СОРОК ЛЕТ В ЭПОХУ ПЕРЕМЕН

Дата: 
19 мая 2014
Журнал №: 
Рубрика: 

Текст: Александра Турчанинова

С годами славной своей истории группа «А», становится всё более известной. Не только потому, что меньше стало секретов, а потому, что образ тех, кто прошёл их выучку, всегда связан с достоинством офицера, о котором нужно чаще вспоминать. Это оно запомнилось людям тогда, в девяностые. В отличие от ужаса тех дней, который многие забыли сегодня. Но мирные граждане сполна ощутили его снова в Киеве, Мариуполе, Славянске и Одессе. Именно «Альфа», с изяществом опытного гроссмейстера дважды предотвратила гражданскую войну в России. Незадолго до сорокалетия легендарного подразделения появился ещё один насущный повод для откровенного разговора о дне нынешнем. Об Украине и событиях целой эпохи перемен мы побеседовали с самым публичным ветераном группы «А».

 

Президент Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» Сергей Алексеевич Гончаров, знает всё о самой группе и стоял у истоков формирования ветеранского сообщества подразделения. В жёсткой манере талантливого шахматиста он дал оценку событиям не только в соседней Украине.

Но прежде вернёмся во времена перемен, когда сверхсекретное подразделение отказалось воевать с собственными гражданами. Тот 1991 год разделил страну, вывернул наизнанку, вытащив на свет все пороки и грязь. Именно тогда впервые прозвучало имя американца Джина Шарпа, идейного отца «цветных» революций, что с успехом были опробованы в Прибалтике. На первый взгляд, почти всегда события начинались подкупающе трогательно.

Люди создали живую цепь в 600 километров: Таллин – Рига – Вильнюс. Они просто взялись за руки 23 августа 1989 года, и это вошло в историю как «Балтийский путь».

Но после этого, во время штурма Вильнюсской телебашни, погибло 14 человек литовцев и лейтенант подразделения Виктор Шатских, которому было всего 23 года. И даже тогда усилия спецназа были направлены на недопущения кровопролития, но предсказать применение вильнюсских снайперов, провокаторов, расстреливающих безоружных, многие годы спустя тогда мало кто мог.

В дни вильнюсских событий первый и последний президент СССР Михаил Горбачёв открестился от боевой операции. Никто не встретил в аэропорту цинковый гроб, ни один руководитель, ни одного ведомства, рассказывает Гончаров: «Никогда не скрывал своего критического мнения о М.С. Горбачёве из-за его отношения к той операции. Тогда он представил события так, будто наши офицеры полетели в Вильнюс самовольно, без его на то указания».

На многие события того времени сегодня начинаешь смотреть иначе. Все ждали перемен, во многом наивно полагая, что выразятся они в чём-то материальном. Призывали нас к этому более чем эмоционально. Много лет спустя депутат Госдумы от партии «Единая Россия» Евгений Фёдоров будет утверждать, что певец Виктор Цой работал на ЦРУ и надо сказать, что версия эта не такая уж пароноидальная. «Перемен! – требуют наши сердца. Перемен! – требуют наши глаза. В нашем смехе и в наших слезах, и в пульсации вен: «Перемен! Мы ждём перемен!». Вот и дождались!

Сегодня становится с каким-то отрезвлением понятно, есть за что сказать спасибо, тем офицерам, кто не потерял трезвости рассудка. И когда перемены захлестнули всех в состоянии, граничащим с безумием, «Альфа» верно и чётко напоминала о том, что воевать с собственным народом вредно для всех и для власти тоже. Страна пережила и августовский путч, и переворот 1993 года и оба раза историю вершила «Альфа».

Президент Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора "Альфа" С.А. Гончаров

Вот что рассказал Сергей Гончаров:

«Обойти тот факт, что в 1991 году и в 1993 преломление самих исторических событий прошло через наших офицеров, нельзя. В 1991 году, получив приказ на штурм Дома Советов, где находились Борис Николаевич Ельцин и начальник его охраны Александр Коржаков со своей командой. В той ситуации, если бы мы выполнили приказ и пошли бы на штурм, то было бы много жертв и много крови. Это могло стать началом той гражданской войны, которая в России всегда бывает кровавой и всегда с вилами. В той ситуации в 1991 году наши офицеры приняли совершенно адекватное решение. Мы попытались показать, что мы не салдофоны, которые «имеют только одну извилину и то от фуражки», а думающие, просчитывающие ситуации люди. Мимо нас проезжал Ельцин, которого мы могли убить одним выстрелом, но никто не взял на себя смелость отдать приказ о захвате Бориса Николаевича».

