ЗАМЕТКИ ПОЛИТКУРОРТНИКА

Дата: 
26 декабря 2014
Журнал №: 

Текст и фото: Роман Илющенко

Начало осени – бархатный сезон, я встретил, как давно – лет 20 и мечтал, в Крыму. Тем более этот сезон особенный – после многих лет политического недоразумения полуостров вновь вернулся в состав России! Встретил он меня, как и полагается гостеприимному хозяину, прекрасной погодой, лазурным небом, тёплым морем, чистыми пляжами. Конечно, кроме этих приятных сюрпризов, великолепных пейзажей, сочных фруктов и сладкого вина хотелось поближе познакомиться с жителями региона, их жизнью, взглядами.

До особых указаний

САМИ НЕ ЕДУТ И НАС НЕ ПУСКАЮТ

Одно из моих первых впечатлений – малолюдно. Замечаю не только по полупустым пляжам и скучающим официантам прибрежных кафешек, но и по низким ценам на сдаваемое везде и повсюду жильё, на услуги ненавязчивого пляжного сервиса. Номер в «люксе» стоит от 700 рублей, общий массаж – 500 рублей, часовая морская прогулка на катере – 200 рублей, стакан домашнего вина – 50 рублей…

Жители Крыма, особенно приморских курортных городов и посёлков, ориентированные на потоки туристов и отдыхающих, в этом сезоне понесли значительные убытки. В сравнении с прошлым годом, когда в Крыму отдохнуло свыше пяти миллионов человек, в этом – гостями полуострова стало около половины от этого числа. Одним из символов проблемы является феодосийский железнодорожный вокзал. Он расположен в самом центре города, в живописном месте и практически пуст. Напротив расписания маршрутов следования поездов, где только из Москвы сюда ходило до трёх составов в день, преобладает надпись «отменён». Пустует и один из крупнейших на полуострове грузо-пассажирский порт. О его славном трудовом прошлом свидетельствуют пустые пирсы и причалы. Лишь по ночам он оживает, чтобы принять несколько судов с большегрузными фурами, прибывшими из Новороссийска. Причина такого оттока отдыхающих лежит на поверхности: конфронтация с Украиной, жители которой сами сюда не едут – боятся, а россиян не пускают – тоже пугают.

БЕЗ ПЯТИ МИНУТ РОССИЯНЕ

Крым ещё продолжает жить русской весной, воссоединением с Россией! И это заметно не только благодаря уличным граффити и развевающимся повсюду триколорам. В этом сезоне писк моды – футболки с портретами Путина, «вежливыми людьми» и различными вариациями на тему нашего ответа Обаме – на угрозы введения антироссийских санкций. Искренне порадовался, разглядывая на развалах разнообразных расцветок и размеров майки и футболки ультрапатриотического содержания – ведь товаров такого ассортимента мне давно не приходилось видеть на телесах избалованных различными выкрутасами моды москвичей! Подтвердили настроения прошедшие в начале сентября выборы в крымский парламент и местные органы самоуправления, явка на которые побила все рекорды. Поддержку, как нетрудно догадаться, получили пропутинские политические силы!

Хит сезона

Вместе с тем, общаясь с жителями полуострова, понимаешь ту ответственность, которую взяла на себя Россия, решившись на серьёзный шаг. Экономика республики, по дружному признанию крымчан, пришла в полный упадок, и они от нас ждут едва ли не экономического чуда, которое должно произойти в самые сжатые сроки. Это смущает. Россия, конечно, страна неограниченных возможностей, как чуть больше 100 лет назад с завистью отмечал американский журнал «National Geographic», но это не значит, что они также безмерны, да и самим нам до процветания ещё далеко. Деликатно приходилось поправлять новых сограждан, что скоротечных чудес ждать не стоит и проводить параллели с кавказскими республиками, которые давно «висят» на балансе, не торопясь вернуть сторицей вложенные в них многомиллиардные бюджетные средства. Тем более, что Крым хоть и не развивался все «украинские годы». Но не было здесь контртеррористических операций. При этом промышленно-экономическая база, климатические условия, не говоря уже о великолепных возможностях для развития туризма, словно созданы здесь самой природой для новых инвестиций. Но без труда местных жителей, без их участия, активности и вкладов, скорого процветания ждать не стоит. Не часто, но встречались среди красивых, загорелых и в целом смотрящих в будущее с оптимизмом крымчан, люди с испитыми, потерявшими живость глаз лицами. Они, конечно, отрыжка проклятого украинского прошлого, но от мысли, что теперь это наши новые сограждане, на которых рассчитывать в строительстве светлого будущего не приходится, делалось не так весело. Прибавка зарплат и пенсий повысили уровень жизни и покупательную способность, но ненадолго. И если стоимость тарифов ЖКХ здесь показательно низкая, то цены на топливо вполне общероссийские, со всеми вытекающими последствиями. Ясно, что Крыму нужны не дотации, а рабочие места. И они как бы есть. Глядя на растянувшиеся вдоль трасс многокилометровые виноградники, фруктовые сады, требующие ухода и тепла рук, трудно поверить, что в Крыму есть безработные. Но, как это часто бывает в нашей полной парадоксов жизни, они здесь есть. Спешить устраиваться на трудоёмкие и низкооплачиваемые работы, жители полуострова, особенно молодёжь, не спешат. Впрочем, ситуация схожа и со многими другими регионами России, включая Северный Кавказ. Это по-своему говорит, например, о том, что местные жители вполне «обрусели», стали цивилизованнее, по-европейски разборчивее.

