адрес цыганского населения и жёсткими антисемитскими обещаниями – оттого давным-давно запрещённая. Поэтому-то лучше для всех, когда в парламенте страны остаётся партия Орбана и имеет там большинство. Противовесом ей в парламенте служит объединение из пяти мелких партий – «Единство». Третья партия парламента с 23 мандатами против 163 у Фидес так или иначе вторит политике последней – партия «Йоббик», которая стоит на не менее консервативных позициях охранения национальных ценностей. Связи этой второй партии с радикалами подтверждаются взаимодействием «Йоббик» с полувоенными формированиями, именующимися «Венгерской гвардией». Известно, что политическое образование «Йоббик» де факто использовало ожидания электората запрещённой после войны профашистской партии «Скрещённые стрелы». Но опаснее всего другие параллели: подтверждением исторических связей остаётся схожая со стрелами символика «Йоббик». Оставаясь формально распущенной, её «гвардия» и по названию, и по духу напоминает националистические батальоны, появившиеся на Украине. При этом в стране поддерживается ощущение, что благодаря Орбану Венгрия выбирает те пути развития страны, которые сама определяет, к сожалению, вместе с геополитическими последствиями, которые продолжат диктовать Штаты. И кто знает, возможно, мир уже сейчас подходит к геополитическому противостоянию, равному Карибскому кризису, но уже в Центральной Европе.  

 

Президент России В.Путин и премьер-министр Венгерской Республики В.Орбан во время встречи в Будапеште. 17 февраля 2015 г.

Поэтому-то в отсутствие альтернативной оппозиции смелые заявления Орбана о присоединении территорий или о том, чтобы предоставить венгерское гражданство этническим венграм, живущим в Закарпатье, никем не оспариваются. Возможно, что резкое приятие российского влияния в Венгрии, выразившееся в совместных проектах и сотрудничестве, несмотря ни на что, сыграет злую шутку не только с Орбаном, но и с Путиным. Продолженное после последнего февральского визита в Будапешт сотрудничество могут использовать и как чёрную метку в том имидже Владимира Владимировича, что скрупулёзно создаётся не  нами в Европе. И без того обвиняемый на Западе в фашизме и жестокости, наш президент рискует подтвердить одиозную репутацию, созданную ему контактами именно с национализирующейся элитой Венгрии. Для неё сотрудничество с Россией позволило резко снизить цены на коммунальные услуги перед самыми выборами. По мнению многих граждан в самой Венгрии, отказ в реверсе газа для Украины – тоже реверанс перед Москвой, ослабивший переговорные позиции Порошенко.

РИСК ВОЙНЫ В ЕВРОПЕ

Очевидно, что сегодня в этой центральноевропейской стране Восточной Европы (как называет её сам Орбан) есть все составляющие потенциального военного конфликта, созданного на Украине, включая законсервированные до поры до времени националистические военные формирования, не подчиняющиеся руководству вооружённых сил страны и формально распущенные. Как цитирует премьера Венгрии агентство AFP: «США не просто вмешиваются, они активно участвуют во внутриполитической жизни стран Центральной Европы», утверждая, что США «хотят втянуть нас в конфликт, который может для нас плохо закончиться».  

Судя по таким заявлениям, Орбан понимает, чего можно ждать от США. Венгрию уже обвиняют в коррумпированности путём преследования из-за рубежа отдельных чиновников страны. В сумме именно таких действий по всему миру аналитики начинают видеть переход от умеренной демократии к тоталитарной. То есть заявленная власть народа словно перешагивает через границы, чтобы менять жизнь другого народа. А ведь такой результат случается скорее в результате гипотетической войны и только в нынешних условиях приводит к санкциям. Нелишне вспомнить и неясность с перераспределением газопроводов в Европе, которая может стать отдельным пунктом энергетического сотрудничества, столь аморфного в перспективе новых договорённостей с Турцией. Очевидно, что Россия набирает союзников, вот только приходится возражать, что выбор их настолько же не понятен, как и долгосрочная стратегия Кремля в противостоянии США или Европе, в том числе в газовой сфере. И как бы ни оценивали ситуацию в Европе, очевидным становится противостояние разных точек зрения и в ЕС, и в Венгрии как таковой. Агитационная волна пошла 1 февраля накануне приезда Меркель в Будапешт, когда там был сорван митинг с просьбами к канцлеру отвадить Орбана от России. Какой-либо эффект от приезда Меркель тут же был забыт из-за последовавших минских переговоров. Но вот визит Путина в Венгрию состоялся 17 февраля, можно сказать, что буквально по следам канцлера Германии. И очевидным на сегодня остаётся тот факт, что сбить Орбана с выбранного им для Венгрии пути не удаётся, а линия Москвы нисколько не изменилась: расширение сотрудничества и торговли продолжается, несмотря на шантаж могущественного игрока Европы – Германии – в лице самой Ангелы Меркель. Непонятно только, догадался ли кто-нибудь оценить риски продолжающегося противостояния с США, которым день ото дня становится нечего терять?