МАРШ-БРОСОК СОХРАНЕНИЯ МИРА

Дата: 
02 декабря 2014
Журнал №: 
Рубрика: 

Текст: Роман Михайлов

Основания для формирования на регулярной основе миротворческих частей в нашей стране появились ещё в 1995 году вместе с соответствующим законом. Тем не менее, пик заинтересованности в них пришёлся на последние два года, когда контингент этих войск стали обеспечивать за счёт перевода различных армейских подразделений в категорию наших «голубых касок».

ХОЧЕШЬ МИРА, ГОТОВЬСЯ К ВОЙНЕ

Но до сих пор не всё так однозначно. В тексте закона именно «мирные» подразделения определены особо: «В целях обучения, специальной подготовки и участия военного персонала в миротворческой деятельности в составе Вооруженных Сил Российской Федерации формируется специальный воинский контингент». Специальный воинский контингент (СВК) формируется и впрямь с каким-то не менее специальным расчётом. Его крупной частью стала, например, Ульяновская 31-я гвардейская ОДШБр, как известно многим отслужившим в ней – бригада десантных войск со славной историей от ВОВ до КТО. Примечательным остаётся именно то обстоятельство, что комплектовать миротворческие военные подразделения разной численности предпочитают из контрактников в частях с боевым опытом, и чаще всего это части ВДВ. Общеизвестно, что на базе именно их подразделений традиционно дислоцируется и армейский спецназ. Отсюда возникает разумный вопрос: неужели для сохранения мира на определённых территориях требуется столь серьёзная войсковая мощь, что даже активный военный конфликт при ней становится лишь фоном применения подразделения? А где же тогда, выражаясь чиновным языком, «комплекс мер по поддержанию мира»? Если и приходят в такую часть контрактники, не служившие в горячих точках, то в самой части найдётся кому поделиться опытом на случай горячего несения службы. Более того, комплектуются миротворческие части контрактниками, призывники в них составляют только вспомогательную «массовку» обеспечения контингента.

ВООРУЖЕНИЕ СДЕРЖИВАНИЯ

Подготовленность подразделений, как и категория войск, из которой куют миротворческие силы РФ, показательна. Многое становится понятно без слов при взгляде на арсенал миротворцев. Несколько развёрнутых репортажей, похожих скорее на фотоэкскурсию, уже публиковали федеральные СМИ в рамках освещения успехов формирования специального воинского контингента. Но всё же достаточно новые парашютные системы «Арбалет-2», по информации из открытых источников, рекомендованные Минобороны именно как парашютные системы для спецназа.

ПТРК "Корнет-Э"

Дальше больше: пистолеты бесшумной стрельбы, противотанковые ракетные комплексы типа «Корнет», стреляющие ножи разведчика с дополнительными лезвиями и наконец – огнемёты. Все эти средства не кажутся уместными там, где войну нужно тушить, а не разжигать. На фоне подобной обеспеченности вооружением никакого удивления не вызывают только миноискатель и экипировка сапёра. Общеизвестно, что в зонах многих, особенно в дальнем зарубежье, военных конфликтов часто применяются мины, как противопехотные, так и более мощные. Можно предположить, что важной работой, в том числе и для миротворцев, становится обезвреживание минных полей, особенно в тех случаях, когда подряд на разминирование не успели или не смогли продать частным специалистам. Но, скажем, специальных машин для разминирования как-то не видно в арсенале миротворцев, зато помимо БТР есть БМП.

«РЕЗЕРВ» НЕВОЕННОГО ВРЕМЕНИ?

Ещё интереснее наблюдать за формированием СВК в условиях, когда контингенты разных стран волей-неволей используются для всевозможных провокаций на территориях недавних конфликтов. Как заявляли на протяжении многих лет командования различных миротворческих группировок зарубежных стран, миротворческая миссия на чужих территориях не так безопасна, как зачастую хотелось бы искателям приключений в голубых касках. Оказывается, что так или иначе солдаты контингента погибают вне всяких военных столкновений, из-за небоевых потерь. Достаточно несчастных случаев где-нибудь в экзотической стране или смертей от каких-нибудь местных болячек.

Но наших миротворцев это пугать не должно, хорошее здоровье десантника и набор из профилактических прививок лечат солдата. Поэтому-то вместе с приличным арсеналом на вооружении тактика миротворческих операций становится всё более интригующей. Масса наступательного вооружения:не просто автоматы или пулемёты, но и гранатомёты: от станковых до противотанковых, и много чего ещё. С таким арсеналом мир можно не только поддерживать, но и принуждать к нему. Мало что понятно о том, как размещают миротворцев на определённой для несения службы территории. Вечная неустроенность контрактников, с которой приходится нехотя свыкаться на Родине, жилищные проблемы военных внутри страны стали известной проблемой. Какие условия предложат солдату-контрактнику в обмен на голубую каску, остаётся гадать пытливым умам. Тем не менее, численность миротворческого контингента растёт, что называется, как на дрожжах.