Однако в 1993 году те, кто нападали на Ельцина, оказались в Доме Советов, и Ельцин снова отдал приказ «Альфе» и тогда уже вместе с «Вымпелом» – идти на штурм. «Как Вы знаете, к Дому Советов подошли парламентёры от нашей группы, напомнили, кто такие офицеры группы «Альфа», которым приказано взять штурмом Дом Правительства, и предложили за двадцать минут сдаться на волю победителя. Через 20 минут министр безопасности РФ Виктор Баранников, оппонент Бориса Ельцина Руслан Хасбулатов и Сергей Бабурин приняли решение сдаться. Все они остались живы», – вспоминает Гончаров.

И как бы сегодня не пытались очернить «Альфу», но если бы в 1991 году танки проложили коридор по живым людям и взяли Дом Советов, никто не предсказал бы тогда, в какой стране мы оказались бы сегодня. Но всё это время имя Джина Шарпа продолжало вершить на просторах некогда единой страны свою неявную миссию. Рука этого Джина будто бы невольно коснулась Грузии, прошлась оранжевыми революциями по Украине и дотянулась, казалось, до Болотной площади, но не тут-то было. В 2014 году вместе с Россией ответила сама история – Крым не захотел бархатной революции.

"Чёрный октябрь". 1993 г.

Пламя евромайдана погасло довольно быстро, и зачинщики его впервые, не стесняясь, показали свои истинные лица. Свержение законно избранного правительства происходило силовыми методами. Но значит ли это, что тактика Шарпа даёт сбой? Нет, скорее технология революций разных цветов становится слишком известной и в праведность переворотов верят всё меньше.

О возможных причинах событий на майдане Сергей Гончаров: «Наши братья-украинцы получили самую неудачную конфигурацию после распада СССР, сравнивая их даже с азиатскими республиками при их не самом недемократичном режиме. Украина так и не стала государством. Оранжевые революции уже были, а сейчас произошло свержение правительства военным путём. Если же к власти придёт г-н Порошенко, то стоит ждать и следующего майдана. Янукович, хоть я его и ненавижу, как труса и предателя, де-юре пока президент, а Турчинов и Яценюк – люди, назначившие сами себя. Украину ждут ещё очень тяжёлые времена».

Власть на Украине брали вовсе не мальчишки, вышедшие на улицу, как многие думают. По версии ветеранов группы «А» за «Правым сектором» есть бойцы, прошедшие Приднестровье, Абхазию, Грузию, Чечню… Но тем не менее армии, подчиняющейся одному главнокомандующему, на Украине нет: «Всё, что у них есть из техники – это то, что осталось со времён СССР. К тому же «армия» на Украине не однородна. О чём можно говорить, когда люди снимают погоны и идут на баррикады! Сегодня на Украине воюет не армия, а те каратели, которых набрали за деньги и переодели в форму военных. На них и надеются Ярош, Яценюк и Аваков», – считает Сергей Гончаров.

О том, насколько подготовлены современные спецподразделения СБУ Украины, у таких старожилов спецназа как Гончаров есть мнение, основанное на личном опыте: «Когда-то мой подчинённый Пётр Феликсович Загревский был первым руководителем киевской «Альфы». Полагаю, она есть и сейчас при СБУ, но уровень российского спецназа, несомненно, выше».

Как считает не только Гончаров, но и многие другие ветераны «Альфы» – сегодня единственный путь выхода из конфликта – переговоры: «Всего две области, которые готовы к каким-то серьёзным политическим действиям – это Луганская и Донецкая, которые способны объявить автономию. Но если кто-то сейчас думает, что они на 90 % готовы присоединиться к России, то я вас уверяю, это не так. Единственный процесс, который может привести к компромиссу − это переговоры между Юго-Востоком и людьми, захватившими власть в Киеве».

Когда готовился этот материал, в Луганской и Донецкой областях прошёл референдум, который привёл к появлению двух новых автономий. Украина раскололась на Запад и Восток, на тех, кому по душе бородатая Кончитта, победительница Евровидения, самого политизированного песенного конкурса, и тех, кто готов бороться за национальное государство здравыми методами.

Но для силовиков именно силовой сценарий, как ни парадоксально, остаётся тупиковым: «Карательные отряды, нанятые за деньги олигархов, не могут удержать Юго-Восток Украины, особенно если шахтёры встанут в полный рост. Турчинову за деньги американцев важно провести выборы. Уверен, что Россия не вступит войсками на территорию Украины, поскольку все мы понимаем, чем это закончится для мирового сообщества», − комментирует Сергей Гончаров.

