«ТЕРРИТОРИЯ» ГЛАВНЫХ ТЕМ

Дата: 
11 ноября 2014
Журнал №: 
Рубрика: 

Текст: Илья Артемьев-Сысоев

Прерогативой журналистов часто оказываются пресс-показы или закрытые киносеансы будущих бестселлеров проката. Публикации о киноновинках разогревают зрительский интерес, помогая «собирать кассу». Большой редкостью на и без того не частых просмотрах оказываются ленты, которые хочется смотреть от завязки и до кульминации с развязкой, слишком уж важные темы затронуты. О времени работы над такой картиной рассказал режиссёр киноленты Александр Мельник.

 

«Условия были не курортные. В 5 утра выезд на площадку. Мороз страшный, холодно. Едут машин 15, везут грим, технику, аппаратуру, свет и так далее. Группы людей, все сидят, молчат, кемарят, потому что спать легли часов в 12, встали – в три: два часа сборы, загрузка и поехали. На площадку приезжаем часам к 8, когда начинает светать. Выставляем камеру, начинаем снимать какие-то режимные вещи и понимаем, что в такую погоду, которая сейчас, лучше снимать не те эпизоды, что были запланированы. Или, например, приезжает актёр, хороший и известный. День мы его не снимаем, два его не снимаем, он начинает нервничать: думал, что быстро отстреляется и уедет, но мы-то ему этого не обещали. Говорю, ты водичку попей, рыбку полови, подыши воздухом. Через два-три дня этот человек меняется. У него не работает сотовый телефон, он забывает о том, что у него расписание».

Есть фильмы, в которых трудно угадать экранизацию литературного произведения. Дополненный азартом и сложными человеческими отношениями сюжет всё чаще воспринимаешь как результат кропотливой работы по готовому сценарию. В случае с кинокартиной «Территория» о сценарии не вспоминаешь вовсе, так как захватывает неподдельный интерес к по-настоящему достоверным переживаниям героев. Тем не менее фильма бы попросту не было, если бы не книга Олега Куваева, прочитанная давным-давно режиссёром картины: «Территория» – одна из моих любимых книг, с юности ещё. Тогда, в конце семидесятых годов, когда книга только вышла, я был студентом и читал её, будучи в экспедиции на полярной станции в море Лаптевых. Читал и думал о том, как хотелось бы – хотя бы отчасти – быть похожим на тех героев: быть таким же умным, сильным, мудрым, честным. Но в то же время таким же удачливым, способным преодолеть все неприятности, с которыми столкнёшься в жизни, и – главное – способным не стать хуже в этих неприятностях, не озлобиться, не утратить чего-то важного: стержня, который делает тебя человеком. Но я не только очень люблю эту книгу, я всю жизнь люблю Север. Поэтому, когда появились люди, которые захотели воплотить эту историю на экране, я не упустил такую возможность. К тому же Олег Куваев писал о чувстве, которое особенно знакомо сердечникам: самый рассвет, ты просыпаешься и вдруг понимаешь, что жизнь не бесконечна, рано или поздно она закончится, и тебе очень хочется думать о том, что ты хотя бы чем-то оправдал своё присутствие на земле. А если только зарабатывать деньги, жизнь не будет иметь смысла, на мой взгляд».

Вся атрибутика эпохальных лент налицо. Но если в прошлом Сибирь или Север приходилось воссоздавать в кинопавильонах, здесь естественный живейший природный фон добавляет жизненности переживаниям, событиям и мироощущению каждого героя. Преодолевать природу, такую, какая она есть, пришлось актёрам. Натурные съёмки изобиловали экзотикой северных условий:

«Мы актёров не пускали в тепло, потому что у них у всех был грим заморожен; потечёт – придётся наносить заново, а времени на это нет. И они это понимали: три часа всего светлого времени, нужно всё успеть отснять. И, на мой взгляд, они были настоящими в это время, они совершали свой маленький человеческий подвиг: им было холодно, трудно, страшно в этих обстоятельствах, но никто не пищал.