Вертолёт Ми-8АМТШ

В одном только Восточном военном округе количество миротворцев, по данным СМИ, подтвержденным официальным источником пресс-службы, превышает тысячу человек. «Всего в миротворческих подразделениях округа будут проходить службу более тысячи военнослужащих. Переводятся они из состава мотострелкового соединения, бригады морской пехоты, эскадрильи авиабазы армейской авиации, медицинского отряда специального назначения и инженерно-сапёрной роты. На вооружении подразделений около 60 единиц БМП, БТР и специальной техники. А также более 10 вертолётов Ми-8АМТШ», – разъяснил начальник пресс-службы ВВО полковник Александр Гордеев. При этом он добавил, что вскоре миротворческие подразделения приступят к интенсивной боевой подготовке на полигонах округа.

По-прежнему неизвестно, что повлияло на столь специфическое обеспечение миротворцев, но ведь все версии как-то на поверхности. Вспомним атаку на миротворцев в ходе грузинской агрессии 2008 года или события в тех горячих точках, где наши «мирные каски» уже участвовали. Имей тогда подразделения столь солидный арсенал, возможно, что само желание воевать по обе стороны охраняемых миротворцами зон заметно поубавилось бы, причём на любой стороне.

РАЗГАДКА РЕБУСА

Предназначение подразделений оказалось двояким. Даже вновь воссозданная должность в армейском руководстве ВДВ называется соответственно: заместитель командующего по миротворческим силам и КСОР, им назначен генерал-майор Александр Вязников. Со слов всё того же Шаманова, заместителю положен свой отдел из восьми человек, для того чтобы работать как раз с объединённым штабом ОДКБ и со структурами генерального штаба, взаимодействующими с ООН. За этим названием и скрыта разгадка чересчур боевого обеспечения и, как выясняется, подготовки миротворческих подразделений. Все эти воинские формирования в условиях, когда их навыки потребуются в каких-либо военных операциях КСОР, окажутся в составе военных сил ОДКБ.

Подтверждает эту версию также информация из официальных источников, которая была доступна по результатам учений «Взаимодействие-2014». Как раз заместитель командующего Воздушно-десантными войсками по миротворческим операциям и КСОР ОДКБ генерал-майор Александр Вязников сообщил журналистам, что ВДВ завершили формирование миротворческих сил численностью более 5 тысяч военнослужащих: «На сегодняшний день в Воздушно-десантных войсках помимо 31-й ОДШБР сформировано ещё пять миротворческих батальонов – по одному в каждом соединении». Кроме того, у Сухопутных войск есть ещё несколько родов, которые включены в миротворческие силы: военнослужащие 15-й миротворческой бригады Сухопутных войск и батальоны морской пехоты, в чьей боевой спецификации и высокой готовности сомневаться тоже не приходится. Но максимально близко к России миротворцы применяются пока только в Приднестровье. Вопрос о внешнем применении на отдалённых или соседних территориях крупнейших соединений миротворческих сил с размахом всё же остаётся открытым.

Учения Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР) ОДКБ

Приходится ориентироваться на программные заявления министра обороны Сергея Шойгу: «Российские миротворческие силы должны находиться в постоянной готовности к выполнению задач по предназначению». Возможно, что ажиотажный интерес к в общем-то рядовой ситуации с подготовкой войск объясним последними событиями на Украине. Уже не первый месяц в разных СМИ муссируются слухи о том, что Россия может ввести свои миротворческие силы к соседям. Вот только целесообразность подобных действий в нынешних условиях оказывается под сомнением. И дело не только в том, что любое движение наших войск к Украине на Западе незамедлительно выдадут за интервенцию. Для сторон, способных влиять на решения Москвы и Киева, подобные действия могут стать чем-то вроде красной тряпки и нарушить временное равновесие, в которое постепенно начинают верить все участники недавних событий: от политиков до жителей Луганска и Донецка. Желание Кремля показать Западу, что мы учли многие уроки поведения в различных конфликтах, угадывается в событиях, связанных с форсированной подготовкой миротворческих сил. Ведь ещё когда только начинали готовить нынешний контингент, командующий ВДВ Шаманов в октябре 2013 года пояснил журналистам: «Иметь в одном кулаке, под единым управлением все воздушно-десантные и десантно-штурмовые соединения и части, которые в качестве мобильного резерва Верховного главнокомандования и основы войск оперативного реагирования действовали бы по единому оперативному плану в интересах обороны государства».

Поверим, что виной всему поднявшийся интерес вокруг миротворческой темы, когда прогосударственные СМИ торопятся отчитаться о боеготовности новых старых войск, а некоторые частные издания видят во всём далеко ведущую подоплёку. Куда важнее, что результат применения столь грозно вооружённых миротворцев мы вряд ли сможем оценить в ближайшее время. Слишком ещё свежа шумиха вокруг успехов «вежливых людей». Радует одно: понадобится стране умелый солдат с хорошим вооружением, так он уже и под ружьём – хочешь, для манёвров ОДКБ, а хочешь, для миротворческой кампании. Лишь бы не просчитаться, оказавшись в ожидании мира на пороге новой войны.