УКРАИНСКИЕ ГРАБЛИ

Крым ещё не расстался со своей бывшей митрополией и присутствие Украины чувствуется не только во взглядах и лицах, но и в названиях «вулiц» и пугающих тризубцами номерных знаках машин, в вывесках и рекламе, на дорожных указателях. Оставшееся обилие украинских товаров в магазинах, которое подчас и принадлежат бизнесменам из Киева и Днепропетровска, тоже заметно. Делая в таких торговых точках покупки, невольно сочувствуешь крымчанам – если вдруг Путин включит антиукраинские санкции на «полную катушку», то заполнить прилавки продмагов российскими и крымскими товарами станет очень непросто. Пока самым ходовым российским брендом здесь является кубанская молочка, которая существеннее дороже украинской. И это понятно: завозить фурами молоко через капризную паромную переправу накладно, а других путей транспортировки товаров практически нет.

Безлюдный причал

Больше всего удручает присутствие Украины в телеэфире. Включив спутниковое ТВ, невольно становишься заложником украинского «телебачиння»: из примерно тридцати доступных каналов, семьдесят процентов ведут трансляцию из-за ближнего «незалежного» «бугра». Россия скромно представлена лишь пятёркой главных общественно-политических каналов. Оставшийся эфир поделили страны Закавказья и Казахстана. Эта внеплановая промывка мозгов существенно обостряет информационную войну на «крымском фронте», где до полной победы «сборной России» ещё очень далеко. Сопоставляя наши и украинские телепрограммы, понимаешь, что Украина всерьёз готовится взять реванш и не только в телеэфире. Учитывая, что по всем украинским каналам, включая детские, спортивные и развлекательные, регулярно звучат патриотические призывы защитить Родину, которой угрожает «ворог» – Россия, испытываешь определённый внутренний дискомфорт и тревогу. И от них нельзя избавиться, одев лишь красивую майку с профилем Путина – «самого вежливого из людей!» Нельзя сказать и о разнообразии российских печатных СМИ на крымском рынке. В газетных киосках, например, Феодосии, помимо глянцево-гламурных космополитичных изданий лишь несколько кроссвордно-развлекательных сборников и весьма тусклые по содержанию местные газеты, заполненные программой телепередач и объявлениями купли-продажи. Из более-менее серьёзных изданий предлагается лишь вчерашняя «Комсомолка», да «Российская газета». Не густо для субъекта только что принятого в состав России. Неужели выводы не сделаны, и мы снова наступаем на грабли информационной войны?

ФАКТОР ВЕРЫ

Не способствуют благодушному созерцанию крымского великолепия и многочисленные беженцы из пострадавших от войны районов Украины. Их присутствие заметно везде. И везде их выдают глаза, в которых читается безысходность и тревога. Многие из этих людей поняли то, что нам, возможно, ещё только предстоит понять. Они постоянно «висят» на телефонах, узнавая последние новости с оставленной Родины: кто ещё вернулся домой, какие цены на продукты в Макеевке, Горловке или Краснодоне, перестали ли стрелять? Их судьба сегодня в наших с вами руках. Не знаю, как у кого, а мне понимание этого придаёт силы. Когда видишь реально пострадавших от войны людей, говорящих с тобой на одном языке, то внутренне мобилизуешься, готовясь к лишениям, которые неизбежны! Понимание этого не парализует, а, наоборот, помогает собирать волю и силу в кулак. Проявляется фактор веры.

Памятник Афанасию Никитину на территории Старого города в Феодосии

Интересные впечатления остались от посещения некоторых местных храмов, принадлежащих Украинской Православной Церкви (УПЦ) Московского Патриархата. Непривычно, например, было слышать на службе после возглашения многолетия главе УПЦ митрополиту Онуфрию, ектении – молебные прошения о «властях и воинствах». Не сразу пришло понимание, о ком идёт речь. Священники здесь показались мне более живыми и политизированными, чем в большой России. Проповеди духовенством произносятся с чувством, с толком, с расстановкой, где читаемая за богослужением глава из Евангелия легко интерпретируется на злобу дня, как собственно и должно быть: Христос от этого становится ближе и понятнее прихожанам, среди которых немало тех же беженцев. С амвона, непривычно для меня, открыто звучали обличение нынешних киевских властей, развязавших войну, и призывы к жителям Новороссии защищать свою Родину! К своему удивлению, в церковных лавках храмов Феодосии, Судака и Симферополя мне не удалось увидеть популярных среди верующих материковой России православных газет и журналов: «Крестовский мост», «Радонеж», «Русский Дом», «Православная беседа», «Фома» или «Славянка». Зато в храме Феодосии, например, покупателям предложена «православно-патриотическая газета «Мир», издаваемая в… Днепропетровске. Ответы на многие свои вопросы я получил несколько позже, когда, гуляя по узким улочкам исторического центра Феодосии, спустился к морю. Здесь, у стен итальянской крепости середины XIV века и стоящего рядом, не менее древнего каменного храма во имя Иверской иконы Божией Матери, неожиданно встретил памятник земляку. Афанасий Никитин – тверской купец, отправился во второй половине XV века в далёкую Индию, но по пути претерпел кораблекрушение и ограбление, плен, унижения, голод. Был склоняем под угрозой смерти к смене веры, имени и Родины. Без исповеди, без причастия, долгие годы, скитаясь по разным странам, он лишился практически всего и, наконец, добравшись до турецкой Каффы (Феодосии), где была большая христианская община, первым делом заказал благодарственный молебен о благополучном возвращении на Родину! Отчего-то задумался: не это ли есть пример того главного, что нужно хранить и ценить пуще жизни?