В одной надувной палатке-модуле спали 12 человек, а из двух труб подавался воздух от дизельных установок – всё время воняло соляркой. То есть условия были не из комфортных, но люди там переживали такие мгновения, которые позволяли ощущать сейчас жизнь как радость большую. Например, двойная радуга после дождя или северное сияние во всё небо, которое, кажется, спускается к тебе. Как раз то чувство, которого не хватает сегодня обычному человеку. Об этом мы и сняли фильм: нужно уметь быть счастливым, даже в самых тяжёлых обстоятельствах. После съёмки картины, уже в Москве, мы встречались на озвучании. Вот там я увидел, что все очень ждут картину. И даже уже гордятся тем, что в ней участвовали».

Связующей многие смыслы в ленте темой стал сюжет, грозящий золотой лихорадкой не только главным героям, но, как временами кажется, и зрителям в зале. Но не она – главное. Фильм стал напоминанием о советском ещё опыте проката киноэпопеи. Предвестниками киноновинки сразу кажутся и «Вечный зов», и «Тени исчезают в полдень». Не пропадает ощущение, что смотришь многосерийный фильм, части которого не сможешь сосчитать после просмотра. Настолько единым выглядит повествование, когда в памяти остаётся сюжет, словно воспоминание о прожитой кем-то жизни.

«Ведь фильм о людях, любящих свою работу и умеющих её делать, делать работу, которая способствует укреплению человеческого, экономического и, я бы даже сказал, оборонного потенциала родной страны. То есть фильм, прежде всего, о Родине. И ещё о страсти: ведь сам Олег Куваев сравнивал свой роман с «Моби Диком» Германа Мелвилла. Под «страстью» здесь подразумевается способность в очень сложных и трудных обстоятельствах продолжать делать то дело, которому посвятил свою жизнь, нужное не только тебе, но и тем, кто тебя окружает. Подразумевается способность в любых обстоятельствах сохранить в себе человека. Мне кажется, в этом и есть главная сила романа, его философия. И нашего фильма, конечно». Итак, небольшая затравка о сюжете картины: на самом что ни на есть крайнем северо-востоке России, в центре оловянных месторождений, герой пытается найти золото – не ради собственного обогащения, а для послевоенного восстановления страны. Илья Чинков (Константин Лавроненко) убежден, что золото на Территории искать нужно, даже когда решают прекратить добычу олова. За один полевой сезон герой должен разведать жёлтый металл. Но для победы нужны люди, которые поверят в золото Территории так же, как верит он сам. Развязка как хеппи-энд повествования останется секретом для большинства зрителей, которые увидят фильм только на премьере. Хотя нескольким поколениям сюжет может показаться знакомым, как и темы, поднятые в романе.

«Люди, в принципе, всегда одинаковые. Очень многое зависит от того, чем живёт вся совокупность людей, народ, цивилизация, – от правильной системы ценностей. Если нам с детства начинают говорить: берите в руки тряпки, мойте машины и зарабатывайте первый свой рубль, и со временем вы станете миллионерами, – тогда у нас складывается определённая система ценностей. Но давайте вспомним героев повести А.П. Гайдара «Тимур и его команда», героев, которые помогали людям, нуждающимся в их помощи. Да, они не зарабатывали первый рубль в надежде стать миллионерами, а отдавали своё время и свой труд другим людям.

Вот это важно. Например, один из героев нашего фильма говорит, что человек из глины – грязи – соткан и уйдёт туда же, но ведь он может попытаться выйти из глины, прожив жизнь настоящую. А нас убеждают, что вопрос лишь в том, как долго ты продержишься на этой поверхности в более или менее цивилизованном виде… Но я верю, что не всё потеряно. А известным людям нужно помнить, что за ними стоит народ и они несут ответственность за свои слова и поступки».

 

Из-за по-новому актуального теперь прочтения романа и прозрения, благодаря знакомству с лентой язык не повернётся назвать фильм ремейком одноимённой экранизации, созданной в далёком восьмидесятом году.

Я сегодня не вижу литературного материала, который рассказывал бы о той территории, на которой мы живем – о нашей Родине, – который вдохновляюще действовал бы на людей, который говорил бы: «Ребята, при любых обстоятельствах, в любой сфере, в любой точке нашего пространства есть возможность жить по-человечески, быть Человеком».

Вновь сошедшиеся человеческая и природная натуры, возможность передать небывалые красоты современными средствами киносъёмки сделали своё дело. Это совершенно новый разговор без времени и дидактики. Когда до всего самого главного доходишь сам, обновляясь на фоне величия исконной природы.