УЗБЕКИСТАН: ДЕНЬ ПОБЕДЫ ИЛИ ДЕНЬ ПАМЯТИ И ПОЧЕСТЕЙ?

Дата: 
06 мая 2015
Журнал №: 

Текст: Екатерина Борисова

Отношение к празднику 9 Мая стало ярким примером настроений, царящих в победивших фашизм странах. Наибольший контраст в этих настроениях проявился в странах бывшего СССР. Кто мог представить, что этот священный праздник для граждан всего бывшего Советского Союза станет таким неоднозначным, противоречивым и подверженным всяческим спекуляциям? С каждым годом спектр отношений к этому дню становится всё более широким. Даже в странах, где нет яркой поляризации мнений и День Победы – это действительно день победы над врагом, отношение к празднику претерпело изменения.

СМЕНА НАЗВАНИЙ

В Узбекистане 9 Мая – это День памяти и почестей. Переименование Дня Победы в нечто не очень понятное объясняется страстным желанием узбекского руководства стереть из памяти людей всё, что ассоциировалось с Советским Союзом. Это желание столь непреодолимо, что любое упоминание достижений советского прошлого в официальной прессе является нонсенсом. Под этот негласный запрет попало и словосочетание «День Победы», ведь в сознании людей День Победы – это день победы всего советского народа. Чтобы сделать его праздником независимого узбекского народа, властям пришлось придумать новое название. Причём у этого дня в официальном исполнении нет жёсткой привязки к войне 1941 – 1945 годов. В официальных документах встречается, например, такая формулировка: «…в связи с проведением 9 мая 2015 года всенародного праздника – Дня памяти и почестей, а также празднованием 70-й годовщины Победы над фашизмом во Второй мировой войне…». То есть сам праздник и очередная годовщина победы над фашизмом – это разные вещи…

Ветераны Великой Отечественной войны у мемориала, посвященного воинам 94-ой узбекской отдельной стрелковой бригады

Критике со стороны властей подверглась даже принятая с советских времён манера празднования этого дня с широким размахом. В официальном сообщении по случаю Дня памяти и почестей в 2013 г. выражалось сожаление, что это советское наследие до сих пор присутствует в «некоторых странах» постсоветского пространства: «В период советского строя 9 мая как День Победы с большой помпезностью отмечался на всей территории СССР. На красных площадях проходили военные парады, строем шагали пионеры и комсомольцы, представители рабочих и крестьян, а на трибуне их приветствовали вожди советов. К сожалению, такую картину и сегодня можно наблюдать в некоторых странах на территории бывшего Союза». Однако так и осталось непонятным, что же в этом предосудительного.

Акценты смещены не только в названии праздника, но и в названии войны, в которой была одержана победа. В официальных сообщениях отсутствует словосочетание «Великая Отечественная война», вместо этого всегда используется название «Вторая мировая война», а иногда даже «Вторая мировая война 1941 – 1945 годов» (и тут для властей совершенно не принципиально, что Вторая мировая война на самом деле началась раньше). При упоминании орденов и медалей, в названиях которых присутствуют словосочетания «Великая Отечественная» или «Советский Союз», эта часть по возможности опускается. В документах, не требующих полного наименования наград, звезда Героя Советского Союза сокращается до «звезда Героя», а, например, медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 годов» становится медалью «За победу над Германией». Даже сами награды долгое время находились под негласным запретом: к примеру, на фотографиях фронтовиков в официальной узбекской прессе советские ордена ретушировались. Официальное отношение к советским наградам стало меняться в лучшую сторону лишь в последние пять лет.

Для простых граждан все эти идеологические эксперименты с историческим прошлым, к счастью, не имеют никакого значения: 9 мая как ни назови – это всё равно день победы в конкретной войне, а советские ордена – это заслуженные награды за правое дело. В Узбекистане официальное и простое человеческое восприятие советского прошлого очень далеки друг от друга.

Новый монумент «Клятва Родине» в центре Ташкента

С отказом от советского наследия связано и вычёркивание в 1992 году даты 23 февраля из списка государственных праздников. День Вооружённых сил, официальное название которого здесь звучит как День защитника Родины, был передвинут на 14 января и перестал быть значимой датой. Для узбекских граждан это обычный рабочий день. Дню Победы в этом отношении повезло больше: хотя 9 Мая в республике не отмечается так же широко, как в России, но является выходным днём.