Но вернёмся в Прибалтику, с которой всё начиналось. Каждый раз три маленькие страны пытаются болезненно укусить, забывая в эти моменты торжество малого народа над большим, о своей истинной роли «шавок» Госдепа США. «Всё время нахождения в составе СССР прибалтийских республик их так и не смогли ассимилировать в действительность нашей жизни. Помню, приезжаешь к ним, обращаешься по-русски с просьбой показать дорогу, покажут, послав совсем не в ту строну. А вся Европа, которая приняла их к себе и которая против нацизма, теперь молча сглатывает, когда они чествуют легионеров дивизий «Ваффен-СС». Как Западная Украина, так и Прибалтика всегда полнилась русофобскими настроениями», − вспоминает Сергей Гончаров.

Сегодня в литовских застенках томится офицер группы «Альфа» Юрий Мель по делу о штурме вильнюсской телебашни, 79 его товарищей объявлены в международный розыск. Он там, потому что выполнял когда-то приказ командования, там, потому что Литва приравняла его к нацистским преступникам, прощения преступлениям которых нет даже за давностью лет. Он никого не убивал, но у литовцев своя правда. Он лучше всех знает, что его товарищи впервые не могут ему помочь. Гончаров сказал, как отрезал: «Это дело глав государств». И Юрию Мелю это тоже известно. «Фамилия его не склоняется, как и он сам», − прокомментировала в интервью жена ветерана. Да, молодёжь сегодня не знает генерал-лейтенанта Дмитрия Карбышева, человека, который не стал предателем, не сдался немцам, человек, который принял страшную смерть, облитый на морозе водой, он заледенел навеки. И далеко не все знают, кто такой Юрий Мель, которому грозит ампутация ног.

Против нашей страны долгие годы велась война, насаждающая западные ценности, которые должны были подменить наши. Общество потребления, созданное США, и есть то самое оружие XXI века, в котором предателями становятся ради комфорта и возможности потреблять и дальше.

Сергей Гончаров полагает, что в происходящем можно винить только себя. На Западной Украине все эти годы не издавались книги на русском языке, и тем более не говорили на великом и могучем. Но Крым – это наш ответ США. Если когда-то мы как индейцы продались за тряпки, то сегодня, спустя 23 года, Штаты узнали, что ученик давно превзошёл учителя. Крымчане не захотели западных ценностей на своей земле. Завершая разговор, Сергей Алексеевич отметил, что приход Владимира Владимировича Путина дал нам ту новую Россию, которая разительно отличается от ельцинской − пьяной. Произошло это потому, что Путин не идёт на компромиссы.

Рассказывает Сергей Гончаров, президент Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа»: …29 июля 1974 года председатель КГБ Юрий Владимирович Андропов, к которому мы до сих пор относимся с большим уважением, подписал указ о создании специального подразделения, которое тогда называлась группа «А» КГБ СССР. Почему «А»? Просто первая буква нашего алфавита, да и группа тогда была очень маленькая, к тому же сверхсекретная. В те годы о существовании группы и вплоть до 80-го не знали даже наши жёны. Кто-то шёл под легендой Министерства обороны, кто-то официально, как оперативный сотрудник КГБ, кто-то − под каким-то НИИ...»

…Система безопасности КГБ считалась лучшей в мире. Как бы мы не пытались облить грязью коммунистический режим, но отрицать высокий уровень профессионализма сотрудников Комитета не может никто. В те годы произошла трагедия во время Олимпиады в Мюнхене, которая наглядно показала всему миру, что существует такая опасность как терроризм. И почти во всех странах мира, у наших оппонентов, или у главного противника по холодной войне – такие подразделения уже были созданы. Были они и в Штатах, и в Германии, и во Франции. Кроме того, в те времена был серьёзный разгул диссидентства. Эти люди пытались любыми способами пересечь нашу границу, которая в ту пору буквально была на замке, а потому они использовали так называемый воздушный терроризм, в ходе чего гибли ни в чём не повинные граждане. Самой ведущей позицией стала Олимпиада 80-го года…

Есть терроризм «времён застоя» и терроризм 90-х гг. Это совершенно разные вещи. Вообще есть и классические понятия терроризма, но интерпретации очень разные. Книг на эту тему написано много. Классически − это захват и убийство заложников, попытка изменить существующую власть или конституционный строй. Это насилие над обществом. Второе – посеять страх и недоверие к власти. Это та политическая комбинация по смене власти, которая была во времена так называемого застоя. После 90-х годов, в классическом понимании, терроризма не было ни в Советском Союзе, ни в России. Единственный факт терроризма в этом понимании был в Беслане и в Норд-Осте, когда Чечня требовала вывода войск и самостоятельности для своей республики. Всё остальное было завязано на криминалитете, бандитизме и каких-то проблемах, создаваемых высоким уровнем криминала. Потому после 90-х годов в чистом виде терроризма в России не наблюдалось. Сегодня мы имеем бытовой терроризм – взрывы, убийства, киллерство, а потому тогда и сейчас – времена несравнимые. Сегодня политического терроризма на территории России практически не существует.