Несмотря на все идеологические нововведения, ветеранов Великой Отечественной войны здесь чтут и уважают. И не только потому, что на Востоке принято с почтением относиться к аксакалам, а ещё и потому, что эти дедушки и бабушки – воины, боровшиеся с врагом в лице нацистской Германии, воины, победившие фашизм. В этом году в честь 70-летия Победы ветеранам вручили по 700 тысяч сумов (около 285 долларов), а также предоставили дополнительные льготы: в частности, им было обещано бесплатное двухнедельное лечение в санаториях республики, ежегодный разовый бесплатный проезд на железнодорожном транспорте в пределах страны. Кроме того, ветераны получат ежегодное материальное вознаграждение ко Дню памяти и почестей, в том числе бытовую технику, мобильные телефоны и другое.

Из 6,5-миллионной Узбекской ССР на фронт Великой Отечественной войны ушли 1,5 миллиона. Из них не вернулись 450 тысяч.

БОРЬБА С ПАМЯТНИКАМИ

Показательно отношение к памятникам героям ВОВ. Часть из них в Узбекистане снесена как не соответствующая новой идеологии, но на месте старых памятников были возведены новые, отражающие идеологию независимого Узбекистана. Нашумевшая в Ташкенте история с демонтажем в 2009 г. памятника «Защитник Родины», установленного в 1973 году, хорошо раскрывает суть этих процессов. Памятник изображал советского солдата времён Великой Отечественной войны с автоматом ППШ в поднятой руке. Через два месяца его место занял покрытый золотом коленопреклонённый солдат, целующий флаг независимого Узбекистана. Новый памятник называется «Клятва Родине».

Ещё один характерный пример связан с имевшимся в каждой советской республике комплексом «Неизвестный солдат». В Узбекистане место этого мемориала на площади Мустакиллик (Независимости) в 1999 г. заняла «Скорбящая мать». С тех пор в столице две Скорбящие матери. Более ранний мемориал «Скорбящая мать» был создан ещё в 1975 году возле Волгоградского мемориального кладбища, где хоронили военнослужащих, умерших от ран и болезней в эвакуированных в Узбекистан в годы войны госпиталях.

Аналогичные манипуляции с заменой памятников были осуществлены во всех областных центрах республики.

В целом, по оценкам местных жителей, снесённых памятников больше, чем возведённых. Так, например, демонтированным памятникам на аллее боевой славы в Ташкенте замены не нашлось. Что касается оставшихся советских памятников, то их пятиконечные звёзды по возможности были заменены восьмиконечными – атрибутом новой власти с 1995 года. Кстати, звёзды на погонах узбекских офицеров тоже стали восьмиконечными.

Снесенный памятник советскому солдату «Защитник Родины» в парке боевой славы. Ташкент

Снос памятников продолжается и по сей день. Уже в этом году, 19 марта, то есть менее чем за два месяца до празднования 70-летия Победы, в городе Ангрен Ташкентской области по приказу местных властей был разрушен железобетонный обелиск ангренцам, погибшим в Великой Отечественной войне.

ОТНОШЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ

Вообще в Узбекистане наблюдается значительная разница между официальным подходом властей к истории и отношением простых граждан к своему прошлому. Например, граждане, имевшие отношение к Советской армии, дату 23 февраля помнят и в этот день поздравляют друг друга. Хотя молодёжь про этот праздник уже ничего не знает. Надо отметить, что узбеки, заставшие СССР, в большинстве своём испытывают ностальгию по стране, в которой они родились. Они же с большей любовью относятся к кириллице, чем к официально введённой в употребление в 1994 году латинице для записей на узбекском языке. Надписи на латинице присутствуют в основном на официальных плакатах и в названиях учреждений. Газеты и журналы, выходящие на узбекском, тоже пока предпочитают кириллицу. Что касается русского языка, то его здесь не забыли. Русский преподаётся в школах, но отведённые на него часы уменьшаются в пользу английского языка. На бытовом уровне русский широко распространён и насильно не вытесняется. Его используют даже в сельской местности, хотя русский язык не имеет государственного статуса, а большинство носителей русского языка как родного давно уехали из страны. Нет здесь и бытового национализма, что не характерно для большинства постсоветских стран. Узбеки – очень толерантный и гостеприимный народ.

Официальная политика государства оставалась долгое время оторванной от настроений населения. Нелюбовь руководства ко всему советскому никак не подпитывалась и не поддерживалась простыми гражданами. Сейчас, когда появилось новое поколение, выросшее в новых геополитических реалиях и в новой стране, этот диссонанс стал меньше. Молодёжь уже лучше знает английский, чем русский язык, а праздник 9 Мая для них не несёт такого же священного смысла, как для их родителей и дедов.

Монумент «Скорбящей матери» на площади Мустакиллик. Ташкент

ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЙ ФОН

Отказ от советского наследия – это результат неизменного стремления власти всячески подчеркнуть независимость Узбекистана. Бессменный президент Узбекистана Ислам Каримов, переизбравшийся недавно на очередной срок, старательно оберегает суверенность своей страны. И это стремление является также ключом к разгадке очень витиеватой внешней политики республики. Редкий визит лидера любого значимого государства в эту страну обычно сразу вызывает волну разговоров в различных зарубежных СМИ о появлении новых ориентиров во внешнеполитическом курсе Узбекистана и обсуждение прогнозов о будущих альянсах. Однако эти разговоры довольно быстро затихают, и всё возвращается на круги своя. Первоначальные попытки Узбекистана вступить в какие-либо союзы, которые образовывались на постсоветском пространстве, причём не важно, пророссийские или антироссийские, неизменно сопровождались саботажем с его же стороны, а затем и выходом. На память приходят ГУ(У)АМ, потерявший свою центральную букву благодаря Узбекистану, Организация Центрально-Азиатское сотрудничество, почившая в бозе также не без помощи Узбекистана, и ОДКБ, испытавшая ряд трудностей из-за невнятной позиции всё того же Узбекистана. Складывается невольное ощущение, что всем этим организациям было бы лучше, если бы официальный Ташкент не проявлял к ним интереса. Участие этой республики в ЕвразЭС, из которого она также благополучно вышла в 2008 году, вообще ничем не запомнилось.

Размещение американской базы в стране с последующим затем её изгнанием тоже находится в русле этой логики. Вечных союзников на деле, а не в виде деклараций, у этого государства нет. Вернее сказать, союзники – все, но никто конкретно.

Недавний визит В.В. Путина в декабре 2014 года в Ташкент также не привнёс ничего нового: сначала всплеск разговоров об усилении сотрудничества и якобы возможном вступлении республики в Евразийский экономический союз, а потом выступление И. Каримова, в котором он жёстко заявил о невозможности возрождения СССР в виде каких-либо союзов и участия в них Узбекистана. Ислам Каримов видит в России наследницу СССР, поэтому ко всем её инициативам относится очень настороженно, а если уж и участвует в них, то только когда внешнеполитическая обстановка складывается не в пользу Узбекистана. Ежегодные же приглашения России принять участие в параде Победы он обычно предпочитает игнорировать.

Вся внешняя политика Узбекистана подчинена требованиям момента и ситуационно очень гибка, хотя основной стержень в ней всё-таки неизменен. Он хорошо просматривается во фразе, озвученной ещё в 2001 г. министром иностранных дел А.А. Камиловым: «Мы никогда не брали на себя обязательств координировать нашу внешнюю политику с кем бы то ни было». Ислам Каримов – очень прагматичный политик: там, где есть государственные интересы, не может быть сантиментов.

Единственное объединение, из которого Узбекистан пока ещё не выходит, – это Шанхайская организация сотрудничества. Лидирующие позиции в ней занимают Китай и Россия. Узбекистан в этом образовании не ради дополнительных связей с Россией или странами Центральной Азии, но ради Китая. Китай на сегодняшний день – это самый щедрый донор Центральной Азии и очень могущественный сосед. Но главное, дружба с ним никоим образом не ассоциируется с каким-либо возрождением Советского Союза.